Новости

Аналитическая справка о практике разрешения споров с участием Управления Федеральной антимонопольной службы по Республике Коми.

Дата: 
23.07.2015

«ОДОБРЕНО»

Постановлением Президиума

Арбитражного суда Республики Коми

от «___» _______ 2014 года №___

 

АНАЛИТИЧЕСКАЯ СПРАВКА

о практике разрешения споров с участием Управления

Федеральной антимонопольной службы по Республике Коми.

 

СОДЕРЖАНИЕ

Раздел I. Введение

Раздел II. Рассмотрение дел, связанных с обжалованием ненормативных правовых актов Управления ФАС

Раздел III. Рассмотрение дел, связанных с обжалованием постановлений Управления ФАС о привлечении к административной ответственности

 

АНАЛИТИЧЕСКАЯ СПРАВКА

о практике разрешения споров с участием Управления

Федеральной антимонопольной службы по Республике Коми.

 

I. Введение.

В соответствии с пунктом 1 Положения о Федеральной антимонопольной службе, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 30 июня 2004 года № 331, Федеральная антимонопольная служба (ФАС России) является уполномоченным федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по принятию нормативных правовых актов и контролю за соблюдением антимонопольного законодательства, законодательства в сфере деятельности субъектов естественных монополий (в части установленных законодательством полномочий антимонопольного органа), рекламы, контролю за осуществлением иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства, а также по контролю в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд и согласованию применения закрытых способов определения поставщиков (подрядчиков, исполнителей) (за исключением полномочий на осуществление функций по контролю (надзору) в сфере государственного оборонного заказа и в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения федеральных нужд, которые не относятся к государственному оборонному заказу и сведения о которых составляют государственную тайну, а также согласованию применения закрытых способов определения поставщиков (подрядчиков, исполнителей) в сфере государственного оборонного заказа).

Федеральная антимонопольная служба осуществляет свою деятельность непосредственно и через свои территориальные органы во взаимодействии с другими федеральными органами исполнительной власти, Центральным банком Российской Федерации, органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, общественными объединениями и иными организациями (пункт 4 Положения о Федеральной антимонопольной службе).

На территории Республики Коми свою деятельность осуществляет Уп-равление Федеральной антимонопольной службы по Республике Коми (далее - Управление ФАС), которое во исполнение возложенных на органы ФАС России задач вправе, в частности, совершать действия, связанные с осуществлением контроля: за соблюдением коммерческими и некоммерческими организациями, федеральными органами исполнительной власти, органами государственной власти субъектов Российской Федерации и органами местного самоуправления антимонопольного законодательства, законодательства о естественных монополиях, законодательства о рекламе (в части установленных законодательством полномочий антимонопольного органа); за соблюдением требований обеспечения доступа на рынки услуг естественных монополий и оказанием услуг субъектами естественных монополий на недискриминационных условиях; за соблюдением установленных законодательством о естественных монополиях требований об обязательности заключения договоров субъектами естественных монополий и др..

В пункте 5.3.6 Положения о Федеральной антимонопольной службе отражено, что ФАС России проводит проверку соблюдения антимонопольного законодательства коммерческими организациями, некоммерческими организациями, федеральными органами исполнительной власти, органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, иными осуществляющими функции указанных органов органами или организациями, а также государственными внебюджетными фондами и физическими лицами, получает от них необходимые документы и информацию, объяснения в письменной или устной форме, обращается в установленном законодательством Российской Федерации порядке в органы, осуществляющие оперативно-разыскную деятельность, с просьбой о проведении оперативно-разыскных мероприятий.

В силу пункта 5.3.7 названного выше Положения ФАС России также осуществляет в случаях и порядке, установленных законодательством Российской Федерации, плановые и внеплановые проверки соблюдения заказчиком, контрактными службами, контрактными управляющими, комиссиями по осуществлению закупок и их членами, уполномоченными органами, уполномоченными учреждениями, специализированными организациями, операторами электронных площадок законодательства Российской Федерации и иных нормативных правовых актов о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд.

Наличие у территориальных органов ФАС России указанных выше и других полномочий, перечисленных в Положении о Федеральной антимонопольной службе, не могло не сказаться на судебной практике Арбитражного суда Республики Коми.

В течение 2013 года и 5 (пяти) месяцев 2014 года судьями V судебного состава административной коллегии Арбитражного суда Республики Коми было рассмотрено более 70 дел по спорам, связанным с применением норм Федеральных законов: «О защите конкуренции», «О рекламе», «О естественных монополиях», «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» и др., участником которых (дел) являлось Управление ФАС.

Из указанного выше количества дел за период с 01 января 2013 года до 31 мая 2014 года Арбитражным судом Республики Коми было рассмотрено 44 дела, связанных с обжалованием в порядке главы 24 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (сокращенно – АПК РФ) ненормативных правовых актов, принятых Управлением ФАС, а также 27 дел, возбужденных по заявлениям об оспаривании постановлений о привлечении субъектов предпринимательской деятельности к административной ответственности.

Настоящая Аналитическая справка составлена во исполнение пункта 2.5 Плана работы Арбитражного суда Республики Коми на I полугодие 2014 года и пункта 2.1 Плана работы V судебного состава административной коллегии арбитражного суда на I полугодие 2014 года.

В целях достижения единства судебно-арбитражной практики в Аналитической справке проанализированы наиболее интересные дела, рассмотренные судьями V судебного состава административной коллегии арбитражного суда Республики Коми, судебные акты по которым вступили в законную силу после 01 января 2013 года.

Проанализированные дела объединены в два раздела: а) «Рассмотрение дел, связанных с обжалованием ненормативных правовых актов Управления ФАС» (Раздел II); б) «Рассмотрение дел, связанных с обжалованием постановлений Управления ФАС о привлечении к административной ответственности» (Раздел III).

В настоящей Аналитической справке отражена правовая позиция арбитражного суда по конкретным спорам, в том числе - с учетом мнения вышестоящих судебных инстанций, а ссылки на положения нормативных правовых актов приводятся автором с учетом той редакции, которая действовала в период рассматриваемых правоотношений, для чего в тексте справки имеются ссылки на конкретные даты совершения тех или иных действий.

 

II. Рассмотрение дел, связанных с обжалованием ненормативных правовых актов Управления ФАС.

2.1. Если управляющая организация в течение одного года с момента её избрания общим собранием собственников помещений не заключила договоры управления со всеми собственниками помещений, но фактически исполняет обязанности по управлению многоквартирным домом, непроведение органом муниципального образования открытого конкурса по выбору другой управляющей организации не является нарушением части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции.

 

(Дело № А29-10901/2012)

Управление жилищно-коммунального хозяйства администрации муниципального образования (далее - Управление ЖКХ) обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным решения Управления ФАС, согласно которому оно признано нарушившим часть 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции в части бездействия в виде непроведения открытого конкурса по выбору управляющей организации по управлению многоквартирным домом в период, превышающий один год со дня принятия решения о выборе способа управления многоквартирным домом.

Суд первой инстанции установил следующее.

29 декабря 2010 года собственники помещений в многоквартирном доме в качестве способа управления домом выбрали управление управляющей организацией. В качестве управляющей организации выбрано конкретное Общество с ограниченной ответственностью, что отражено в протоколе от 29 декабря 2010 года общего собрания собственников помещений в многоквартирном доме. В течение одного года со дня проведения указанного собрания собственники помещений не реализовали свое решение о способе управления многоквартирным домом, поскольку договоры управления не были заключены управляющей компанией с каждым собственником помещений в этом доме. Во избежание навязывания другой управляющей компании некоторые собственники обратились в Управление ФАС с жалобой.

Рассмотрев жалобу, Управление ФАС признало, что по истечении одного года со дня проведении общего собрания собственников помещений Управление ЖКХ должно было провести конкурс по отбору управляющей организации для обслуживания жилого дома. По мнению Управления ФАС, непроведение конкурса по отбору управляющей организации привело к созданию для первой управляющей организации преимущественных условий для осуществления деятельности, и, следовательно, к ограничению конкуренции, что является нарушением части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции.

Суд первой инстанции признал данное решение правомерным.

Суд апелляционной инстанции, отменяя судебный акт, учитывал нижеследующее.

Согласно статье 44 и части 1 статьи 162 Жилищного кодекса Российской Федерации (сокращенно - ЖК РФ) органом управления многоквартирным домом является общее собрание собственников помещений в многоквартирном доме, к компетенции которого, в частности, относится выбор способа управления многоквартирным домом и выбор управляющей организации.

Решение о выборе способа управления принимается большинством голосов присутствующих на общем собрании домовладельцев или их представителей и оформляется протоколом (статья 46 ЖК РФ).

В силу пункта 7 статьи 4 Закона о защите конкуренции конкуренция - соперничество хозяйствующих субъектов, при котором самостоятельными действиями каждого из них исключается или ограничивается возможность каждого из них в одностороннем порядке воздействовать на общие условия обращения товаров на соответствующем товарном рынке.

В соответствии с частью 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции федеральным органам исполнительной власти, органам государственной власти субъектов Российской Федерации, органам местного самоуправления, иным осуществляющим функции указанных органов органам или организациям, организациям, участвующим в предоставлении государственных или муниципальных услуг, а также государственным внебюджетным фондам, Центральному банку Российской Федерации запрещается принимать акты и (или) осуществлять действия (бездействие), которые приводят или могут привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренции, за исключением предусмотренных федеральными законами случаев принятия актов и (или) осуществления таких действий (бездействия).

Таким образом, закрепленный данной нормой запрет распространяется на акты и действия органов власти в сфере публично-правовых отношений в целях предупреждения их негативного вмешательства в конкурентную среду посредством использования административных инструментов.

В данном случае управляющая организация заключила договоры с частью собственников помещений и приступила к исполнению договорных обязательств по управлению домом, а именно: заключила договоры энергоснабжения, теплоснабжения, на отпуск питьевой воды, прием сточных вод, загрязняющих веществ, а решение общего собрания об избрании управляющей организации никто из собственников жилых помещений в порядке, установленном частью 6 статьи 46 ЖК РФ не оспаривал. Поэтому суд апелляционной инстанции, со ссылкой на часть 1 статьи 14 ЖК РФ, отметил, что в компетенцию Управления ЖКХ как структурного подразделения администрации муниципального образования не входит проверка сведений, содержащихся в протоколах общих собраний собственников в многоквартирных домах, а Управление ФАС не выяснило, каким образом могут быть гарантированы права лиц, подписавших договор управления в рамках принятого на собрании обязательного для всех собственников решения о выборе управляющей компании, в случае проведения Управлением ЖКХ конкурса по выбору новой управляющей организации.

