Новости

19.08.2019

Арбитражный суд Республики Коми объявляет конкурс для включения в кадровый резерв на должность федеральной государственной гражданской службы: секретарь судебного заседания отдела обеспечения судопроизводства.

Открытие конкурса  19 августа 2019 года. Документы принимаются по адресу г. Сыктывкар, ул. Орджоникидзе д.49а, каб. 213/2, в течение 21 календарного дня со дня размещения объявления об их приеме на официальном сайте в сети «Интернет».

Аналитическая справка о причинах отмен (изменений) судебных актов, принятых арбитражным судом республики коми, вышестоящими судебными инстанциями за 1 полугодие 2014 года

Дата: 
30.06.2015

«ОДОБРЕНО»

Постановлением Президиума

Арбитражного суда Республики Коми

от «18 »   сентября  2014 года № 3_

 

 

Аналитическая справка

 

О ПРИЧИНАХ ОТМЕН (ИЗМЕНЕНИЙ)

СУДЕБНЫХ  АКТОВ, ПРИНЯТЫХ

АРБИТРАЖНЫМ СУДОМ РЕСПУБЛИКИ КОМИ, ВЫШЕСТОЯЩИМИ СУДЕБНЫМИ ИНСТАНЦИЯМИ

 

за 1 полугодие 2014 года

 

г. Сыктывкар

2014 год

СОДЕРЖАНИЕ

 

 

РАЗДЕЛ I. СПОРЫ, ВОЗНИКАЮЩИЕ ИЗ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВООТНОШЕНИЙ

 

1. ОБЯЗАТЕЛЬСТВА, ВОЗНИКАЮЩИЕ ИЗ ДОГОВОРНЫХ ПРАВООТНОШЕНИЙ

 

1.1.Обязательства, возникающие из договоров страхования

 

1.2. Обязательства, возникающие из договоров кредита и поручительства

 

1.3. Обязательства, возникающие из договоров аренды лесного фонда

 

1.4. Споры, связанные с защитой авторских прав

 

2. ПРИМЕНЕНИЕ ОБЩИХ ПОЛОЖЕНИЙ ГРАЖДАНСКОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

 

2.1. Применение положений о гражданско-правовой ответственности

 

 

РАЗДЕЛ II. СПОРЫ, ВОЗНИКАЮЩИЕ ПРИ ПРИМЕНЕНИИ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ (БАНКРОТ-СТВЕ)

 

 

 

 

РАЗДЕЛ III. СПОРЫ, ВОЗНИКАЮЩИЕ ИЗ АДМИНИСТРА-ТИВНЫХ ПРАВООТНОШЕНИЙ

 

 

  1. РАССМОТРЕНИЕ ДЕЛ ОБ ОСПАРИВАНИИ НЕНОРМАТИВНЫХ ПРА-ВОВЫХ АКТОВ, РЕШЕНИЙ И ДЕЙСТВИЙ (БЕЗДЕЙСТВИЯ) ГОСУДАРСТ-ВЕННЫХ ОРГАНОВ, ОРГАНОВ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ, ИНЫХ ОРГАНОВ, ДОЛЖНОСТНЫХ ЛИЦ

 

1.1. Споры, связанные с уплатой государственной пошлины при осуществлении регистрационных действий       

1.2. Применение закона о конкуренции                                                                                   

 

1.3. Применение норм налогового законодательства

   

1.4. Споры, связанные с применением законодательства о конкретных видах обязательного социального страхования  

 

1.5. Споры по жалобам на действия (бездействие) судебных приставов-исполнителей

 

 

РАЗДЕЛ IV. СУДЕБНЫЕ АКТЫ, ОТМЕНЕННЫЕ, В СВЯЗИ  С НАРУШЕНИЕМ НОРМ ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА

1. Принятие решения о правах и обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле                                                                                                                  

 

2. Ненадлежащее извещение участвующих в деле лиц

 

3. Нарушение правил подведомственности

 

4. Нарушение правил подсудности

 

5. Нарушение правил статьи 148 АПК РФ

 

6. Отсутствие оснований для приостановления производства по делу

 

7. Применение срока исковой давности

 

8. Неполное исследование обстоятельств дела

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

РАЗДЕЛ I. СПОРЫ, ВОЗНИКАЮЩИЕ ИЗ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВООТНОШЕНИЙ

1. ОБЯЗАТЕЛЬСТВА, ВОЗНИКАЮЩИЕ ИЗ ДОГОВОРНЫХ ПРАВООТНОШЕНИЙ

1.1.Обязательства, возникающие из договоров страхования.

 

Указание в полисе на паспорт транспортного средства (ПТС) как документ, содержащий сведения о страхуемом транспортном средстве, свидетельствует о том, что страховщик ознакомился с содержанием данного документа, в том числе, при необходимости, с его оригиналом и равным образом несет риск неверного заполнения полиса при его выдаче (дело № А29-9035/2013).

Общество «К» (истец, страхователь) обратилось с иском в Арбитражный суд Республики Коми к Обществу «Р» (ответчик, страховщик) о взыскании компенсации в счет восстановительного ремонта транспортного средства.

Суд первой инстанции в удовлетворении исковых требований отказал, при этом руководствовался частью 1 статьи 944 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) и исходил из того, что на момент заключения договора страхования страхователь сообщил страховщику недостоверные сведения об использовании транспортного средства (ТС), а также в дальнейшем в течение всего срока действия договора не производил письменное согласование передачи ТС в лизинг, в связи с чем страховой случай по договору отсутствует.

С данными выводами суда Второй арбитражный апелляционный суд не согласился, и постановлением от 25.06.2014 отменил решение суда в части отказа во взыскании страхового возмещения.

При этом суд указал на нижеследующее.

Как видно из материалов дела, имущество истца застраховано по рискам Каско: «Ущерб» и «Хищение».

Факт произошедшего пожара, повлекшего уничтожение застрахованного имущества, подтверждается материалами дела и не оспаривается ответчиком.

То обстоятельство, что пожар попадает в перечень страховых рисков, на случай наступления которых заключен договор страхования, следует из подпункта «к» пункта 3.2. приложений № 1 к Правилам добровольного страхования транспортных средств и спецтехники № 171 (далее – Правила  № 171) и ответчиком не оспаривается.

В то же время возражения ответчика против признания данного случая страховым и, соответственно, выплаты страхового возмещения также основаны на положениях Правил № 171, а именно подпункта «н» пункта 12.1 приложения № 1, которым предусмотрено, что не являются страховыми случаями события, произошедшие после передачи ТС в лизинг, аренду, прокат или залог без письменного согласования со Страховщиком.

В частности ответчик указал на то, что на момент заключения договора страхования страхователь сообщил страховщику недостоверные сведения об использовании ТС, а также в дальнейшем в течение всего срока действия договора не производил письменное согласование передачи ТС в лизинг, в связи с чем страховой случай по договору отсутствует.

Вместе с тем, имеющиеся в деле доказательства свидетельствуют об обратном.

Так, из договора лизинга от 06.09.2010, а также из акта приемки-передачи предмета лизинга от 13.09.2010 следует, что к моменту заключения договора страхования предмет лизинга, который был приобретен Обществом у выбранного лизингополучателем продавца, уже был передан в лизинг.

Страховой полис от 15.10.2010, представленный в материалы дела, содержит указание на номер и серию ПТС, в который ко времени заключения договора уже были внесены отметки о нахождении транспортного средства в лизинге.

Следовательно, какие-либо доводы ответчика о нечитаемости отметки о лизинге в копии ПТС не могут быть приняты во внимание, поскольку при заполнении полиса страховщик при необходимости мог ознакомиться с его оригиналом.

Более того, суд апелляционной инстанции указал, что положениями главы 48 части второй Гражданского кодекса Российской Федерации исчерпывающим образом регламентированы последствия совершения страхователем действий как по предоставлению недостоверных сведений об обстоятельствах, имеющих значение при заключении договора страхования, так и о последствиях увеличения страхового риска в период действия договора.