При таких фактических обстоятельствах Управление ФАС не доказало, что непроведении открытого конкурса по выбору новой управляющей организации по управлению многоквартирным домом в период, превышающий один год со дня принятия решения о выборе способа управления многоквартирным домом, могло привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренции.

Суд кассационной инстанции оставил в силе постановление суда апелляционной инстанции.

 

2.2. При заключении договора аренды муниципального имущества на срок, превышающий срок, установленный в документации об аукционе, Администрация муниципального образования может быть признана лицом, нарушившим требования части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции.

(Дело № А29-1055/2013)

Администрация муниципального образования выступила организатором аукциона, предметом которого явилось право заключения договора аренды в отношении муниципального имущества, а именно: нежилых помещений площадью 697,3 кв.м., расположенных по определенному адресу.

Согласно аукционной документации срок подлежащего заключению договора аренды составляет 01 год. Извещение о проведении аукциона опубликовано в районной газете и размещено в сети Интернет на официальном сайте Республики Коми для размещения информации о размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг.

Победителем состоявшегося аукциона признан Предприниматель, что отражено в протоколе аукциона от 25 ноября 2010 года, с которым Администрацией муниципального образования был заключен договор аренды муниципального имущества от 16 декабря 2010 года. При этом, вопреки содержанию извещения о проведении аукциона, пункту 2.2 документации об аукционе и проекту договора в составе документации об аукционе, в которых срок действия договора определен продолжительностью в 01 год, фактически названный договор заключен на период с 16 декабря 2010 года по 16 декабря 2015 года, то есть сроком на 05 лет.

В июле 2012 года в Управление ФАС поступило обращение Следственного отдела Следственного комитета Российской Федерации об организации проверки законности заключения договора аренды сроком на 05 лет.

Управление ФАС, рассмотрев материалы возбужденного им дела о нарушении антимонопольного законодательства, приняло решение о признании Администрации нарушившей часть 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции (в редакции, действовавшей до 06 января 2012 года), в части действий по заключению договора аренды муниципального имущества на срок, превышающий срок, установленный в документации об аукционе, а также выдало предписание о прекращении выявленного нарушения путем принятия мер по возврату муниципального недвижимого имущества.

Администрация и Предприниматель не согласились с таким решением и предписанием и обратились в арбитражный суд.

Отклоняя заявленные требования, арбитражный суд признал правомерными выводы антимонопольного органа, учитывая следующее.

В части 1 статьи 3 Закона о защите конкуренции указано, что названный Закон распространяется на отношения, которые связаны с защитой конкуренции, в том числе с предупреждением и пресечением монополистической деятельности и недобросовестной конкуренции, и в которых участвуют российские юридические лица и иностранные юридические лица, федеральные органы исполнительной власти, органы государственной власти субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправления, иные осуществляющие функции указанных органов органы или организации, а также государственные внебюджетные фонды, Центральный банк Российской Федерации, физические лица, в том числе индивидуальные предприниматели.

В соответствии с частью 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции (в редакции, действовавшей на момент совершения спорных действий) Федеральным органам исполнительной власти, органам государственной власти субъектов Российской Федерации, органам местного самоуправления, иным осуществляющим функции указанных органов органам или организациям, а также государственным внебюджетным фондам, Центральному банку Российской Федерации запрещается принимать акты и (или) осуществлять действия (бездействие), которые приводят или могут привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренции, за исключением предусмотренных федеральными законами случаев принятия актов и (или) осуществления таких действий (бездействия).

Признаки ограничения конкуренции приведены в пункте 17 статьи 4 Закона о защите конкуренции, к числу которых, помимо прямо поименованных, относятся любые иные обстоятельства, создающие возможность для хозяйствующего субъекта или нескольких хозяйствующих субъектов в одностороннем порядке воздействовать на общие условия обращения товара на товарном рынке.

Пунктом 98 Правил проведения конкурсов или аукционов на право заключения договоров аренды, договоров безвозмездного пользования, договоров доверительного управления имуществом, иных договоров, предусматривающих переход прав в отношении государственного или муниципального имущества, утвержденных приказом Федеральной антимонопольной службы от 10 февраля 2010 года № 67, предусмотрено, что договор заключается на условиях, указанных в поданной участником конкурса, с которым заключается договор, заявке на участие в конкурсе и в конкурсной документации.

Согласно пункту 1 статьи 422 ГК РФ договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами, действующими в момент его заключения.

С учетом приведенных правовых норм, суд признал, что Управление ФАС правомерно вменило Администрации нарушение части 1 статьи 15 Закона защите конкуренции, выразившееся в заключении договора аренды муниципального имущества на срок 05 лет, тогда как документация об аукционе на право заключения такого договора содержала условие о том, что данный договор подлежит заключению на 01 год.

Выводы арбитражного суда были поддержаны судами апелляционной и кассационной инстанций.

 

2.3. Поставка Подрядчиком оборудования, прямо не предусмотрен-ного извещением о запросе котировок, относится к гражданско-право-вым отношениям по исполнению контракта и непосредственно не влияет на конкуренцию, в связи с чем такие действия не могут быть признаны нарушающими часть 1 статьи 14 Закона о защите конкуренции.

(Дело № А29-9122/2011)

Муниципальный заказчик, – муниципальное учреждение (далее - Заказчик), на официальном сайте в сети Интернет разместил извещение о проведении запроса котировок на выполнение работ по монтажу оборудования, необходимого для обеспечения пожарной безопасности здания.

В приложении 2 (Техническое задание) к запросу котировок установлен перечень оборудования, подлежащего поставке и установке. В Техническом задании было отмечено, что используемые материалы и оборудование должны быть новыми, не бывшими в употреблении, а в случае использования приборов, материалов, являющихся эквивалентом запрашиваемым, функциональные и качественные характеристики должны превосходить или быть равными требуемым.

Общество, как участник, предложение которого о цене контракта содержало лучшие условия, заключило муниципальный контракт на выполнение работ по монтажу и установке оборудования в зданиях Заказчика.

Согласно акту о приемке выполненных работ и акту о приемке технических средств сигнализации в эксплуатацию от 10 декабря 2010 года Общество поставило и осуществило монтаж оборудования, установив при этом один из приборов другого производителя, не поименованного в Техническом задании.

Получив информацию от другого участника запроса котировок о том, что Общество смонтировало оборудование, отличное от оборудования, запрашиваемого Техническим заданием, полагая, что данное оборудование не является эквивалентным и имеет иные функциональные характеристики, Управление ФАС своим решением признало Общество нарушившим требования части 1 статьи 14 Закона о защите конкуренции.

Рассмотрев заявление Общества, суд первой инстанции не согласился с выводами антимонопольного органа.

Согласно части 1 статьи 14 Закона о защите конкуренции не допускается недобросовестная конкуренция, в том числе распространение ложных, неточных или искаженных сведений, которые могут причинить убытки хозяйствующему субъекту либо нанести ущерб его деловой репутации; введение в заблуждение в отношении характера, способа и места производства, потребительских свойств, качества и количества товара или в отношении его производителей; некорректное сравнение хозяйствующим субъектом производимых или реализуемых им товаров с товарами, производимыми или реализуемыми другими хозяйствующими субъектами; продажа, обмен или иное введение в оборот товара, если при этом незаконно использовались результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации юридического лица, средства индивидуализации продукции, работ, услуг; незаконное получение, использование, разглашение информации, составляющей коммерческую, служебную или иную охраняемую законом тайну.

К актам недобросовестной конкуренции, запрещенным указанной нормой, помимо перечисленных в ней, могут быть отнесены не предусмотренные частью 2 статьи 14 и иными нормами названного Закона действия, оказывающие негативное влияние на конкуренцию, конкурента, его товары, результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации путем нерыночного и иного информационного, нечестного, незаконного воздействия.

Под недобросовестной конкуренцией имеются в виду любые действия хозяйствующих субъектов (группы лиц), которые направлены на получение преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности, противоречат законодательству Российской Федерации, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости и причинили или могут причинить убытки другим хозяйствующим субъектам - конкурентам либо нанесли или могут нанести вред их деловой репутации (пункт 9 статьи 4 Закона о защите конкуренции).

Таким образом, по смыслу части 1 статьи 14 Закона о защите конкуренции при отсутствии доказательств совершения действий, прямо не предусмотренных названной нормой, квалификация деяния в качестве недобросовестной конкуренции возможна лишь при наличии всех ее признаков, сформулированных в пункте 9 статьи 4 Закона о защите конкуренции.

Однако, арбитражный суд учел, что: а) по условиям муниципального контракта Заказчик имел право осуществлять надзор за ходом работ, подписывать акты на выполненные работы, проверять соответствие используемых подрядчиком материалов, оборудования, строительных конструкций условиям контракта, проектной документации и пр.; б) работы по монтажу оборудования Обществом были выполнены и Заказчиком приняты, оборудование функционирует в установленном режиме; в) установка оборудования, отличного от указанного в запросе котировок, произведена с ведома и согласия Закакзчика, и после согласования вопроса о вынужденной замене с должностными лицами Главного управления МЧС России по Республике Коми.

При таких обстоятельствах суд признал, что отношения сторон по исполнению условий контракта не относятся к действиям, совершаемым в ходе проведения запроса котировок, не влияют на состояние конкуренции на рынке определенного товара, а поставка Подрядчиком оборудования, прямо не предусмотренного извещением о запросе котировок, относится к гражданско-правовым отношениям по исполнению контракта, в связи с чем такие действия не могут быть признаны нарушающими часть 1 статьи 14 Закона о защите конкуренции.

Судами апелляционной и кассационной инстанций решение суда оставлено без изменения.

 

2.4. Взимание платы за въезд автотранспорта на перрон (платформу) железнодорожного вокзала, связанный с получением груза, доставляемого Открытым акционерным обществам «Российские железные дороги» по договору перевозки, является нарушением части 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции.