Так пунктом 3 статьи 944 ГК РФ определено, что если после заключения договора страхования будет установлено, что страхователь сообщил страховщику заведомо ложные сведения об обстоятельствах, указанных в пункте 1 настоящей статьи, страховщик вправе потребовать признания договора недействительным и применения последствий, предусмотренных пунктом 2 статьи 179 настоящего Кодекса.

Таким образом, в силу указанной нормы договор страхования является оспоримой сделкой (статья 166 ГК РФ), то есть сделкой, требования о признании которой недействительной могут быть заявлены исключительно в рамках самостоятельного иска.

Ответчик, полагающий что ему сообщены недостоверные сведения при заключении договора страхования, указанный договор страхования не оспорил, соответственно договор является действительной сделкой.

С учётом вышеизложенных обстоятельств, суд апелляционной инстан-ции, удовлетворяя требования истца о взыскании с ответчика страхового возмещения, пришёл к выводу о наличии страхового случая, предусмотрен-ного заключённым договором страхования, в виду чего на страховщике лежит обязанность по выплате страхователю страхового возмещения.

1.2. Обязательства, возникающие из договоров

кредита и поручительства.

 

Возможность с согласия кредитора осуществить досрочный возврат кредита представляет собой имущественное благо для заемщика в виде экономии денежных средств, которые подлежали бы уплате при погашении кредита в предусмотренный договором срок, поэтому на основании статьи 779 ГК РФ Банк за оказание самостоятельной услуги клиенту имеет право на получение отдельного вознаграждения (комиссии) (дело № А29-11212/2012).

Предприниматель (заемщик) обратился в Арбитражный суд Республики Коми с иском к Банку (кредитор) о взыскании суммы неосновательного обогащения, образовавшегося в связи с оплатой комиссии за досрочное погашение кредита по кредитному договору, и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Суд первой инстанции решением от 29.03.2013 удовлетворил исковые требования частично. Второй арбитражный апелляционный суд постановлением от 26.06.2013 оставил решение от 29.03.2013 без изменения.

Полагая, что комиссия за досрочное погашение кредита направлена на компенсацию потерь кредитора при досрочном исполнении обязательства, при этом стороны согласовали в договоре размер комиссии за досрочный возврат кредита, Банк обратился в Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа с кассационной жалобой, в которой просит отменить решение от 29.03.2013 и постановление 26.06.2013. Банк также не согласен с взысканием с него процентов за пользование чужими денежными средствами.

Как следует из материалов дела, Банк (кредитор) и Предприниматель (заемщик) заключили кредитный договор, по условиям которого кредитор обязался предоставить заемщику кредит на срок до 18.11.2016, а заемщик – возвратить кредитору полученные денежные средства и уплатить проценты за пользование кредитом, а также иные платежи, подлежащие уплате кредитору в порядке, предусмотренном договором.

В пункте 5.1 договора предусмотрено, что заемщик имеет право на досрочное погашение текущей задолженности по кредиту.

При этом в случае досрочного погашения текущей задолженности по кредиту, заемщик уплачивает Банку комиссию за досрочное погашение в следующих размерах:

- 1,878 процента от суммы досрочного погашения, если период времени с даты фактического предоставления кредита по дату досрочного погашения текущей задолженности по кредиту, включительно составит менее 365 календарных дней;

- 2 процента от суммы досрочного погашения, если период времени с даты фактического предоставления кредита по дату досрочного погашения текущей задолженности по кредиту составит от 365 до 730 календарных дней включительно.

Согласно пункту 3.2 договора досрочному исполнению обязательств по кредитному договору предшествует письменное заявление заемщика о намерении осуществить досрочное частичное или полное погашение текущей задолженности по кредиту, включающее информацию о сумме и сроках осуществления досрочного платежа. Подача заявления осуществляется не позднее, чем за пять календарных дней до даты предполагаемого досрочного погашения текущей задолженности по кредиту.

Предприниматель обратился в Банк с заявлением о досрочном погашении кредита, и погасил задолженность по кредитному договору в полном объеме.

В свою очередь Банк безакцептно списал со счета Предпринимателя денежные средства в качестве комиссии за досрочное погашение кредита по кредитному договору.

Предприниматель счел, что сумма комиссии неправомерно истребована с заемщика, поэтому обратился с настоящим иском в арбитражный суд.

Суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу о недоказанности ответчиком того обстоятельства, что согласие на досрочное погашение заемщиком кредита является банковской услугой по смыслу статьи 779 ГК РФ, за которую банк вправе взимать комиссионное вознаграждение.

Отменяя решение от 29.03.2013 и постановление 26.06.2013, и отказывая Предпринимателю в удовлетворении иска, суд кассационной инстанции указал, что должник вправе исполнить обязательство до срока, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или условиями обязательства либо не вытекает из его существа. Однако досрочное исполнение обязательств, связанных с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, допускается только в случаях, когда возможность исполнить обязательство до срока предусмотрена законом, иными правовыми актами или условиями обязательства либо вытекает из обычаев делового оборота или существа обязательства (статья 315 ГК РФ).

Согласно пункту 2 статьи 810 ГК РФ сумма займа, предоставленного под проценты, может быть возвращена досрочно с согласия займодавца.

Законом не запрещено взимание кредитором какого-либо возмещения за досрочный возврат кредита, однако применительно к положениям статьи 29 Федерального закона от 02.12.1990 № 395-1 «О банках и банковской деятельности» (далее – Закон о банках), его размер и порядок оплаты должны быть согласованны сторонами в договоре, что соответствует и требованиям статьи 820 Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательности соблюдения письменной формы кредитного договора.

В рассматриваемом деле стороны в кредитном договоре согласовали размер комиссии за досрочный возврат кредита.

При таких обстоятельствах, за оказание самостоятельной услуги клиенту по смыслу статьи 779 ГК РФ банк вправе получить наряду с процентами за пользование кредитом отдельное вознаграждение (комиссию).

Иной вывод будет противоречит разъяснениям, изложенным в пункте 4 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.09.2011 № 147 «Обзор судебной практики разрешения споров, связанных с применением положений Гражданского кодекса Российской Федерации о кредитном договоре».

 

Нарушения порядка одобрения сделки с заинтересованностью не является достаточным основанием для признания её недействительной, необходимо также доказать  что Банк знал и должен был знать о том, что истец не принимал участия в собрании и не одобрял сделку с заинтересованностью (дело № А29-8086/2013).

Гражданин Б.И. (истец) обратился в Арбитражный суд Республики Коми с иском к Банку (ответчик) и Обществу о признании недействительным заключенного Обществом и Банком договора поручительства от 15.11.2012.

Исковые требования основаны на статье 45 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» и мотивированы нарушением Обществом совершения сделки, в которой имеется заинтересованность его участника.

Решением Арбитражного суда Республики Коми от 22.02.2014 исковые требования удовлетворены.

При этом суд первой инстанции с доводами истца согласился и пришёл к выводу, что соблюдение порядка одобрения сделки с заинтересованностью ответчиками не доказано.

Второй арбитражный апелляционный суд с этими выводами не согласился.

Как следует из материалов дела, участниками Общества с равными долями по 50% уставного капитала являются гражданин Л.В. (Заемщик) и гражданин Б.И..

15.11.2012 между Банком и предпринимателем Л.В. был подписан кредитный договор по кредитному продукту «Бизнес-Доверие», по условиям которого Банк выдал Заёмщику кредит со сроком возврата до 14.11.2014.

В обеспечение исполнения обязательств по этому договору между Обществом и Банком подписан договор поручительства.

Обращаясь в Арбитражный суд Республики Коми, истец указал, что заключённый договор поручительства является для Общества сделкой с заинтересованностью, которая совершена без её одобрения общим собранием участников.

Поскольку стороной оспариваемого договора поручительства является генеральный директор и одновременно участник Общества с долей 50% уставного капитала Общества, суд первой инстанции пришёл к обоснованному выводу о том, что договор является сделкой, в совершении которой имеется заинтересованность Заемщика. Ответчики данное обстоятельство не оспаривают.

В соответствии с пунктом 3 статьи 45 Федерального закона Российской Федерации «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее – Федеральный закон) сделка, в совершении которой имеется заинтересованность, должна быть одобрена решением общего собрания участников общества.

Истец утверждает, что он не принимал участия в общем собрании участников общества по вопросу одобрения названной сделки с заинтересованностью.

Однако в материалах дела имеется копия протокола общего собрания участников общества от 15.11.2012, согласно которой все участники Общества одобрили совершение вышеуказанной сделки.

Данный протокол, как утверждает Банк, явился основанием для положительного рассмотрения заявки предпринимателя Л.В. о выдаче кредита.

Опровергая доводы Банка, истец в порядке статьи 161 АПК РФ заявил о фальсификации протокола общего собрания участников от 15.11.2012, однако данное ходатайство не было удовлетворено судом первой инстанции, поскольку суд не применил предусмотренные законом последствия в виде исключения протокола из числа доказательств по делу.

В судебное заседание суда апелляционной инстанции представителем Банка был представлен подлинный протокол собрания, который был сверен с протоколом, имеющимся в материалах дела. Оба документа идентичны.

Подпись истца на протоколе от 15.11.2012 года не похожа на подпись истца в исковом заявлении. Какая из этих подписей принадлежит истцу неизвестно.

Однако, данный факт, не означает, что исковые требования в данном случае подлежат безусловному удовлетворению.

В соответствии с частью 5 статьи 45 Федерального закона суд отказывает в удовлетворении требований о признании сделки, в совершении которой имеется заинтересованность и которая совершена с нарушением предусмотренных настоящей статьёй требований к ней, недействительной при наличии ряда обстоятельств, в том числе, если при рассмотрении дела в суде доказано, что другая сторона по данной сделке не знала и не должна была знать о её совершении с нарушением предусмотренных настоящей статьёй требований к ней.

Возражая против иска, Банк ссылается как раз на то, что он не знал и не должен был знать о совершении сделки с нарушением предусмотренных статьёй 45 Федерального закона требований к ней.

Доказательств того, что Банк знал и должен был знать о том, что истец не принимал участия в собрании и не одобрял сделку с заинтересованностью, суду не представлено.

Об этих обстоятельствах Банк не мог знать при приёме документов, поскольку проверка подлинности подписей участников общества на протоколах общих собраний участников об одобрении совершаемых с ним сделок не может быть признана необходимой и разумной мерой в проверке соблюдения установленного порядка их совершения. Отсутствие такой проверки по внешним признакам нельзя признать явной неосмотрительностью Банка, как это указывает истец.

Абзацем 3 пункта 2 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20.06.2007 № 40 «О некоторых вопросах практики применения положений законодательства о сделках с заинтере-сованностью» предусмотрено, что если будет установлено, что другая сторона в двусторонней сделке или выгодоприобретатель по односторонней сделке не знали и не должны были знать о наличии признаков заинтересованности в сделке и несоблюдении установленного порядка ее совершения, по смыслу статьи 84 Закона об акционерных обществах сделка не может быть признана судом недействительной.

На основании вышеизложенного, суд апелляционной инстанции отменил решение суда первой инстанции и в удовлетворении требований отказал.

 

 

1.3. Обязательства, возникающие из договоров аренды лесного фонда.

 

Неправильное толкование судами первой и апелляционной инстанций положений статьи 74 Лесного кодекса Российской Федерации привело к необоснованному выводу о наличии на стороне Комитета лесов неосновательного обогащения, повлекло неправомерное удовлетворение судами заявленного требования и явилось основанием для отмены принятых по делу судебных актов (дело № А29-10407/2012).

Общество обратилось в Арбитражный суд Республики Коми с иском к Комитету лесов о взыскании 24 627 490 рублей 44 копеек неосновательного обогащения, образовавшегося в результате излишней уплаты арендных платежей с 06.12.2009 по 08.11.2011.

Исковые требования основаны на статьях 1102 и 1109 ГК РФ и мотивированы тем, что арендодатель неправомерно рассчитал арендную плату с применением повышенных разрядов такс в зависимости от удаления центра лесных кварталов от пункта погрузки и перевозки древесины.

Арбитражный суд Республики Коми решением от 29.04.2013, оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции от 09.08.2013, удовлетворил иск по заявленным основаниям. Суды обеих инстанций пришли к выводу о том, что при изменении таксации допустимо снижение размера арендной платы за пользование находящимся в публичной собственности земельным участком лесного фонда, определенного по результатам аукциона.

С эти выводом суд кассационной инстанции не согласился, обжалуемые судебные акты отменил, при этом указал на нижеследующее.

В части 3 статьи 71 Лесного кодекса Российской Федерации предусмотрено, что к договорам аренды лесного участка применяются положения об аренде, предусмотренные Гражданским кодексом Российской Федерации, если иное не установлено этим Кодексом.

В соответствии с пунктом 4 статьи 421 ГК РФ условия договора определяются по усмотрению сторон, за исключением случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом.

Согласно статье 422 ГК РФ договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения; если после заключения договора принят закон, устанавливающий обязательные для сторон правила иные, чем те, которые действовали при заключении договора, условия заключенного договора сохраняют силу, кроме случаев, когда в законе установлено, что его действие распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров.

В силу статьи 74 (части 1 и 2) Лесного кодекса Российской Федерации договор аренды лесного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности, заключается по результатам аукциона по продаже права на заключение такого договора, за исключением случаев, установленных частью 3 настоящей статьи. При этом предметом аукциона выступает начальный размер арендной платы, который в силу пункта 4 части 4 статьи 79 названного кодекса не может быть ниже минимального размера арендной платы, определяемого в соответствии со статьями 73 и 76 Лесного кодекса Российской Федерации.

Системное толкование приведенных правовых норм в их взаимосвязи позволяет сделать вывод о том, что регулируемым является только минимальный размер арендной платы за пользование участком лесного фонда. При этом Лесной кодекс Российской Федерации не содержит указаний относительно того, что цена договора аренды лесного участка должна быть равна минимальному размеру арендной платы, устанавливаемому в соответствии с требованиями статьи 73 Лесного кодекса Российской Федерации, поэтому превышение установленной сторонами арендной платы над минимальным размером, устанавливаемым в соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 22.05.2007 № 310 «О ставках платы за единицу объема лесных ресурсов и ставках платы за единицу площади лесного участка, находящегося в федеральной собственности», не противоречит действующему законодательству и не является основанием для признания такого размера арендной платы за использование лесного участка недействительным.

Иное противоречило бы законодательно установленному требованию заключения договоров аренды лесного фонда на торгах, по результатам которых определяется окончательный размер платежа путем повышения начальной цены предмета аукциона и заключается договор с лицом, предложившим наиболее высокую цену.

На стадии подачи заявки Общество ознакомилось с условиями проводимых торгов (в том числе с характеристиками и идентифицирующими признаками выставленного имущества и первоначальной ценой) и, приняв участие в аукционе, согласилось с его условиями. Размер арендной платы по договору от 17.11.2008 № 28 определен по цене, предложенной Обществом, как победителем аукциона, а потому исходя из целей его проведения и положений части 2 статьи 74 Лесного кодекса Российской Федерации дальнейшее изменение арендной платы в сторону уменьшения недопустимо, за исключением случая, предусмотренного в части 7 статьи 53.7 Лесного кодекса Российской Федерации.

Осуществление мероприятий по ликвидации чрезвычайной ситуации, возникшей вследствие лесных пожаров, или последствий этой чрезвычайной ситуации, повлекших за собой существенное изменение обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора аренды, являющееся единственным основанием для изменения условий сделки, суды обеих инстанций не установили, однако удовлетворили заявленные требования, что фактически привело к незаконному изменению договора аренды и нарушению прав иных участников аукциона, предлагавших меньшую сумму, чем победитель.

Последующие дополнительные соглашения к договору аренды об увеличении платы за пользование лесным участком подписаны со стороны арендатора без разногласий. Следовательно, стороны согласовали применение приведенного в этих соглашениях размера арендной платы посредством свободного волеизъявления.

Таким образом, действия Общества по перечислению арендодателю платы за пользование лесным участком соответствовали условиям сделки.