(Дело № А29-7200/2012)

Открытое акционерное общество «Российские железные дороги» в лице его филиала (далее - ОАО «РЖД») обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными решения Управления ФАС от 29 июня 2012 года, которым ОАО «РЖД» признано нарушившим часть 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции в связи с необоснованным взиманием платы за въезд автомобильного транспорта на перрон железнодорожной станции города, связанный с выдачей грузов.

Решением суда в удовлетворении заявленных требований отказано.

Как следует из материалов дела, Общество, осуществляющее поставку пластиковых окон из города Кирова в город Усинск, заключило с другим Обществом договор о возмещении транспортных затрат от 01 июня 2010 года, согласно которому стороны выполняют работы по транспортировке груза в арендуемых вагонах от станции Киров до станций Усинск, Воркута и др..

С учетом условий заключенных договоров Общество оплачивает транспортировку грузобагажа железнодорожным транспортом на основании договора с другим Обществом, у которого был заключен договор об организации перевозки грузобагажа с филиалом ОАО «РЖД».

Плата за въезд на перрон автомобильного транспорта утверждена приказами филиала ОАО «РЖД», в связи с чем Общество дополнительно оплачивает ОАО «РЖД» въезд автомобильного транспорта на перрон (платформу) станции, несмотря на то, что данный въезд связан именно с выдачей груза, принадлежащего Обществу.

Между тем, в соответствии с частью 1 статьи 8 Федерального закона от 10 января 2003 года № 17-ФЗ «О железнодорожном транспорте в Российской Федерации» (далее - Закон № 17-ФЗ) тарифы, сборы и плата, связанные с выполнением в местах общего пользования работ (услуг), относящихся к сфере естественной монополии, устанавливаются в соответствии с Федеральным законом «О естественных монополиях» и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

В силу части 2 статьи 8 Закона № 17-ФЗ тарифы, сборы и плата на железнодорожном транспорте, не регулируемые в соответствии с пунктом 1 настоящей статьи, устанавливаются на договорной основе и контролируются государством в соответствии с законодательством о конкуренции и об ограничении монополистической деятельности на товарных рынках.

Постановлением Федеральной энергетической комиссии Российской Федерации от 17 июня 2003 года № 47-т/5 утвержден Прейскурант № 10-01 «Тарифы на перевозку грузов и услуги инфраструктуры, выполняемые российскими железными дорогами» (далее - Тарифное руководство), который определяет тарифы: на перевозки грузов, выполняемые ОАО «РЖД» по инфраструктуре железнодорожного транспорта общего пользования, принадлежащей ОАО «РЖД»; на услуги по использованию инфраструктуры ОАО «РЖД».

Согласно пункту 1.6 Тарифного руководства тарифы на перевозки грузов и услуги инфраструктуры, выполняемые российскими железными дорогами, включают: плату за пробег отгруженных и порожних вагонов, локомотивов и другого передвижного оборудования на железнодорожном ходу общего парка, а также собственных (арендованных) вагонов с локомотивом ОАО «РЖД»; плату за пользование инфраструктурой ОАО «РЖД» при пробеге поездных формирований, состоящих из собственных (арендованных) локомотивов и вагонов; плату за пользование инфраструктурой ОАО «РЖД» при пробеге своим ходом отдельных собственных (арендованных) локомотивов; плату за пробег груженых и порожних вагонов, локомотивов и другого передвижного оборудования на железнодорожном ходу общего парка с собственным (арендованным) локомотивом; другие платы и сборы на перевозки грузов и услуги инфраструктуры, выполняемые ОАО «РЖД», обозначенные в настоящем Тарифном руководстве.

На основании пункта 1.16 Тарифного руководства в тарифы, указанные в настоящем Тарифном руководстве, по начально-конечным операциям, входят такие виды работ и услуг, как прием к отправлению (включая проверку правильности погрузки и крепления грузов на открытом подвижном составе) и выдача грузов, а также оформление перевозочных документов железнодорожной станцией.

Приказом МАП России от 27 июня 2000 года № 477 утвержден Примерный перечень работ и услуг, которые выполняются железными дорогами по просьбам грузоотправителей, грузополучателей, цены на которые не указаны в Тарифном руководстве. Пунктом 31 названного Перечня к таким услугам отнесен въезд (выезд) на места общего пользования железнодорожных станций автомобильного подвижного состава, если это не связано с приемом и выдачей грузов.

Следовательно, установление платы за въезд автотранспорта на перрон (платформу) как место общего пользования железнодорожных станций возможно только тогда, когда это не связано с приемом и выдачей грузов.

Согласно части 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции запрещаются действия (бездействие) занимающего доминирующее положение хозяйствующего субъекта, результатом которых являются или могут являться недопущение, ограничение, устранение конкуренции и (или) ущемление интересов других лиц.

Таким образом, Управление ФАС, принимая во внимание, что ОАО «РЖД» занимает доминирующее положение на товарном рынке услуг в транспортном терминале - железнодорожной станции города Усинск, обоснованно признало ОАО «РЖД» нарушившим часть 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции в связи с необоснованным взиманием платы за въезд автомобильного транспорта на перрон железнодорожной станции города, связанный с выдачей грузов.

Решение суда оставлено в силе судами апелляционной и кассационной инстанций, а в передаче дела в Президиум ВАС РФ отказано.

 

2.5. Обязанность определения долей хозяйствующих субъектов на товарном рынке, «вертикальное» соглашение между которыми признается антиконкурентным, лежит на антимонопольном органе, который должен предпринять надлежащие и достаточные меры в целях полного исследования товарного рынка.

(Дело № А29-4292/2013)

Решением Управления УФАС предприниматели (Продавец и Покупатель) были признаны нарушившими пункт 1 части 2 и пункт 3 части 4 статьи 11 Закона о защите конкуренции. Один из предпринимателей обратился в арбитражный суд с заявлением об обжаловании указанного решения.

Решением суда в удовлетворении заявленных требований было отказано, с чем суд апелляционной инстанции не согласился, учитывая следующее.

В адрес Управления ФАС от предпринимателя, - Покупателя по договору, поступило заявление о нарушении Продавцом антимонопольного законодательства при заключении договора поставки от 27 января 2012 года.

Управлением ФАС оба предпринимателя были признаны нарушившими часть 2 статьи 11 Закона о защите конкуренции в части заключения запрещенного «вертикального» соглашения, которое привело или могло привести к установлению цены перепродажи товара для покупателя, что прямо запрещено Законом о защите конкуренции.

Как установлено Управлением ФАС, в пункте 3.2.5 договора поставки, закреплено, что Покупатель обязуется товар, приобретенный у Продавца для последующей реализации, продавать по ценам не ниже указанных в приложении № 1 к договору и добросовестно представлять интересы Продавца (дистрибьютора) в рамках договора. В приложении № 1 перечислены наименования продукции торговой марки Эстель Professional, в частности, стойкая крем-краска для волос, по каждой позиции товара установлена минимальная розничная цена в магазине и минимальная цена для покупателей.

В соответствии с пунктом 1 части 2 статьи 11 Закона о защите конкуренции запрещаются «вертикальные» соглашения между хозяйствующими субъектами (за исключением «вертикальных» соглашений, которые признаются допустимыми в соответствии со статьей 12 настоящего Федерального закона), если такие соглашения приводят или могут привести к установлению цены перепродажи товара, за исключением случая, если продавец устанавливает для покупателя максимальную цену перепродажи товара.

В силу пункта 3 части 4 статьи 11 Закона о защите конкуренции запрещаются иные соглашения между хозяйствующими субъектами (за исключением «вертикальных» соглашений, которые признаются допустимыми в соответствии со статьей 12 настоящего Федерального закона), если установлено, что такие соглашения приводят или могут привести к ограничению конкуренции. К таким соглашениям могут быть отнесены, в частности, соглашения о создании другим хозяйствующим субъектам препятствий доступу на товарный рынок или выходу из товарного рынка.

На основании части 2 статьи 12 Закона о защите конкуренции допускаются «вертикальные» соглашения между хозяйствующими субъектами (за исключением «вертикальных» соглашений между финансовыми организациями), доля каждого из которых на любом товарном рынке не превышает двадцать процентов.

Таким образом, исходя из буквального толкования приведенных выше правовых норм, юридически значимым является определение долей хозяйствующих субъектов, «вертикальное» соглашение между которыми признано антиконкурентным, на товарном рынке.

Состав хозяйствующих субъектов, осуществляющих деятельность на товарном рынке по реализации стойкой крем-краски, определен в разделе IV Аналитического отчета на основании информации, имеющейся в Управлении ФАС, в количестве 13 хозяйствующих субъектов.

По расчетам Управления ФАС, доля одного предпринимателю на товарном рынке определена в размере 8,08%, а доля второго предпринимателя - 26,49%.

Между тем, в своих пояснениях, данных до принятия обжалуемого решения предприниматель ссылалась на наличие иных хозяйствующих субъектов, осуществляющих розничную продажу стойкой крем-краски для волос на территории города, а в возражениях, представленных в суд первой инстанции, заявитель отмечала, что антимонопольным органом не проведено исследование в отношении более 18 хозяйствующих субъектов, в том числе отдельных магазинов, а также более 120 салонов красоты, реализующих стойкую крем-краску.

Территориальный орган Федеральной службы государственной статистики сообщил антимонопольному органу о наличии 9 юридических лиц и 37 индивидуальных предпринимателей, зарегистрированных на территории города и заявивших при государственной регистрации в качестве основного вид деятельности «розничная торговля косметическими и парфюмерными товарами», а также - 95 юридических лиц и 132 индивидуальных предпринимателей, заявивших данный вид деятельности в качестве одного из дополнительных. Учитывая данные обстоятельства, апелляционая инстанция признала, что Управление ФАС не предприняло надлежащих и достаточных мер в целях полного исследования товарного рынка, в частности, состава хозяйствующих субъектов, действующих на рынке, в связи с чем удовлетворила заявленные требования.

В кассационном прорядке постановление Второго арбитражного апелляционного суда антимонопольным органом не было обжаловано.

 

2.6. В силу части 6 статьи 16 Федерального закона № 94-ФЗ разъяснение уполномоченного органа конкурсной документации по запросу потенциального участника размещения заказа, размещенное на официальном сайте в сети «Интернет», следует рассматривать как информацию о размещении заказа, в связи с чем участник размещения заказа, подавший заявку с учетом указанных разъяснений, с которым должен заключаться контракт, не вправе уклоняться от его заключения.