 

 

1.4. Споры, связанные с защитой авторских прав.

 

Спор между автором заметок (статей) и истцом по поводу авторства отсутствовал, факт нарушения (публикации информации без согласия правообладателя) подвержен самим ответчиком, поэтому у суда отсутствовали основания для отказа истцу в требовании о взыскании компенсации (дело № А29-3775/2013).

Информационное агентство (истец) обратилось в суд с исковым заявлением о взыскании с Общества (ответчик) компенсации за нарушение исключительного права на произведение в размере 40 000 руб. и расходов по оплате государственной пошлины.

Суд первой инстанции, полагая, что на момент размещения материалов статей на сайте http//www.bnkomi.ru, права на созданные объекты не были переданы истцу, отказал последнему в удовлетворении исковых требований.

При этом вывод судом первой инстанции был сделан на недоказанности истцом обстоятельств, которые бы подтверждали, что спорные статьи являются служебными произведениями.

Однако в апелляционной жалобе Информационное агентство указало, что истец не утверждал о том, что статьи, использованные ответчиком, являются служебными произведениями. Автор статей не является работником Информационного агентства, отношения между автором и истцом определены в договоре возмездного оказания услуг от 01.01.2013г, который не является договором авторского заказа.  Исключительные права на произведения, созданные при исполнении договора возмездного оказания услуг от 01.01.2013г. принадлежат истцу на основании дополнительного соглашения к договору, подписанного сторонами.

Суд апелляционной инстанции, исследовав материалы дела, представленные доказательства, пришел к выводу, что оснований для отказа у суда первой инстанции не было, поскольку в своих пояснениях, адресованных Арбитражному суду Республики Коми Общество фактически признало факт использования информации, размещённой на сайте истца, в своём издании; а также указал, что спор между автором статей и Информационным агентством по поводу авторства или о порядке использования и публикации информации отсутствует.

При таких обстоятельствах, владелец сайта, опубликовавший статью на сайте без указания автора и при отсутствии с ним спора об авторстве, имеет право на получение компенсации за нарушение исключительного права на произведение.

 

2. ПРИМЕНЕНИЕ ОБЩИХ ПОЛОЖЕНИЙ ГРАЖДАНСКОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

 

2.1. Применение положений о гражданско-правовой ответственности.

 

Период начисления неустойки был уменьшен, поскольку должник не может быть привлечён к ответственности заказчиком за просрочку исполнения, обусловленную просрочкой самого заказчика.  Кроме того, определяя величину, достаточную для компенсации потерь заказчика, суд апелляционной инстанции исходил из двукратной учетной ставки Банка России, при этом отметил, что большая часть работ по капитальному ремонту была выполнена подрядчиком своевременно и фактически использовалась истцом (дело № А29-9023/2013).

Отдел культуры (истец, заказчик) обратился в Арбитражный суд Республики Коми с иском к Обществу (ответчик, подрядчик) о взыскании   14 489 010,90 рублей неустойки за нарушение сроков выполнения работ, предусмотренных муниципальным контрактом.

Решением Арбитражного суда Республики Коми от 03.02.2014 исковые требования удовлетворены в сумме 3 500 000 рублей неустойки в связи с уменьшением судом размера пени с применением статьи 333 Гражданского кодекса российской Федерации (далее – ГК РФ).

Ответчик с данным решением не согласился и обжаловал его в апелляционный суд.

Как следует из материалов дела, 28.08.2012 между сторонами по спору по итогам открытого аукциона в электронной форме заключен муниципальный контракт, предметом которого согласно пункта 1.1. является выполнение подрядчиком (ответчиком) по поручению заказчика (истца) работ по капитальному ремонту здания.

Пунктом 5.1. контракта предусмотрено, что срок начала выполнения работ установлен с даты заключения муниципального контракта, срок окончания работ - до 20.12.2012.

26.05.2013 была организована приемка выполненных работ, в результате которой установлен ряд недостатков, составлены дефектные ведомости, подрядчику определен срок на устранение дефектов. Впоследствии подрядчик предпринимал меры к устранению дефектов, неоднократно сообщал заказчику о необходимости приемки работ. Оформленные подрядчиком акты по форме КС-2 были вручены заказчику 08 и 09.08.2013; однако подписаны последним лишь 20.09.2013.

Данные обстоятельства обеими сторонами не оспариваются.

При этом материалы дела не содержат письменных доказательств организации заказчиком приемки выполненных работ в ответ на указанные выше уведомления с соблюдением предусмотренного муниципальным контрактом недельного срока (пункт 9.2. контракта).

Применительно к договорам строительного подряда установлено специальное правило, в силу которого заказчик вправе отказаться от приемки результата работ в случае обнаружения недостатков, которые исключают возможность его использования для указанной в договоре строительного подряда цели и не могут быть устранены подрядчиком или заказчиком (пункт 6 статьи 753 ГК РФ).

Вопреки данной норме, заказчик при рассмотрении настоящего дела ссылался на существенный характер выявленных дефектов, однако не представил доказательства тому, что спорные дефекты исключали возможность использования объекта ремонта и являлись неустранимыми.

По смыслу приведенных положений статьи 753 ГК РФ сам факт наличия некоторых недостатков в выполненных работах не может являться безусловным основанием для отказа от подписания актов и оплаты работ (Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 27.03.2012 № 12888/11).

В силу пункта 3 статьи 405 ГК РФ должник не считается просрочившим, пока обязательство не может быть исполнено вследствие просрочки кредитора.

Согласно пункту 1 статьи 406 ГК РФ кредитор считается просрочившим, если он отказался принять предложенное должником надлежащее исполнение или не совершил действий, предусмотренных законом, иными правовыми актами или договором либо вытекающих из обычаев делового оборота или из существа обязательства, до совершения которых должник не мог исполнить своего обязательства. Кредитор считается просрочившим также в случаях, указанных в пункте 2 статьи 408 данного Кодекса.

Положения пункта 3 статьи 405 и пункта 1 статьи 406 Гражданского кодекса сформулированы императивно, не могут быть изменены соглашением сторон и независимо от их заявлений подлежат применению судами.

Постановлением апелляционного суда от 16.05.2014 решение суда первой инстанции было изменено в части взыскания суммы неустойки, при этом суд исходил из нижеследующего.

При отсутствии в материалах дела доказательств соответствия выявленных заказчиком в ходе приемки 26.05.2013 дефектов критериям, установленным в пункте 6 статьи 753 ГК РФ, вывод суда первой инстанции об обоснованности отказа заказчика от подписания актов до 20.09.2013 не может быть признан обоснованным и соответствующим нормам материального права.

Апелляционный суд указал, что в данной конкретной ситуации заказчик не лишен был права приостановить оплату выполненных работ со ссылкой на пункт 6.4. муниципального контракта.

Таким образом, поскольку предметом спора по настоящему делу является взыскание неустойки за нарушение срока выполнения работ (а не иных обязательств подрядчика), то апелляционный суд пришёл к выводу о том, что правомерным является начисление неустойки за нарушение срока выполнения работ в период с 21.12.2012 по 26.05.2013, что составляет 156 дней.

Кроме того, принимая доводы ответчика о несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства обоснованными, в том числе выполнение ответчиком большей части работ в срок, что позволило истцу с марта 2013 года проводить официальные мероприятия в помещении, где производился капитальный ремонт, суд апелляционной инстанции уменьшил размер неустойки с применением подходов, сформулированных в постановлении Пленума ВАС РФ от 22.12.2011 № 81 «О некоторых вопросах применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации» для нарушения сроков исполнения денежных обязательств, т.е. до суммы, исчисленной исходя из двукратной ставки рефинансирования Банка России.

 

 

РАЗДЕЛ II. СПОРЫ, СВЯЗАННЫЕ С ПРИМЕНЕНИЕМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ (БАНКРОТСТВЕ)

 

Суд апелляционной инстанции, оценив по существу условия оспариваемого соглашения пришёл к выводу о наличии оснований для признания его недействительным на основании статьи 61.3 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» (дело № А29-3229/2012 (З-55127/2013)

Конкурсный управляющий обратился в порядке статьи 61.8 Феде-рального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкрот-стве)» (далее - Закон о банкротстве) в Арбитражный суд Республики Коми с заявлением о признании соглашения № 05 о зачете однородных требований от 05.12.2011. заключенного между Должником и Обществом «Т»  недействительным и применении последствий его недействительности.

В материалы дела оригинал соглашения о зачете встречных однородных требований не был представлен, как и не представлена надлежащим образом заверенная копия. Ответчик не признал факт заключения соглашения и указал на отсутствие у него данного документа.

С учетом содержания ответов следственных органов, оригинал соглашения № 05 о зачете однородных требований отсутствует, в рамках уголовных дел не изымался, однако имеется копия акта взаимозачета иного содержания, которая представлена в материалы рассматриваемого дела (акт взаимозачета № 00000012 от 31.12.2011).

Согласно пункту 8 статьи 75 АПК РФ письменные доказательства представляются в арбитражный суд в подлиннике или в форме надлежащим образом заверенной копии.

Подлинные документы представляются в арбитражный суд в случае, если обстоятельства дела согласно федеральному закону или иному нормативному правовому акту подлежат подтверждению только такими документами, а также по требованию арбитражного суда (часть 9 статьи 75 АПК РФ).

В соответствии со статьей 71 АПК РФ  арбитражный суд не может считать доказанным факт, подтверждаемый только копией документа или иного письменного доказательства, если утрачен или не передан в суд оригинал документа, а копии этого документа, представленные лицами, участвующими в деле, не тождественны между собой и невозможно установить подлинное содержание первоисточника с помощью других доказательств.

Определением Арбитражного суда Республики Коми от 15.12.2013. было отказано в удовлетворении заявления об оспаривании сделки, в связи с тем, что не доказан факт существования соглашения о зачете.

При рассмотрении дела в суде апелляционной инстанции суд установил, что правоохранительными органами была представлена копия совершенно иного соглашения о зачете, в связи с чем, сделать вывод об имеющихся нетождественных между собой копий оспариваемого соглашения от 05.12.2011. оснований не имеется, вывод суда первой инстанции о том, что факт наличия оспариваемого соглашения о зачете от 05.12.011. не доказан, является ошибочным.

В связи с этим, Постановлением суда апелляционной инстанции от 20.03.2014. определение Арбитражного суда Республики Коми от 15.12.2013. отменено, признано недействительным соглашение о зачете от 05.12.2011. № 05, применены последствия недействительной сделки в виде восстановления дебиторской и кредиторской задолженности. 

В настоящее время постановлением кассационной инстанции от … постановление Второго арбитражного апелляционного суда отменено, определение Арбитражного суда Республики Коми оставлено в силе.

 

С учетом представленных в материалы дела доказательств исполнения договоров и объема оказанных исполнителем услуг, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о возможности применения последствий недействительности сделок в виде взыскания (дело №А29-9360/2012 (З-56129/2013).

Конкурсный управляющий Общества «Т» обратился в Арбитражный суд Республики Коми с заявлением к М.Т. и М.Р. о признании недействительными сделок должника - договоров на оказание юридических услуг №№ 2, 3, 4 от 13.08.2012, № 2 от 17.09.2012, № 2/03 от 01.03.2013, № 1/12 от 01.12.2012, заключенных должником с М.Т., М.Р., и применении последствий недействительности сделок.

Полагая, что договоры на оказание юридических услуг №№ 2, 3, 4 от 13.08.2012, № 2 от 17.09.2012, № 2/03 от 01.03.2013 являются недействительными сделками ввиду того, что заключены по цене, существенно в худшую для должника сторону отличающейся от цены, при которой в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки, конкурсный управляющий обратилась в суд с рассматриваемым заявлением.

Определением от 28.10.2013 суд принял отказ конкурсного управляющего от заявления в части применения последствий ничтожности договора на оказание юридических услуг № 1/12 от 01.12.2012, заключенного должником с М.Т. Производство по заявлению конкурсного управляющего в данной части прекращено. Заявление конкурсного управляющего удовлетворено частично. Договоры на оказание юридических услуг №№ 2, 3, 4 от 13.08.2012, № 2 от 17.09.2012, № 2/03 от 01.03.2013, заключенные между Обществом «Т» с М.Р., признаны недействительными. В удовлетворении заявления в остальной части и в части применения последствий недействительности сделок в виде взыскания с М.Р. денежных средств в размере 83 638 руб. 95 коп. отказано.

Конкурсным управляющим в апелляционной жалобе оспаривал вывод суда об отсутствии оснований для применения последствий недействительности договоров на оказание юридических услуг №№ 2, 3 от 13.08.2012, № 2/03 от 01.03.2013 ввиду отсутствия доказательств исполнения оспариваемых сделок должником.

В обоснование доводов о проведении расчетов по договорам на оказание юридических услуг №№ 2, 3 от 13.08.2012, № 2/03 от 01.03.2013 конкурсный управляющий представила апелляционному суду платежные документы (платежные поручения, банковские ордеры) об оплате оказанных М.Р. услуг.

Так, согласно платежному поручению № 327 от 29.01.2013 М.Р. за оказанные последним услуги по договору на оказание юридических услуг № 2 от 13.08.2012 оплачено 19 702 руб. 92 коп. Стоимость выполнения услуг по данному договору составила 22 646 руб. 92 коп. (акт выполненных работ от 25.01.2013).

Платежным поручением № 326 от 29.01.2013 М.Р. произведена оплата оказанных последним услуг по договору на оказание юридических услуг № 3 от 13.08.2012 в сумме 15 355 руб. 37 коп. Стоимость выполнения услуг по данному договору составила 17 649 руб. 37 коп. (акт выполненных работ от 25.01.2013).

По банковским ордерам № 9 от 05.04.2013, № 9 от 08.04.2013, № 9 от 09.04.2013, № 9 от 10.04.2013 М.Р. получено от Общества «Т» 4 406 руб. 59 коп. в счет оплаты по договору № 2/03 от 01.03.2013. Стоимость выполнения услуг по данному договору составила 25 502 руб. 50 коп. (акт выполненных работ от 01.03.2013).

Таким образом, с учетом представленных в материалы дела доказательств исполнения договоров и объема оказанных исполнителем услуг апелляционный суд пришел к выводу о возможности применения последствий недействительности сделок в виде взыскания с М.Р. в конкурсную массу должника 15 058 руб. 29 коп. (9 702 руб. 92 коп. - по договору № 2 от 13.08.2012 и 5 355 руб. 37 коп. - по договору № 3 от 13.08.2012).

В связи с этим, Постановлением суда апелляционной инстанции от 12.03.2014. определение Арбитражного суда Республики Коми от 28.10.2013 по делу № А29-9360/2012 (З-56129/2013) отменено в части отказа в применении последствий недействительности сделок. В данной части принят новый судебный акт. Применены последствия недействительности сделок в виде взыскания с М.Р. в пользу Общества «Т» денежных средств в размере  15 058 руб. 29 коп.

 

 

РАЗДЕЛ III. СПОРЫ, ВОЗНИКАЮЩИЕ ИЗ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВООТНОШЕНИЙ.

 

1. РАССМОТРЕНИЕ ДЕЛ ОБ ОСПАРИВАНИИ НЕНОРМАТИВНЫХ ПРАВОВЫХ АКТОВ, РЕШЕНИЙ И ДЕЙСТВИЙ (БЕЗДЕЙСТВИЯ) ГОСУДАРСТВЕННЫХ ОРГАНОВ, ОРГАНОВ МЕСТНОГО САМОЙПРАВЛЕНИЯ, ИНЫХ ОРГАНОВ, ДОЛЖНОСТНЫХ ЛИЦ

 

1.1. Споры, связанные с уплатой государственной пошлины при осуществлении регистрационных действий.

 

Органы вневедомственной охраны Министерства внутренних дел при осуществлении регистрационных действий, совершаемых на основании Федерального закона от 08 августа 2001 года № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (далее - Закон № 129-ФЗ), имеют льготы по уплате государственной пошлины (освобождается от ее уплаты), как органы государственной  власти (дело № А29-5441/2013).