(Дело № А29-3777/2012)

Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным решения Управления ФАС о включении сведений о нем в реестр недобросовестных поставщиков, которое судом оставлено без удовлетворения. При этом суд исходил из следующего.

31 октября 2011 года на официальном сайте в сети «Интернет» размещено извещение о проведении открытого аукциона в электронной форме на право заключения государственного контракта на поставку технологического оборудования для пищеблоков образовательных учреждений Республики Коми в количестве 1 145 штук по 18 наименованиям товаров (далее - открытый аукцион). Технические характеристики поставляемого товара утверждены в разделе 3 документации об аукционе.

В соответствии с протоколом подведения итогов открытого аукциона от 24 ноября 2011 года по результатам рассмотрения вторых частей заявок заявка Общества признана соответствующей требованиям, установленным документацией об открытом аукционе, Общество соответствует требованиям Федерального закона от 21 июля 2005 года № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» (далее - Федеральный закон № 94-ФЗ), открытый аукцион признан несостоявшимся на основании части 11 статьи 41.11 Федерального закона № 94-ФЗ.

Заказчик 29 ноября 2011 года направил оператору электронной площадки проект контракта без подписи. В течение часа оператор электронной площадки направил проект контракта Обществу, которым проект был получен в этот же день. Регламентированный срок подписания контракта – 12 декабря 2011 года. Общество 05 декабря 2011 года направило оператору электронной площадки протокол разногласий, в котором просило заменить ряд позиций оборудования в связи с приостановкой производства.

Заказчик вновь (08 декабря 2011 года) направил оператору электронной площадки проект контракта без подписи. В установленный срок подписанный контракт оператору электронной площадки от Общества не поступил, в связи с чем 13 декабря 2011 года оператор электронной площадки направил уведомление об уклонении Общества от заключения государственного контракта. Управление ФАС, рассмотрев соответствующее заявление Заказчика, приняла решение о внесении сведений об Обществе в реестр недобросовестных поставщиков.

Обжалуя решение Управления ФАС, Общество сослалось на то, что его заявка подлежала отклонению, поскольку она не соответствовала конкретным показателям, указанным в документации об аукционе, а именно: в подпункте 1 предложения указан рабочий диапазон температуры духовки 65-270 °C, тогда как в подпункте 1 части 3 документации об аукционе - 65-2700 C; установленный аварийный терморегулятор предохраняет шкаф от перегрева 300 °C, а в подпункте 1 части 3 документации об аукционе указано 3000 C.

Согласно пункту 4 части 1 статьи 12 Федерального закона № 94-ФЗ при рассмотрении заявок на участие в конкурсе или заявок на участие в аукционе участник размещения заказа не допускается конкурсной или аукционной комиссией к участию в конкурсе или аукционе в случае несоответствия заявки на участие в конкурсе или заявки на участие в аукционе требованиям конкурсной документации либо документации об аукционе.

Однако, суд не признал обоснованными доводы Общества, поскольку в соответствии с положениями части 6 статьи 16, частей 1, 2 статьи 24 Федерального закона № 94-ФЗ Уполномоченный орган на запрос одного из потенциальных участников аукциона о разъяснении технического задания аукционной документации 11 ноября 2011 года разъяснил, что по характеристикам товара, представленного в техническом задании, возможна поставка следующего товара: электроплита, 6 конфорок, ЭП-6ЖШ-К-2/1.

Данное разъяснение в этот же день в установленном порядке размещено на официальном сайте в сети «Интернет», было общедоступно для всех потенциальных участников и в силу части 6 статьи 16 Федерального закона № 94-ФЗ указанное разъяснение хозяйствующим субъектам следовало рассматривать как информацию о размещении заказа. Поскольку в своей заявке Общество указало именно ту электроплиту, поставка которой была необходима для заказчика (с учетом разъяснений уполномоченного органа), то есть указало о поставке оборудования с рабочим диапазоном температуры духовки 65-270 °C и с аварийным терморегулятором для предохранения шкафа от перегрева 300 °C, у аукционной комиссии отсутствовали основания для отказа Обществу в допуске к участию в аукционе и признании его заявки не соответствующей требованиям документации.

При таких обстоятельствах Общество обоснованно было допущено к участию в аукционе, в связи с чем у него возникла обязанность заключить государственный контракт по результатам такого аукциона. В связи с тем, что Общество не направило Заказчику в установленный срок подписанный им государственный контракт, Управление ФАС, руководствуясь частью 8 статьи 19 Федерального закона № 94-ФЗ, обязано было осуществить проверку факта уклонения участника размещения заказа от заключения контракта и осуществить размещение сведений, предусмотренных частью 3 статьи 19 названного Федерального закона, в реестре недобросовестных поставщиков в течение трех рабочих дней со дня подтверждения указанного факта.

Решение арбитражного суда оставлено без изменения судами апелляционной и кассационной инстанций, определением ВАС РФ отказано в передаче данного дела в Президиум ВАС РФ.

 

2.7. Учредительный договор исключен из числа учредительных документов обществ с ограниченной ответственностью с 01 июля 2009 года на основании Федерального закона от 30 декабря 2008 года № 312-ФЗ, поэтому представление участником размещения заказа заявки, не содержащей изменений, отраженных до этой даты (до 01 июля 2009 года) в выписке из Единого реестра юридических лиц в отношении учредительных документов, является основанием для признания такой заявки не соответствующей требованиям документации об аукционе.

(Дело № А29-5132/2013)

22 апреля 2013 года Бюджетное учреждение утвердило документацию об открытом аукционе в электронной форме на право заключения договора на выполнение комплекса работ.

Согласно условиям документации об открытом аукционе в реестре участников размещения заказа, получивших аккредитацию на электронной площадке, в отношении каждого участника размещения заказа должны содержаться документы и сведения, в том числе копии учредительных документов участника размещения заказа; заявка на участие в аукционе признается не соответствующий требованиям, установленным документацией об аукционе, в частности, в случае отсутствия копии учредительных документов участника размещения заказа.

Протоколом подведения итогов аукциона заявка Общества признана не соответствующей требованиям документации об аукционе, поскольку в нарушение пункта 5 части 2 статьи 41.4 Федерального закона № 94-ФЗ на дату окончания срока подачи заявок в представленном Обществом Уставе отсутствовали изменения, внесенные 04 сентября 2008 года.

Общество обратилось с жалобой на действия аукционной комиссии в Управление ФАС, ссылаясь на то, что в Устав Общества не вносилось никаких изменений.

По результатам рассмотрения дела Управление ФАС приняло решение, которым признало жалобу Общества обоснованной, а действия аукционной комиссии в части отклонения второй части заявки Общества - противоречащими пункту 1 части 6, части 7 статьи 41.11 Федерального закона № 94-ФЗ и выдало предписание об устранении выявленных нарушений.

Бюджетное учреждение не согласилось с решением и предписанием антимонопольного органа и обратилось в арбитражный суд.

Суд первой инстанции, оценив представленные доказательства, удовлетворил заявленные требования. При этом суд учел следующее.

В силу части 1 статьи 41.4 Федерального закона № 94-ФЗ оператор электронной площадки осуществляет ведение реестра участников размещения заказа, получивших аккредитацию на электронной площадке.

Перечень документов, содержащихся в реестре участников размещения заказа, которые рассматриваются в составе второй части заявки, установлен в пунктах 1, 3 - 5, 7 и 8 части 2 статьи 41.4 Федерального закона № 94-ФЗ.

В пункте 5 части 2 статьи 41.4 Федерального закона № 94-ФЗ предусмотрено, что в реестре, помимо прочего, должны содержаться копии учредительных документов участника размещения заказа (для юридических лиц).

В качестве учредительного документа Общество представило Устав, утвержденный решением общего собрания учредителей 10 ноября 2006 года.

Между тем, согласно записи Единого государственного реестра юридических лиц (по состоянию на 14 марта 2013 года) после утверждения Устава в учредительные документы Общества на основании заявления 04 сентября 2008 года были внесены и зарегистрированы изменения. Однако, учредительные документы, представленные Обществом в составе заявки, таких изменений не содержали.

Доводы Управления ФАС о том, что Общество не обязано представлять эти документы, поскольку изменения были внесены не в Устав, а в учредительный договор, который не является учредительным документом, отклонены судом, поскольку согласно части 1 статьи 11 Федерального закона от 08 февраля 1998 года № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» в редакции, действовавшей в 2008 году, учредители общества заключают учредительный договор и утверждают устав общества; учредительный договор и устав являются учредительными документами общества.

Изменения, внесенные в учредительные документы Общества, подлежат государственной регистрации в установленном законом порядке.

Суд учел, что учредительный договор исключен из числа учредительных документов обществ с ограниченной ответственностью только с 01 июля 2009 года на основании Федерального закона от 30 декабря 2008 года № 312-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации».

Таким образом, на момент рассмотрения второй части заявки у аукционной комиссии отсутствовали основания полагать, что изменения, зарегистрированные 04 сентября 2008 года, не связаны с внесением изменений в Устав и что, соответственно, представленная редакция Устава является действующей.

Поскольку право запрашивать дополнительные документы, в том числе своевременно не представленные участником размещения заказа, у аукционной комиссии отсутствует, суд пришел к выводу, что в данном случае заявка Общества не соответствовала требованиям документации об аукционе, ввиду чего действия аукционной комиссии были правормерными. Решение и предписание Управления ФАС были признаны судом недействительными.

Второй арбитражный апелляционный суд и Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа не нашли оснований для отмены решения суда первой инстанции.

 

2.8. Если Общество отрицает факт распространения им рекламы, признаваемой ненадлежащей в силу части 1 статьи 28 Закона о рекламе (за исключением товарного или коммерческого кредита), антимонопольный орган должен принять меры по установлению рекламодателя и рекламоизготовителя и предоставить иные доказательства, неопровержимо подтверждающие, что именно данная организация является ответственной за распространение ненадлежащей рекламы.