 

Федеральное государственное казенное учреждение «Управление вне-ведомственной охраны Министерства внутренних дел по Республике Коми» (далее - Учреждение) обратилось в арбитражный суд с заявлением о призна-нии незаконным решения налогового органа об отказе в государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы.

Решением суда в удовлетворении заявленных требований было отка-зано, постановлением апелляционной инстанции решение суда оставлено без изменения. Суд кассационной инстанции, отменяя судебные акты, учитывал следующее.

В соответствии с подпунктом «г» пункта 1 статьи 17 Закона № 129-ФЗ, для государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы юридического лица, заявитель должен представить в регистри-рующий орган, в том числе документ, подтверждающий уплату государст-венной пошлины.

Непредставление необходимых документов в соответствии с пунктом 1 статьи 23 Закона № 129-ФЗ является основанием для отказа регистрирующим органом в государственной регистрации изменений.

Однако, согласно подпункту 10 пункта 1 статьи 333.35 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ), органы государственной власти, органы местного самоуправления освобождаются от уплаты государственной пошлины - за государственную регистрацию организаций и за государственную регистрацию изменений учредительных документов организаций, за государственную регистрацию ликвидации организаций.

В соответствии с пунктом 1 Указа Президента Российской Федерации от 01 марта 2011 года № 248 «Вопросы Министерства внутренних дел Российской Федерации» Министерство является федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализа-ции государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере внутренних дел, а также по выработке государственной политики в сфере миграции.

Названным Указом установлено, что в структуру Центрального аппа-рата Министерства входит Главное управление вневедомственной охраны.

В силу пунктов 14 и 15 Указа № 248 в единую централизованную систему Министерства входят: органы внутренних дел, включающие в себя полицию; внутренние войска; организации и подразделения, созданные для выполнения задач и осуществления полномочий, возложенных на Минис-терство. В состав органов внутренних дел входят: центральный аппарат министерства (за исключением Главного командования внутренних войск Министерства), территориальные органы Министерства, а также иные орга-низации и подразделения, созданные для выполнения задач и осуществления полномочий, возложенных на органы внутренних дел.

В соответствии со статьей 4 Федерального закона от 07 февраля 2011 года № 3-ФЗ «О полиции» полиция является составной частью единой цент-рализованной системы федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел. В состав полиции могут входить подразделения, организа-ции и службы, создаваемые для выполнения возложенных на полицию обя-занностей. Состав полиции, порядок создания, реорганизации и ликвидации подразделений полиции определяются Президентом Российской Федерации.

Согласно подпункту «м» пункта 1 Указа Президента Российской Федерации от 01 марта 2011 года № 250 «Вопросы организации полиции» в состав полиции входят подразделения, организации и службы, на которые возлагаются, в том числе государственная охрана объектов, а также охрана имущества граждан и организаций.

Из толкования перечисленных норм права следует, что подразделения вневедомственной охраны являются составной частью единой централизо-ванной системы федерального органа исполнительной власти в сфере внут-ренних дел, выполняющие как властно-распорядительные, так и гражданско-правовые функции.

Согласно разъяснениям Президиума ВАС РФ, изложенным в постанов-лении от 21 сентября 2010 года № 5658/10, органы вневедомственной охраны являются плательщиками государственной пошлины, в случае если правоот-ношения в связи с реализацией которых подлежит уплата государственной пошлины, вытекают из гражданско-правовых отношений. При этом их статус как органа государственной власти не изменяется.

В данном случае Учреждение обратилось в регистрирующий орган с заявлением о государственной регистрации изменений, вносимых в учреди-тельные документы, как государственный орган, действующий в сфере власт-ных, публичных отношений, в связи с чем у него отсутствует обязанность по уплате государственной пошлины на основании подпункта 10 пункта 1 статьи 333.35 НК РФ.

 

1.2. Применение закона о конкуренции.

 

Вывод антимонопольного органа о том, что «вертикальное» соглашение участников сделки противоречит пункту 1 части 2 статьи 11 Федерального закона «О защите конкуренции», должен быть основан на всей доступной информации, позволяющей выявить полный состав хозяйствующих субъектов, действующих на одном товарном рынке с целью точного определения доли каждого субъекта на этом рынке (дело № А29-4292/2013).

 

В Управление ФАС поступило заявление о нарушении Продавцом антимонопольного законодательства при заключении договора поставки, что выразилось во включении в него невыгодных условий, устанавливающих монопольно высокую цену на товар, препятствующих доступу на товарный рынок или выходу из него другим хозяйствующим субъектам.

Как установлено Управлением ФАС, в соответствии с пунктом 3.2.5 договора поставки Покупатель обязуется товар, приобретенный у Продавца для последующей реализации, продавать по ценам не ниже указанных в приложении № 1 к договору и добросовестно представлять интересы Продавца (дистрибьютора) в рамках договора. В приложении № 1 перечис-лены наименования продукции торговой марки Эстель Professional, в частно-сти, стойкая крем-краска для волос, по каждой позиции товара установлена минимальная розничная цена в магазине и минимальная цена для покупа-телей. С учетом этого Управление ФАС признало, что было заключено соглашение, которое приводит или может привести к установлению цены перепродажи товара.

В соответствии с пунктом 1 части 2 статьи 11 Федерального закона от 26 июля 2006 года № 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее – Федеральный закон № 135-ФЗ) запрещаются «вертикальные» соглашения между хозяйствующими субъектами (за исключением «вертикальных» соглашений, которые признаются допустимыми в соответствии со статьей 12 настоящего Федерального закона), если такие соглашения приводят или могут привести к установлению цены перепродажи товара, за исключением случая, если продавец устанавливает для покупателя максимальную цену перепродажи товара.

В силу пункта 3 части 4 статьи 11 Федерального закона № 135-ФЗ запрещаются иные соглашения между хозяйствующими субъектами (за иск-лючением «вертикальных» соглашений, которые признаются допустимыми в соответствии со статьей 12 настоящего Федерального закона), если установ-лено, что такие соглашения приводят или могут привести к ограничению конкуренции. К таким соглашениям могут быть отнесены, в частности, сог-лашения о создании другим хозяйствующим субъектам препятствий доступу на товарный рынок или выходу из товарного рынка.

В пунктах 18, 19 статьи 4 Федерального закона № 135-ФЗ под соглаше-нием понимается договоренность в письменной форме, содержащаяся в доку-менте или нескольких документах, а также договоренность в устной форме; под «вертикальным» соглашением - соглашение между хозяйствующими субъектами, один из которых приобретает товар, а другой предоставляет (продает) товар.

На основании части 2 статьи 12 Федерального закона № 135-ФЗ допускаются «вертикальные» соглашения между хозяйствующими субъек-тами (за исключением «вертикальных» соглашений между финансовыми организациями), доля каждого из которых на любом товарном рынке не превышает двадцать процентов.

В данном случае суд апелляционной инстанции признал, что Управ-ление ФАС, проведя исследование товарного рынка розничной реализации стойкой крем-краски для волос на территории МОГО «Сыктывкар» и опре-делив долю Продавца на рынке  в размере 26,49 процента, не обладало всей полнотой информации обо всех субъектах, реализующих спорный товар.

Так, Управление ФАС использовало информацию лишь о 13 хозяйст-вующих субъектах, тогда как Территориальный орган Федеральной службы государственной статистики по Республике Коми сообщил о наличии 9 юридических лиц и 37 предпринимателей, зарегистрированных на терри-тории МОГО «Сыктывкар» и заявивших при государственной регистрации в качестве основного вид деятельности «розничная торговля косметическими и парфюмерными товарами», 95 юридических лиц и 132 предпринимателей, заявивших данный вид деятельности в качестве одного из дополнительных.

Решение арбитражного суда, которым Предпринимателю (Продавцу) было отказано в удовлетворении его требований, постановлением апелля-ционной инстанции отменено, решение Управления ФАС – признано недей-ствительным. Суд кассационной инстанции оставил кассационную жалобу без удовлетворения.

 

1.3. Применение норм налогового законодательства.

 

Затраты предприятия по оплате специальных пропусков на право проезда крупногабаритных и тяжеловесных транспортных средств по дорогам общего пользования непосредственно связаны с производственной деятельностью налогоплательщика, оплачиваются им добровольно, поэтому правомерно отнесены к расходам при исчислении налога на прибыль (дело № А29-6687/2013).

Как следует из материалов дела, Инспекция провела выездную налоговую проверку Общества, в ходе которой налоговый орган пришел к выводу о неправомерном включении Обществом в состав расходов, уменьшающих налоговую базу по налогу на прибыль, затрат в виде платы в счет возмещения вреда, причиняемого автомобильным дорогам транспортными средствами.

Кроме того, Инспекция установила, что Общество при исчислении транспортного налога не включило в налоговую базу незарегистрированные, но фактически эксплуатируемые транспортные средства.

Рассмотрев материалы проверки, и.о. начальника Инспекции принял решение о привлечении Общества к ответственности на основании пункта 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации в виде штрафа в общей сумме 335 928 рублей 44 копейки. В этом же решении Обществу предложено уплатить налог на прибыль, транспортный налог и налог на имущество организаций в общей сумме 3 941 622 рубля и 164 601 рубль 40 копеек соответствующих пеней.

Не согласившись с принятым Инспекцией решением, оставленным без изменения вышестоящим налоговым органом, Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании его недействительным.

Руководствуясь статьями 246, 247, 252, 264, 270, 272, 357 − 359, 362 Налогового кодекса Российской Федерации, Федеральным законом от 08.11.2007 № 257-ФЗ «Об автомобильных дорогах и о дорожной деятельности в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», Правилами возмещения вреда, причиняемого транспортными средствами, осуществляющими перевозки тяжеловесных грузов, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 16.11.2009 № 934, постановлениями Правительства Республики Коми от 07.02.2005 № 16 и от 14.10.2009 № 295, Инструкцией по перевозке крупногабаритных и тяжеловесных грузов автомобильным транспортом по дорогам Российской Федерации, утвержденной Министерством транспорта Российской Федерации 27.05.1996, Арбитражный суд Республики Коми пришел к выводу, что плата за провоз тяжеловесных грузов является мерой гражданско-правовой ответственности за причинение ущерба автомобильным дорогам вследствие провоза груза с превышением предельно допустимых значений и не должна учитываться в целях исчисления налога на прибыль. В отношении доначисления транспортного налога суд первой инстанции исходил из того, что до даты регистрации спорных транспортных средств у Общества не возникло обязанности по исчислению и уплате указанного налога.

Налогоплательщик с принятым решением суда в части отказа в удовлетворении его требований не согласился и обратился во Второй арбитражный апелляционный суд с жалобой, в которой просит решение суда в соответствующей части отменить и принять по делу новый судебный акт.

Апелляционный суд, отменяя решение суда первой инстанции в части отказа в удовлетворении требования Общества о признании недействительным решения Инспекции относительно доначисления налога на прибыль в сумме           3 837 689 рублей, пришёл к выводу о правомерном включении затрат в виде платы за провоз тяжеловесных грузов в состав расходов при исчислении налога на прибыль, поскольку спорные платежи по своему правовому содержанию не являются санкциями, Общество вносит их добровольно в силу необходимости осуществления хозяйственной деятельности.

При этом руководствовался нижеследующим.

В соответствии со статьей 247 Налогового кодекса Российской Федерации (далее − НК РФ) объектом налогообложения по налогу на прибыль для российских организаций признаются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов, определяемые в соответствии с положениями главы 25 НК РФ.

В силу пункта 1 статьи 252 НК РФ расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком. Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме. Расходы в зависимости от их характера, а также условий осуществления и направлений деятельности налогоплательщика подразделяются на расходы, связанные с производством и реализацией, и внереализационные расходы.

Статья 264 НК РФ определяет состав прочих расходов, связанных с производством и (или) реализацией. При этом согласно подпункту 49 пункта 1 данной статьи, данный перечень не является закрытым, и к этим расходам также могут быть отнесены иные расходы, связанные с производством и (или) реализацией.

В пункте 2 статьи 270 НК РФ установлено, что при определении налоговой базы не учитываются расходы в виде пени, штрафов и иных санкций, перечисляемых в бюджет (в государственные внебюджетные фонды), процентов, подлежащих уплате в бюджет в соответствии со статьей 176.1 настоящего Кодекса, а также штрафов и других санкций, взимаемых государственными организациями, которым законодательством Российской Федерации предоставлено право наложения указанных санкций.

В рассматриваемой ситуации, Общество (исполнитель) на основании договоров от 01.12.2005 № 148/05//05У0828, от 14.12.2009 № 195/09//04/112-2009, от 01.01.2011 № ЛСУ-20/11 обеспечивало несколько организаций (заказчиков) транспортом и спецтехникой в соответствии с клиентурным планом и разовыми заявками.

При предоставлении заказчикам транспорта, имеющего превышение установленных предельных значений осевых нагрузок или полной массы, Общество, как владелец транспортных средств, в силу статьи 31 Федерального закона от 08.11.2007 № 257-ФЗ «Об автомобильных дорогах и о дорожной деятельности в Российской Федерации» обязано было оформлять на эти транспортные средства специальные разрешения. При этом согласно пункту 2 части 3 этой статьи для получения специального разрешения требуется возмещение владельцем транспортного средства, осуществляющего перевозки тяжеловесных грузов, вреда, причиняемого таким транспортным средством.

Таким образом, внесение платы в счет возмещения вреда, причиняемого транспортными средствами, является для Общества, как владельца транспортных средств, условием для дальнейшего использования автомобильной дороги.

Следовательно, плата в счет возмещения вреда, причиняемого транспортным средством, не является штрафной санкцией, а носит компенсационный характер; Общество вносило спорные платежи добровольно, в целях ведения своей непосредственной хозяйственной деятельности и выполнения договорных обязательств.

При изложенных обстоятельствах, данная плата должна учитываться в составе расходов, уменьшающих налоговую базу по налогу на прибыль.

Данные выводы суда апелляционной инстанции суд кассационной инстанции признал правильными и отказал налоговому органу в удовлетворении кассационной жалобы (постановление от 03.07.2014).

В настоящее время Инспекцией подана кассационная жалоба в Верховный суд Российской Федерации.

 

 

1.4. Споры, связанные с применением законодательства

о конкретных видах обязательного социального страхования.

 

Если Фондом социального страхования основной вид деятельности Страхователя определен лишь на основании сведений, внесенных в ЕГРЮЛ, и при этом доказательства его фактического осуществления отсутствуют, то достаточных оснований для изменения размера страхового тарифа и вынесения уведомления об его изменения не имеется (дело № А29-8751/2013).

Общество (Страхователь) обратилось в Арбитражный суд Республики Коми с заявлением о признании незаконным уведомления Государственного учреждения – Регионального отделения Фонда социального страхования Российской Федерации по Республике Коми (далее – Фонд социального страхования, Страховщик) об установлении с 01.01.2013 страхового тарифа на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний в размере 3,1 процента, а также об обязании ответчика применять с 01.01.2013 тариф в размере 0,9 %.

Решением Арбитражного суда Республики Коми в удовлетворении указанных требований отказано.

Не согласившись с названным решением, Страхователь обратился во Второй арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просит отменить упомянутое решение, при этом указывает, что основным видом его экономической деятельности является производство общестроительных работ по строительству мостов, надземных автомобильных дорог, тоннелей и подземных дорог, что подтверждено выпиской из ЕГРЮЛ, и размер тарифа в отношении этого вида экономической деятельности составляет 0,9 %. Между тем, Страховщик установил для Общества на 2013 год тариф в размере 3,1 %, что соответствует такому виду экономической деятельности как лесозаготовка, но при этом не представил никаких доказательств осуществления Страхователем данного вида деятельности.

В соответствии со статьей 21 и пунктом 3 статьи 22 Федерального закона от 24.07.1998 № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» страховые тарифы, дифференцированные по классам профессионального риска, устанавливаются федеральным законом, а правила отнесения видов экономической деятельности к классу профессионального риска утверждаются в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации.