(Дело № А29-231/2012)

Решением Управления ФАС Общество признано рекламораспространителем, ответственным за распространение 24 января 2011 года в городе Сыктывкаре ненадлежащей рекламы следующего содержания: «ХОРОШИЕ ЦЕНЫ ЧИСТАЯ СОВЕСТЬ обувь в кредит Respekt пересеч. ул. Катаева, Старовского НАУТИЛУС ул. Бабушкина, 31 calipso пересеч. ул. Советская, Орджоникидзе», размещенной на рекламной конструкции, принадлежащей заявителю, ненадлежащей и нарушающей требования части 7 статьи 5 и части 1 статьи 28 Федерального закона от 13 марта 2006 года № 38-ФЗ «О рекламе» (далее - Закон о рекламе).

Общество отрицает факт размещения им спорной рекламы, утверждая, что антимонопольный орган не установил ни рекламодателя, ни рекламоизготовителя, тогда как Управление ФАС считает, что Общество как собственник не осуществило надлежащий контроль за информацией, размещаемой на принадлежащей ему рекламной конструкции, не проявило предусмотрительности, необходимых для предотвращения вменяемого ему правонарушения. При этом, по мнению Управления ФАС, не имеет значения то, что им не были установлены рекламодатель и рекламопроизводитель, поскольку это не влияет на привлечение к ответственности рекламораспространителя, вина которого установлена.

Общество обжаловало действия Управления ФАС в арбитражный суд, который удовлетворил требования в части признания Общества рекламораспространителем, ответственным за распространение спорной ненадлежащей рекламы, учитывая нижеследующее.

В соответствии пунктами 1, 4 статьи 3 Закона о рекламе под «рекламой» понимается информация, распространенная любым способом, в любой форме и с использованием любых средств, адресованная неопределенному кругу лиц и направленная на привлечение внимания к объекту рекламирования, формирование или поддержание интереса к нему и его продвижение на рынке, а «ненадлежащей рекламой» признается реклама, не соответствующая требованиям законодательства Российской Федерации.

В силу части 1 статьи 28 Закона о рекламе реклама банковских, страховых и иных финансовых услуг должна содержать наименование или имя лица, оказывающего эти услуги (для юридического лица - наименование, для индивидуального предпринимателя - фамилию, имя, отчество).

На основании части 4 статьи 38 Закона о рекламе нарушение рекламодателями, рекламопроизводителями, рекламораспространителями законодательства Российской Федерации о рекламе влечет за собой ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации об административных правонарушениях.

Ответственность за нарушение требований, установленных частями 2 - 8 статьи 5, статьями 6 - 9, частями 4 - 6 статьи 10, статьей 12, частями 1, 3, 5 статьи 21, частями 1 и 3 статьи 23, статьями 24 и 25, частями 1 и 6 статьи 26, частями 1 и 5 статьи 27, статьями 28 - 30 Закона о рекламе, несет рекламодатель (см. часть 6 статьи 38 Закона о рекламе).

Рекламораспространитель несет ответственность за нарушение требований, установленных пунктом 3 части 4, частями 9, 10, 10.1 и 10.2 статьи 5, статьями 7 - 9, 12, 14 - 18, частями 2 - 6 статьи 20, частями 2 - 4 статьи 21, частями 2 - 4 статьи 23, частями 7, 8 и 11 статьи 24, частями 1 - 5 статьи 26, частями 2 и 5 статьи 27, частями 1, 4, 7, 8 и 11 статьи 28, частями 1, 3, 4, 6 и 8 статьи 29 Закона о рекламе (часть 7 статьи 38 Закона о рекламе).

Рекламодатель - изготовитель или продавец товара либо иное определившее объект рекламирования и (или) содержание рекламы лицо, а рекламопроизводитель - лицо, осуществляющее полностью или частично приведение информации в готовую для распространения в виде рекламы форму (пункты 7, 5 статьи 3 Закона о рекламе).

В данном случае суд установил, что: представленные в материалах дела фотокопии рекламы оригинальны, не были как-либо обработаны, не подвергались монтажу в графической программе; результаты назначенной судом и проведенной компьютерной экспертизы, согласно которой атрибуты файлов возможно изменить без оставления каких-либо следов модификации; доказательства, в том числе договор с рекламодателем, рекламопроизводителем, заявка, наряд-задание, однозначно и неопровержимо свидетельствующие о том, что Общество является рекламораспространителем, ответственным за распространение 24 января 2011 года спорной ненадлежащей рекламы, в материалах дела отсутствуют, а само Общество данный факт отрицает.

Следовательно, в рассматриваемой ситуации фактические обстоятельства размещения ненадлежащей рекламы на принадлежащей Обществу конструкции Управление ФАС не установило, как и не подтвердило причастность Общества к изготовлению, размещению и распространению этой рекламы, поэтому решение антимонопольного органа в оспариваемой части не могло быть признано законным и обоснованным.

Более того, суд отметил, что Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в постановлении от 08 октября 2012 года № 58 разъяснил, что положения статьи 28 Закона о рекламе не могут применяться к отношениям, связанным с предоставлением товарного и (или) коммерческого кредита, в связи с чем также не доказан факт размещения именно ненадлежащей рекламы.

Вышестоящими судебными инстанциями решение суда первой инстан-ции оставлено без изменения.

 

2.9. Включение Подрядчика в реестр недобросовестных поставщиков на основании части 2 статьи 19, части 8 статьи 19.2 Федерального закона № 94-ФЗ может быть произведено Управлением ФАС, если достоверно установлен факт расторжения государственного или муниципального контракта в связи с односторонним отказом Заказчика от его исполнения и имеются доказательства вины Подрядчика в невыполнении взятых на себя обязательств.

(Дело № А29-10039/2013)

Администрация муниципального образования (далее - Администрация) обратилась в суд с заявлением об обжаловании решения Управления ФАС, которым ей было отказано включить в реестр недобросовестных поставщиков сведения о подрядчике, - индивидуальном предпринимателе.

При этом Администрация указывает на следующие обстоятельства.

В августе 2013 года на официальном сайте в сети Интернет размещено извещение о проведении открытого аукциона в электронной форме (далее – открытый аукцион) на право заключения муниципального контракта на выполнение работ по благоустройству площади Юбилейной. Заказчиком размещения заказа выступала Администрация. В соответствии с протоколом подведения итогов открытого аукциона победителем признан индивидуальный предприниматель, с которым был заключен муниципальный контракт от 30 сентября 2013 года.

Согласно условиям контракта предприниматель (Подрядчик) обязан выполнить подрядные работы в течение 7 календарных дней с момента заключения контракта, то есть до 07 октября 2013 года. Однако, в установленный срок условия муниципального контракты не были исполнены, в связи с чем 09 октября 2013 года Администрацией принято решение о расторжении контракта в связи с односторонним отказом Заказчика от исполнения указанного контракта. Уведомление о расторжении контракта было получено предпринимателем 10 октября 2013 года. На извещение от 09 октября 2013 года предприниматель направил Заказчику требование об отмене решения об одностороннем расторжении контракта в связи с выполнением работ.

Администрация же, создав комиссию для обследования спорного объекта, установила, что работы по состоянию на 21 октября 2013 года Подрядчиком не были завершены. Данное обстоятельство явилось основанием для обращения Администрации в Управление ФАС с заявлением о включении предпринимателя в реестр недобросовестных поставщиков.

Рассмотрев обращение Заказчика, антимонопольный орган вынес решение, в силу которого сведения о Подрядчике не подлежали включению в реестр недобросовестных поставщиков. Действия Управления ФАС арбитражный суд признал правомерными.

Частью 2 статьи 19 Федерального закона № 94-ФЗ установлено, что в реестр недобросовестных поставщиков включаются, в том числе сведения о поставщиках (исполнителях, подрядчиках), с которыми в связи с существенным нарушением ими условий контрактов они расторгнуты по решению суда или в порядке, установленном статьей 19.2 настоящего Федерального закона.

Согласно части 4 статьи 19.2 Федерального закона № 94-ФЗ решение заказчика об одностороннем отказе от исполнения контракта в течение одного рабочего дня, следующего за датой принятия этого решения, размещается на официальном сайте и направляется поставщику (подрядчику) по почте заказным письмом с уведомлением о вручении по адресу поставщика (подрядчика), указанному в контракте, а также телеграммой, либо посредством факсимильной связи, либо по адресу электронной почты, либо с использованием иных средств связи и доставки, обеспечивающих фиксирование данного уведомления и получение заказчиком подтверждения о его вручении поставщику (подрядчику). Выполнение заказчиком требований настоящей части считается надлежащим уведомлением поставщика (подрядчика) об одностороннем отказе от исполнения контракта. Датой такого надлежащего уведомления признается дата получения заказчиком подтверждения о вручении поставщику (подрядчику) данного уведомления или дата получения заказчиком информации об отсутствии поставщика (подрядчика) по его адресу, указанному в контракте. При невозможности получения подтверждения или информации датой такого надлежащего уведомления признается дата по истечении тридцати дней с даты размещения на официальном сайте решения заказчика об одностороннем отказе от исполнения контракта.

Решение заказчика об одностороннем отказе от исполнения контракта вступает в силу и контракт считается расторгнутым через десять дней с даты надлежащего уведомления заказчиком поставщика (подрядчика) об одностороннем отказе от исполнения контракта (часть 5 статьи 19.2).

Между тем, частью 6 статьи 19.2 Федерального закона № 94-ФЗ установлено, что заказчик обязан отменить не вступившее в силу решение об одностороннем отказе от исполнения контракта, если в течение 10-дневного срока с даты надлежащего уведомления поставщика (подрядчика) о принятом решении об одностороннем отказе от исполнения контракта устранено нарушение условий контракта, послужившее основанием для принятия указанного решения, а также заказчику компенсированы затраты на проведение экспертизы в соответствии с частью 2 настоящей статьи.

При этом в силу части 8 статьи 19.2 Федерального закона № 94-ФЗ сведения о поставщике (исполнителе, подрядчике), с которым контракт был расторгнут в связи с односторонним отказом заказчика от исполнения контракта, включаются в установленном настоящим Федеральным законом порядке в реестр недобросовестных поставщиков.

Таким образом, суд, принимая во внимание буквальное толкование перечисленных норм статьи 19.2 Федерального закона № 94-ФЗ, пришел к выводу, что включение предпринимателя в реестр недобросовестных поставщиков на основании части 2 статьи 19, части 8 статьи 19.2 Федерального закона № 94-ФЗ могло быть произведено Управлением ФАС в том случае, когда будет достоверно установлен факт расторжения контракта от 30 сентября 2013 года в связи с односторонним отказом Заказчика от его исполнения.

В данном же случае, когда между сторонами муниципального контракта от 30 сентября 2013 года возник спор о том, были ли выполнены работы в течение 10-дневного срока с даты уведомления Подрядчика о решении, принятом Администрацией об одностороннем отказе от исполнения контракта, Управление ФАС правомерно отметило в обжалуемом решении, что надлежащие доказательства вины и прямого умысла предпринимателя, направленные на невыполнение взятых на себя обязательств, отсутствуют.

При этом арбитражный суд отметил, что согласно справке Центра по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды от 21 марта 2014 года среднесуточная температура воздуха и наличие атмосферных осадков (снег, морось, дождь) не позволяли предпринимателю надлежащим образом выполнять работы по контракту до 07 октября 2013 года.

Таким образом, обжалуемое решение было вынесено обоснованно, в связи с чем требования Администрации не могли быть удовлетворены.

Решение суда сторонами не обжаловалось и вступило в законную силу.

 

III. Рассмотрение дел, связанных с обжалованием постановлений Управления ФАС о привлечении к административной ответственности.

3.1. При исчислении размера штрафа по статье 14.31 КоАП РФ географические границы товарного рынка в отношении услуги по осуществлению технологического присоединения к электросетям должны определяться с учетом границ месторасположения энергопринимающих устройств и объекта электросетевого хозяйства, доступного конкретному потребителю в рамках технологического присоединения.

(Дело № А29-3181/2012)

Решением арбитражного суда Обществу было отказано в удовлетворении требований о признании незаконным и об отмене постановления Управления ФАС о привлечении к административной ответственности по статье 14.31 КоАП РФ в виде штрафа в размере 51 703 195 руб. 61 коп..

Суд апелляционной инстанции, рассмотрев жалобу Общества, изменил частично решение суда и признал незаконным постановление Управления ФАС в части назначения штрафа в размере, превышающем 100 000 рублей.

Суд кассационной инстанции признал выводы апелляционной инстанции правомерными, учитывая следующее.

Общество является сетевой организацией, оказывающей услуги по передаче электрической энергии с использованием объектов электросетевого хозяйства, в том числе услуги по технологическому присоединению энергопринимающих устройств физических лиц к электрическим сетям.

В июле 2010 года гражданка обратилась к Обществу с заявкой на технологическое присоединение к электросетям Общества жилого дома, расположенного по определенному адресу, мощностью 15 кВт, из которой следует, что причиной обращения послужило присоединение впервые вводимых в эксплуатацию энергопринимающих устройств.

Общество и гражданка 02 сентября 2010 года заключили договор об осуществлении технологического присоединения к объектам электросетевого хозяйства Общества, согласно которому Общество обязалось оказать гражданке услуги по осуществлению технологического присоединения энергопринимающих устройств к объектам электросетевого хозяйства Общества, находящимся в зоне обслуживания одного из его Филиалов. По условиям договора срок осуществления мероприятий по технологическому присоединению составлял шесть месяцев с момента вступления договора в силу; договор вступал в силу с даты поступления подписанного гражданкой экземпляра договора в сетевую организацию.

Из материалов дела следует, что Общество в силу пункта 1.3 договора и пункта 16 Правил технологического присоединения энергопринимающих устройств потребителей электрической энергии, объектов по производству электрической энергии, а также объектов электросетевого хозяйства, принад-лежащих сетевым организациям и иным лицам, к электрическим сетям должно было завершить мероприятия по технологическому присоединению в срок не позднее 05 апреля 2011 года, тогда как до 07 октября 2011 года указанные мероприятия не были исполнены.

Указанные обстоятельства явились основанием для признания Общества лицом, злоупотребляющим доминирующим положением и нарушающим часть 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции, а также - для привлечения его к административной ответственности по статье 14.31 КоАП РФ с назначением административного наказания в виде административного штрафа в размере 51 703 195 руб. 61 коп.. При этом штраф был исчислен исходя из одной сотой размера суммы выручки данного Общества от реализации услуг по передаче электрической энергии, включая технологическое присоединение, на всей территории Республики Коми.

Однако, согласно пункту 4.7 Порядка проведения анализа состояния конкуренции на товарном рынке, утвержденного приказом Федеральной антимонопольной службы России от 28 апреля 2010 года № 220, определение географических границ товарного рынка основывается на экономической возможности покупателя приобрести товар на территории Российской Федерации или ее части и отсутствии этой возможности за ее пределами. В сфере услуг субъектов естественных монополий географические границы товарных рынков определяются с учетом особенностей предоставления этих услуг, в частности: наличия и расположения технологической инфраструктуры (сетей); возможностей покупателей по доступу к инфраструктуре и ее использованию (подключению к сетям).

В рассматриваемой ситуации гражданка как потребитель обладала возможностью приобретения услуги (технологическое присоединение) в пределах распределительной сети филиала Общества (то есть через комплектную трансформаторную подстанцию № 67 – КТП № 67).

Таким образом, в данном случае границы товарного рынка по предоставлению гражданке конкретной услуги (технологическое присоединение к электросетям), в результате неисполнения которой допущено правонарушение, должны определяться границами месторасположения энергопринимаю-щих устройств и объекта электросетевого хозяйства, доступного потребителю в рамках технологического присоединения.

В связи с этим суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что размер штрафа необходимо определять исходя из размера выручки от оказания услуг по передаче электрической энергии по КТП № 67 за 2010 год, который составил 16 186 руб. 51 коп., и принял за основу начисления штрафа нижний предел санкции статьи 14.31 КоАП РФ (100 000 рублей).

 

3.2. Невыполнение требования антимонопольного органа, направленного на основании части 1 статьи 25 Закона о защите конкуренции, о предоставлении первичных документов по причине его нецелесообразности или неисполнимости ввиду значительного объема запрашиваемой информации, является основанием для привлечения к административной ответственности по части 5 статьи 19.8 КоАП РФ, если организация не докажет, что ею были предприняты все зависящие от неё меры по исполнению такого требования.

(Дело № А29-7220/2012)

В июле 2011 года Управление ФАС возбудило дело о нарушении антимонопольного законодательства в отношении Общества, занимающего доминирующее положение на товарном рынке услуг по реализации электрической энергии на территории Республики Коми, и признало его нарушившим часть 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции.

Управление ФАС уведомило Общество о составлении протокола об административном правонарушении по статье 14.31 КоАП РФ и на основании статьи 25 Закона о защите конкуренции просило представить надлежащим образом заверенные документы и письменную информацию, в том числе данные о размере выручки от реализации Обществом услуги по реализации (продаже) электрической энергии на территории Республики Коми за 2010 год, с приложением копий первичных документов, подтверждающих размер суммы выручки.

Однако, часть документов, истребованных Управлением ФАС, Общество не предоставило ни в установленный срок, ни на дату составления протокола об административном правонарушении, то есть не представило копии первичных документов, подтверждающих размер выручки от реализации Обществом элект-рической энергии на территории Республики Коми за 2010 год.

По факту непредставления этих документов антимонопольным органом был составлен протокол об административном правонарушении по части 5 статьи 19.8 КоАП РФ и вынесено постановление, согласно которому Общество привлечено к административной ответственности по части 5 статьи 19.8 КоАП РФ с наложением административного штрафа в размере 300 000 рублей.

По мнению Общества, объем копий первичных материалов и документов, истребованных Управлением ФАС, является значительным, а требование об их предоставлении - фактически неисполнимым в тот срок, который установил антимонопольный орган, так как филиалы Общества расположены на территории Республики Коми, то есть на значительном удалении от административного органа.

Кроме того, по утверждению заявителя, необходимости в сборе и предостав-лении первичных документов о выручке не имелось, поскольку размер выручки от реализации Обществом электрической энергии подтверждался другими документами, предоставленными в распоряжение Управления ФАС.

Однако, данные доводы Общества судом не были признаны обоснованными.

Частью 1 статьи 25 Закона о защите конкуренции предусмотрено, что коммерческие организации и некоммерческие организации (их должностные лица), федеральные органы исполнительной власти (их должностные лица), органы государственной власти субъектов Российской Федерации (их должностные лица), органы местного самоуправления (их должностные лица), иные осуществляющие функции указанных органов органы или организации (их должностные лица), а также государственные внебюджетные фонды (их должностные лица), физические лица, в том числе индивидуальные предприниматели, обязаны представлять в антимонопольный орган (его должностным лицам) по его мотивированному требованию в установленный срок необходимые антимонопольному органу в соответствии с возложенными на него полномочиями документы, объяснения, информацию соответственно в письменной и устной форме (в том числе информацию, составляющую коммерческую, служебную, иную охраняемую законом тайну), включая акты, договоры, справки, деловую корреспонденцию, иные документы и материалы, выполненные в форме цифровой записи или в форме записи на электронных носителях. Следовательно, названной нормой Закона о защите конкуренции прямо предусмотрена обязанность по предоставлению документов, объяснений и информации (в письменной или устной форме) по требованию антимонопольного органа.

В соответствии с частью 5 статьи 19.8 КоАП РФ (в редакции, действовавшей в момент совершения правонарушения) неисполнение обязанности по предоставлению документов, объяснений и информации (в письменной или устной форме) по требованию антимонопольного органа влечет наложение административного штрафа на юридических лиц в размере от трехсот тысяч до пятисот тысяч рублей.

В рассматриваемой ситуации суд учел, что Общество не предприняло всех зависящих от него мер по исполнению возложенной на него публичной обязанности, в том числе не заявило ходатайство о продлении срока предоставления документов, истребованных антимонопольным органом, не направило в адрес Управления ФАС (до истечения установленного срока предоставления документов) запросов о разъяснении порядка исполнения его требования (письма) в связи с необходимостью предоставления значительного объема документов.

Наличие уважительных причин непредставления истребуемого, доказательств отсутствия у Общества сведений, например, по причине изъятия, в ходе рассмотрения административного дела также не было установлено.

Рассмотрев заявление Общества, арбитражный суд признал, что нарушение Общества в данном случае состоит в том, что, направляя задолго до истечения установленного срока документы и информацию по всем остальным пунктам письма, Общество заявитель заведомо полагало (либо самостоятельно решило), что нет необходимости в исполнении письма в части представления копий первичных документов, подтверждающих размер суммы выручки, так как эти доходы Общества могут быть подтверждены другим, менее затратным для него, способом, не убедив в этом должностных лиц Управления ФАС и не приняв предварительно мер по согласованию с должностными лицами ответчика отмены письма в части истребования копий первичных документов, подтверждающих размер суммы выручки.

Вместе с тем, арбитражный суд в данном случае уменьшил размер наложенного административного наказания до 50 000 рублей штрафа, исходя правовой позиции Конституционного суда Российской Федерации, изложенной в постановлении от 25 февраля 2014 года № 4-П, а также с учетом вступившего в силу Федерального закона от 02 декабря 2013 года № 343-ФЗ «О внесении изменения в статью 19.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» и части 2 статьи 1.7 КоАП РФ.

 

3.3. Рассмотрение заявлений членов комиссии по размещению заказов для государственных или муниципальных нужд о признании незаконным и об отмене постановлений антимонопольного органа о привлечении их к административной ответственности по статье 7.30 КоАП РФ неподведомственно арбитражному суду.

(Дело № А29-8455/2013)

Должностное лицо, член единой комиссии по размещению заказов для муниципальных нужд Финансового управления Администрации муниципального района обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным и отмене постановления Управления ФАС о назначении административного наказания по делу об административном правонарушении, которым должностное лицо признано виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 7.30 КоАП РФ, и ему было назначено наказание в виде штрафа в размере 30 000 рублей.

Суд первой инстанции пришел к выводу о неподведомственности спора арбитражному суду, поскольку оспариваемое постановление вынесено в отношении должностного лица. На основании пункта 1 части 1 статьи 150 АПК РФ производство по делу было прекращено.

Суд апелляционной инстанции, оставляя без изменения определение суда, исходил из нижеследующего.

Согласно статье 4 Федерального конституционного закона от 28 апреля 1995 года № 1-ФКЗ «Об арбитражных судах в Российской Федерации» арбитражные суды осуществляют правосудие путем разрешения экономичес-ких споров и рассмотрения иных дел, отнесенных к их компетенции Конс-титуцией Российской Федерации, данным Федеральным конституционным законом, Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации и принимаемыми в соответствии с ними другими федеральными законами.

Согласно части 1 статьи 27 АПК РФ арбитражному суду подведомственны дела по экономическим спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности.

Нормами АПК РФ устанавлено, что арбитражные суды рассматривают в порядке административного судопроизводства возникающие из административных и иных публичных правоотношений экономические споры и иные дела, связанные с осуществлением организациями и гражданами предпринимательской и иной экономической деятельности, в частности, дела об административных правонарушениях, если федеральным законом их рассмотрение отнесено к компетенции арбитражного суда (пункт 3 части 1 статьи 29 АПК РФ).

Часть 3 статьи 30.1 КоАП РФ предусматривает, что постановление по делу об административном правонарушении, совершенном юридическим лицом или лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, обжалуется в арбитражный суд в соответствии с арбитражным процессуальным законодательством.

Согласно части 2 статьи 207 АПК РФ производство по делам об оспаривании решений административных органов возбуждается на основании заявлений юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, привлечен-ных к административной ответственности в связи с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, об оспаривании решений административных органов о привлечении к административной ответственности.

В данном же случае к административной ответственности привлечен член единой комиссии по размещению заказов для муниципальных нужд как должностное лицо. Таким образом, стороной разбирательства в рассматриваемой ситуации является физическое лицо, не имеющее статуса индивидуального предпринимателя, а спор не связан с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, ввиду чего возникший между сторонами спор не может быть разрешен арбитражным судом по существу.

Кроме того, суд апелляционной инстанции отметил следующее.

В соответствии с пунктом 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 04 ноября 1950 года каждый при определении его гражданских прав и обязанностей или при рассмотрении любого уголовного обвинения, предъявляемого ему, имеет право на суд, созданный на основании закона.

В силу части 1 статьи 47 Конституции Российской Федерации никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.

Согласно правовой позиции, выраженной в пункте 2 мотивировочной части постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 21 января 2010 года № 1-П, данное конституционное право - право на законный суд - является необходимой составляющей закрепленного статьей 46 (часть 1) Конституции Российской Федерации права на судебную защиту и одновременно - гарантией независимости и беспристрастности суда. Этим конституционным предписаниям корреспондируют положения международных договоров Российской Федерации, прежде всего Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 04 ноября 1950 года, обязывающие государства обеспечивать каждому защиту его прав путем справедливого разбирательства дела независимым, беспристрастным и созданным на основании закона компетентным, то есть обладающим соответствующими полномочиями по рассмотрению конкретного дела в силу установленных законом правил подведомственности и подсудности, судом.

При таких обстоятельствах апелляционная инстанция признала, что прекращение судом первой инстанции производства по делу свидетельствует о соблюдении конституционного права заявителя на законный суд.

3.4. Если, исходя из условий договора на оказание рекламных услуг рекламодатель (Заказчик) имел возможность контролировать процесс изготовления и размещения рекламы, но такой контроль не осуществлял и (или) принял оказанные Исполнителем по договору рекламные услуги без претензий к качеству и их объему, то рекламодатель может нести ответственность по части 1 статьи 14.3 КоАП РФ.

(Дело № А29-4129/2013)

Учреждение здравоохранения обратилось в арбитражный суд с заявлением об обжаловании постановления Управления ФАС, которым оно привлечено к административной ответственности по части 1 статьи 14.3 КоАП РФ в виде административного штрафа в размере 100 000 рублей.

Арбитражным судом в удовлетворении требований заявителя было отказано, так как суд учел следующие обстоятельства.

Учреждение здравоохранения (Заказчик) и Общество (Исполнитель) заключили договор на оказание рекламных услуг, по условиям которого Заказчик поручает, а Исполнитель принимает на себя обязательства по изготовлению рекламного макета и его размещению в еженедельном издании городской газеты (пункт 1.1). Характеристика заказа: периодичность, срок, и цена рекламных услуг определяется в приложении к договору, которое является его неотъемлемой частью (пункт 1.2).

При осуществлении государственного надзора за соблюдением законодательства Российской Федерации о рекламе Управление ФАС установило, что реклама о медицинских услугах, размещенная на последней полосе газеты от 05 октября 2012 года, не соответствующей требованиям части 7, пункта 2 части 11, части 12 статьи 24 Федерального закона от 13 марта 2006 года № 38-ФЗ «О рекламе» (далее - Закон о рекламе).

Так, предусмотренное частью 7 статьи 24 Закона о рекламе при рекламе лекарственных препаратов, медицинских услуг предупреждение о наличии противопоказаний к их применению и использованию, необходимости ознакомления с инструкцией по применению или получения консультации специалистов занимает 2,84% общей рекламной площади вместо установленных 5%. Предусмотренное частью 12 статьи 24 Закона о рекламе предупреждение о возможности вредных последствий для здоровья женщины в результате искусственного прерывания беременности занимает 3,89% общей рекламной площади, тогда должно быть не менее 10% рекламной площади. Реклама медицинских услуг по искусственному прерыванию беременности (аборту) не соответствует требованиям части 12 статьи 24 Закона о рекламе, поскольку не сопровождается предупреждением о возможности бесплодия в результате искусственного прерывания беременности.

Рекламопроизводителем и рекламораспространителем рассматриваемой рекламы является Общество (Исполнитель), а рекламодателем является Учреждение здравоохранения.

По мнению Управления ФАС, Учреждение здравоохранения, на которого, как на рекламодателя, в силу части 6 статьи 38 Закона о рекламе возложена ответственность за нарушение требований, установленных частью 7, пунктом 2 части 11, частью 12 статьи 24 названного закона, не предприняло достаточных мер для недопущения нарушения рекламного законодательства, уклонившись от обязанности по контролю за содержанием рекламы. Факт нарушения Учреждением здравоохранения требований части 7, пункта 2 части 11, части 12 статьи 24 Закона о рекламе подтвержден решением антимонопольного органа от 10 апреля 2013 года, протоколом об административном правонарушении от 13 мая 2013 года. Доказательства того, что указанное решение Управления ФАС в установленном законодательством порядке признано недействительным отсутствуют.

Доводы Учреждения здравоохранения об отсутствии оснований для привлечения его к административной ответственности были отклонены.

Согласно части 1 статьи 1.5 КоАП РФ лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина.

В силу части 2 статьи 2.1 КоАП РФ юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых настоящим Кодексом или законами субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.

Однако, доказательств, свидетельствующих о том, что Учреждение здравоохранения приняло все зависящие от него меры по недопущению совершения правонарушения, суду не было предоставлено.

Доводы Учреждения здравоохранения о том, что оно не могло повлиять на содержание рекламы; реклама выпущена в несогласованном с заявителем виде; поскольку рекламопроизводитель в данном случае одновременно является и рекламораспространителем, конечным продуктом договора на оказание рекламных услуг является не изготовленная, а уже распространенная реклама; приостановить публикацию рекламы можно только до подписания номера в тираж; отзыв тиража законодательством не предусмотрен, были отклонены судом, поскольку пунктом 3.1.6 договора предусмотрено, что Исполнитель обязан знакомить Заказчика по его требованию с ходом работы по изготовлению и размещению рекламного макета. Следовательно, Заказчик имел возможность контролировать процесс изготовления и размещения рекламы. При этом суд учел, что в договоре не определено лицо, ответственное за содержание рекламы, что свидетельствует о том, что стороны в равной степени несут ответственность за ее содержание. Кроме того, из материалов дела следует, что оказанные по договору рекламные услуги были приняты Заказчиком без претензий к качеству и объему оказанных услуг.

Вышеизложенное свидетельствует о наличии в действиях Учреждения здравоохранения состава административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью 1 статьи 14.3 КоАП РФ.

 

3.5. Рекламопроизводитель и рекламораспространитель не могут привлекаться к административной ответственности по части 1 статьи 14.3 КоАП РФ, если докажут, что заказ на рекламное сообщение не содержал ни одного из видов предупреждений, предусмотренных частью 7 статьи 24 Закона о рекламе, изменения ими в содержание рекламных сообщений не вносились и (или) рекламный материал был размещен с учетом требований рекламодателя.

(Дело № А29-3560/2013)

Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением об оспаривании постановления Управления ФАС о назначении административного наказания, предусмотренного частью 1 статьи 14.3 КоАП РФ, которым применена мера ответственности в виде штрафа в размере 100 000 рублей.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, в порядке статьи 51 АПК РФ была привлечена Редакция газеты «Новый Север» (далее - Редакция).

Требования заявителя были удовлетворены судом в связи с отсутствием доказательств вины Общества в совершении вменяемого ему административного правонарушения.

Антимонопольный орган обратился с апелляционной жалобой во Второй арбитражный апелляционный суд, который не согласился с выводами суда, учитывая следующее.

В ходе осуществления надзора за соблюдением законодательства Российской Федерации о рекламе Управлением ФАС выявлено распространение на последних полосах газеты «Новый Север» от 26 сентября 2012 года и от 10 октября 2012 года рекламных сообщений о приеме врача-окулиста в салоне Общества с признаками нарушения части 7 статьи 24 Закона о рекламе.

По данному факту в отношении Общества как рекламодателя и Редакции как рекламопроизводителя и рекламораспространителя возбуждено делопо признакам нарушения требований части 7 статьи 24 Закона о рекламе.

Поскольку услуга «прием окулиста» относится к медицинским услугам, реклама такой услуги должна распространяться с соблюдением требований вышеуказанной нормы Закона о рекламе. Однако, размещенные в газете «Новый Север» рекламные сообщения не содержали ни одного из предусмотренных частью 7 статьи 24 Закона о рекламе предупреждений, наличие которых является обязательным при рекламировании такого вида услуг.

Решением Управления ФАС от 01 апреля 2013 года спорные рекламные сообщения признаны ненадлежащей рекламой, не соответствующей требованиям части 7 статьи 24 Закона о рекламе.

В соответствии с частью 1 статьи 5 Закона о рекламе реклама должна быть добросовестной и достоверной. Недобросовестная реклама и недостоверная реклама не допускаются. В силу пункта 4 статьи 3 Закона о рекламе не соответствующая требованиям законодательства Российской Федерации реклама является ненадлежащей.

Частью 7 статьи 24 названного Закона установлено, что реклама лекарственных средств, медицинских услуг, в том числе методов лечения, медицинской техники должна сопровождаться предупреждением о наличии противопоказаний к их применению и использованию, необходимости ознакомления с инструкцией по применению или получения консультации специалистов.

Рекламодатель несет ответственность за нарушение требований, установленных статьей 24 Закона о рекламе (часть 6 статьи 38 Закона).

Согласно пункту 5 статьи 3 Закона о рекламе под рекламодателем понимается изготовитель или продавец товара либо иное определившее объект рекламирования и (или) содержание рекламы лицо.

Факты нарушения требований части 7 статьи 24 Закона о рекламе, а также факт того, что Общество является рекламодателем, сторонами не оспариваются.

Управление ФАС получило письменные пояснения главного редактора Редакции газеты о том, что текст заказываемых Обществом спорных рекламных сообщений соответствовал требованиям Закона о рекламе, и что представленный Обществом текст содержал необходимые предупреждения. Из пояснений продавца магазина Общества следует, что содержание рекламного материала было определено лично ею; текст рекламы, предполагаемый к размещению, в содержании которого указывалось ро прием врача-окулиста, был продиктован выпускающему редактору Редакции газеты.

Согласно пояснениям главного редактора Редакции газеты и пояснениям выпускающего редактора, данным ими в ходе рассмотрения рекламного дела, Общество рекламировало свои услуги в газете «Новый Север» неоднократно, при этом содержание и наполнение рассматриваемых рекламных сообщений было определено в рукописных текстах, поданных представителем рекламодателя, а текст, на основании которого была изготовлена реклама, не содержал предупреждений, предусмотренных частью 7 статьи 24 Закона о рекламе. Готовый рекламный материал с рекламодателем не согласовывался, изменения со стороны Редакции газеты в рекламные сообщения не вносились, а после выхода спорных рекламных сообщений претензий со стороны рекламодателя в адрес Редакции не поступало.

Таким образом, суд апелляционной инстанции признал, что Управление ФАС доказало, что рекламные сообщения на стадии передачи заказа не содержали ни одного из видов предупреждений, предусмотренных частью 7 статьи 24 Закона о рекламе, изменения со стороны Редакции в содержание рекламных сообщений не вносились, рекламный материал был размещен в газете «Новый Север» в соответствии с требованиями рекламодателя, в связи с чем антимонопольный орган обоснованно привлёк Общество к административной ответственности по части 1 статьи 14.3 КоАП РФ.

Вместе с тем, решение суда первой инстанции было оставлено без изменения, поскольку суд апелляционной инстанции, оценив в порядке статьи 71 АПК РФ представленные доказательства, пришел к выводу о том, что в данной ситуации возможно применение положений статьи 2.9 КоАП РФ.

 

3.6. Ресурсоснабжающая организация, располагающая сведениями о невыполнении организациями, на чьих объектах должны быть установлены приборы учета энергетических ресурсов, требований Федерального закона от 23 ноября 2009 года № 261-ФЗ «Об энергосбережении и о повышении энергетической эффективности…» об установке таких приборов учета и не принявщая мер по оснащению объектов приборами учета по истечении двух месяцев, может быть привлечена к административной ответственности по части 12 статьи 9.16 КоАП РФ.

(Дело № А29-263/2013)

27 декабря 2012 года Управление ФАС вынесло постановление о привлечении Общества к административной ответственности по части 12 статьи 9.16 КоАП РФ. Указанное постановление вынесено по материалам проверки Прокуратурой района исполнения законодательства об энергосбережении в одном из Филиалов Общества, в ходе которой установлено, что в нарушение части 12 статьи 13 Федерального закона от 23 ноября 2009 года № 261-ФЗ «Об энергосбережении и о повышении энергетической эффективности и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее - Закон № 261-ФЗ) Обществом не установлены приборы учета холодного водоснабжения на 48 объектах организаций, с которыми заключены договоры на водоснабжение.

Общество обжаловало постановление в арбитражный суд, который признал действия Управления ФАС правомерными, учитывая следующее.

Согласно статье 9 Закона № 261-ФЗ государственное регулирование в области энергосбережения и повышения энергетической эффективности помимо прочего осуществляется путем установления обязанности по учету используемых энергетических ресурсов; требований энергетической эффективности зданий, строений, сооружений; порядка исполнения обязанностей, предусмотренных данным Федеральным законом; иных мер государственного регулирования в области энергосбережения и повышения энергетической эффективности в соответствии с этим Федеральным законом.

В силу части 4 статьи 13 Закона № 261-ФЗ до 01 января 2011 года собственники зданий, строений, сооружений и иных объектов, которые введены в эксплуатацию на день вступления в силу настоящего Федерального закона и при эксплуатации которых используются энергетические ресурсы (в том числе временных объектов), за исключением объектов, указанных в частях 3, 5 и 6 данной статьи, обязаны завершить оснащение таких объектов приборами учета используемых воды, природного газа, тепловой энергии, электрической энергии, а также ввод установленных приборов учета в эксплуатацию.

Частью 9 статьи 13 Закона № 261-ФЗ предусмотрено, что с 01 июля 2010 года организации, которые осуществляют снабжение водой, природным газом, тепловой энергией, электрической энергией или их передачу и сети инженерно-технического обеспечения которых имеют непосредственное присоединение к сетям, входящим в состав инженерно-технического оборудования объектов, подлежащих в соответствии с требованиями настоящей статьи оснащению приборами учета используемых энергетических ресурсов, обязаны осуществлять деятельность по установке, замене, эксплуатации приборов учета используемых энергетических ресурсов, снабжение которыми или передачу которых они осуществляют. Указанные организации не вправе отказать обратившимся к ним лицам в заключении договора, регулирующего условия установки, замены и (или) эксплуатации приборов учета используемых энергетических ресурсов, снабжение которыми или передачу которых они осуществляют.

В соответствии с частью 12 статьи 13 Закона № 261-ФЗ до 01 января 2012 года организации, указанные в части 9 настоящей статьи, обязаны совершить действия по оснащению приборами учета используемых энергетических ресурсов, снабжение которыми и передачу которых указанные организации осуществляют, объектов, инженерно-техническое оборудование которых непосредственно присоединено к принадлежащим им сетям инженерно-технического обеспечения и которые в нарушение требований частей 3 - 6.1 данной статьи не были оснащены приборами учета используемых энергетических ресурсов в установленный срок. Лицо, не исполнившее в установленный срок обязанности по оснащению данных объектов приборами учета используемых энергетических ресурсов, должно обеспечить допуск указанных организаций к местам установки приборов учета используемых энергетических ресурсов и оплатить расходы указанных организаций на установку этих приборов учета. В случае отказа от оплаты расходов в добровольном порядке лицо, не исполнившее в установленный срок обязанности по оснащению данных объектов приборами учета используемых энергетических ресурсов, должно также оплатить понесенные указанными организациями расходы в связи с необходимостью принудительного взыскания.

Таким образом, после 01 января 2012 года положения настоящей части статьи должны выполняться во всех случаях выявления указанными организациями фактов нарушений установленных настоящей статьей требований об учете используемых энергетических ресурсов с применением приборов их учета и неустранения таких нарушений совершившим их лицом до истечения двух месяцев с момента их выявления. Указанные организации при выявлении фактов невыполнения собственниками приборов учета используемых энергетических ресурсов обязанности по обеспечению надлежащей эксплуатации этих приборов учета и неустранении такого невыполнения до истечения двух месяцев с момента его выявления также обязаны приступить к эксплуатации этих приборов учета с отнесением понесенных расходов на собственников этих приборов учета.

В данном случае Общество, являясь ресурсоснабжающей организацией и располагая сведениями о невыполнении организациями, на чьих объектах должны были быть установлены приборы учета, мер по оснащению приборами учета энергетических ресурсов объектов, по истечении двух месяцев со своей стороны не совершило действий по установке прибора учета холодной воды, тем самым не выполнило обязательные требования, предусмотренные частью 12 статьи 13 Закона № 261-ФЗ. В связи с этим привлечение Общества к административной ответственности является обоснованным.

Суд апелляционной инстанции оставил решение суда первой инстанции без изменения.

 

Председатель V судебного

состава Т.И. Галаева

10 июня 2014 года

Сервис временно не доступен