Согласно пункту 8 Правил отнесения видов экономической деятельности к классу профессионального риска (далее – Правила), утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 01.12.2005 № 713, экономическая деятельность юридических и физических лиц, являющихся страхователями по обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, подлежит отнесению к виду экономической деятельности, которому соответствует основной вид экономической деятельности, осуществляемый этими лицами.

В соответствии с пунктом 5 Порядка, если страхователь, осуществляющий свою деятельность по нескольким видам экономической деятельности, не позднее 15 апреля не представил документы, указанные в пункте 3 Порядка, территориальный орган Фонда социального страхования Российской Федерации относит данного страхователя к тому виду экономической деятельности, который имеет наиболее высокий класс профессионального риска из осуществляемых им видов экономической деятельности, и в срок до 1 мая уведомляет страхователя об установленном с начала текущего года размере страхового тарифа, соответствующем этому классу профессионального риска.

Однако согласно правовой позиции, изложенной в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 05.07.2011 № 14943/10, в силу пункта 8 Правил и пункта 5 Порядка, в котором указано на «осуществляемые виды деятельности», класс профессионального риска должен определяться исходя из фактически осуществляемых страхователем видов экономической деятельности и не может быть определен лишь на основании документов, в которых приведены сведения о видах экономической деятельности страхователя.

Как следует из материалов дела и пояснений представителя ответчика, установленный Фондом социального страхования  в уведомлении на 2013 год страховой тариф на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний в размере 3,1 процента, соответствующий 21 классу профессионального риска, был определен Страховщиком на основании сведений из ЕГРЮЛ по одному из видов деятельности Общества, имеющему наибольший класс профессионального риска – лесозаготовки.

В то же время ответчик не представил доказательства, подтверждающие фактическое осуществление Обществом указанного вида деятельности.

При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции изменил решение суда первой инстанции и удовлетворил заявленное требование в части признания недействительным спорного уведомления.

Постановлением кассационной инстанции от 26.08.2014 постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 08.05.2014 оставлено без изменения, кассационная жалоба Фонда социального страхования – без удовлетворения.

 

1.5. Споры по жалобам на действия (бездействие) судебных приставов-исполнителей.

 

В случае отмены судебного акта, на основании которого был выдан исполнительный лист, постановление о взыскании исполнительского сбора, вынесенное судебным приставов-исполнителем законно и обоснованно, не может быть признано недействительным, так как права и интересы должника на возврат исполнительского сбора подлежат восстановлению в ином порядке (дело № А29-5229/2013).

Решением арбитражного суда по конкретному делу с Общества было взыскано неосновательное обогащение и проценты за пользование чужими денежными средствами, по делу был выдан исполнительный лист, на основа-нии которого было возбуждено исполнительное производство.

Постановлением от 10 июля 2013 года судебный пристав-исполнитель постановил взыскать с должника исполнительский сбор в размере 7% от подлежащей взысканию суммы. В последующем решение суда, на основании которого был выдан исполнительный лист, было отменено, в связи с чем должник обратился в арбитражный суд с требованием признать постановле-ние о взыскании исполнительского сбора недействительным.

Суд первой инстанции удовлетворил заявленное требование.

Отменяя судебный акт, апелляционная инстанция исходила из следую-щего.

В соответствии с частью 1 статьи 112 Закона № 229-ФЗ исполнитель-ский сбор является денежным взысканием, налагаемым на должника в случае неисполнения им исполнительного документа в срок, установленный для добровольного исполнения исполнительного документа, а также в случае неисполнения им исполнительного документа, подлежащего немедленному исполнению, в течение суток с момента получения копии постановления судебного пристава-исполнителя о возбуждении исполнительного производ-ства. Исполнительский сбор зачисляется в федеральный бюджет.

Как следует из материалов дела, Общество допустило нарушение 5-дневного срока, установленного ему судебным приставом-исполнителем для добровольного исполнения исполнительного документа арбитражного суда, что явилось основанием для вынесения постановления о взыскании исполни-тельского сбора.

На момент вынесения постановления о взыскании исполнительского сбора решение суда, на основании которого выдан исполнительный лист, имело законную силу (не было отменено). Следовательно, постановление о взыскании исполнительского сбора на момент его принятия соответствовало требованиям Закона № 229-ФЗ и не нарушало права и законные интересы должника, ввиду чего оно не могло быть признано недействительным.

В случае же отмены судебного акта, на основании которого возбуж-дено исполнительное производство, права должника восстанавливаются в предусмотренном законом порядке.

Согласно части 10 статьи 112 Закона № 229-ФЗ в случае отмены судеб-ного акта, акта другого органа или должностного лица, на основании кото-рых был выдан исполнительный лист, исполнительский сбор возвращается должнику в полном объеме.

Возвращение должнику исполнительского сбора осуществляется в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации.

Правила возвращения исполнительского сбора утверждены постанов-лением Правительства Российской Федерации от 21 июля 2008 года № 550, которым определен порядок возврата должнику исполнительского сбора.

В соответствии с указанными Правилами возврат исполнительского сбора осуществляется на основании заявления, представляемого должником в структурное подразделение территориального органа Федеральной службы судебных приставов, в котором был взыскан исполнительский сбор.

В том случае, когда постановление о взыскании исполнительского сбора вынесено, но не исполнено, законодательство содержит нормы, не позволяющие осуществлять необоснованное взыскание исполнительского сбора, поскольку в силу пункта 4 части 2 статьи 43 Закона № 229-ФЗ при отмене судебного акта, на основании которого выдан исполнительный доку-мент, исполнительное производство подлежит прекращению, в том числе и по не исполненным полностью или частично постановлениям о взыскании с должника расходов по совершению исполнительных действий и исполни-тельского сбора, что и имело место в данном деле.

 

 

РАЗДЕЛ IV. СУДЕБНЫЕ АКТЫ, ОТМЕНЕННЫЕ, В СВЯЗИ  С НАРУШЕНИЕМ НОРМ ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА

 

1. ПРИНЯТИЕ РЕШЕНИЯ О ПРАВАХ И ОБЯЗАННОСТЯХ ЛИЦ,

НЕ ПРИВЛЕЧЕННЫХ К УЧАСТИЮ В ДЕЛЕ.

 

В силу пункта 4 части 4 статьи 270 АПК РФ основанием для отмены решения арбитражного суда первой инстанции является принятие судом решения о правах и обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле (дело № А29-5254/2014).

Гражданин (истец, акционер) обратился в Арбитражный суд Республики Коми с исковым заявлением к Обществу «В» и Обществу «Д» о признании сделки купли-продажи недействительной, применении последствий недействительности ничтожной сделки - в виде восстановления истца в правах акционеров Общества «В», об обязании Общества «Д» сделать восстановительную запись в реестре акционеров, списать с лицевого счёта Общества «Х» акции Общества «В» и зачислить их на лицевой счёт акционера.

Определением суда к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора привлечены Общество «Х» и нотариус.

Вместе с тем истец 30.09.2013 заявил ходатайство об изменении предмета иска и о привлечении Общества «Х» в качестве соответчика на основании части 1 статьи 49 и статьи 46 АПК РФ.

Определением от 15.10.2013 в удовлетворении названного ходатайства отказано.

При принятии определения суд первой инстанции исходил из того, что основания для привлечения Общества «Х» в качестве соответчика по делу по заявленным истцом причинам отсутствуют.

Обжалуя определение суда от 15.10.2013, истец указал, что Общество «Х» должно быть привлечено к участию в деле в качестве соответчика, а не третьего лица, так как является выгодоприобретателем принадлежащих ему акций.

Решением Арбитражного суд Республики Коми от 22.10.2013 в удовлетворении исковых требований отказано.

Полагая, что данное решение принято при полном нарушении норм процессуального и материального права, истец также обжаловал его во Второй арбитражный апелляционный суд.

Рассматривая жалобы в судебном заседании, суд апелляционной инстанции установил, что суд первой инстанции ошибочно истолковал ходатайство о привлечении соответчика как обусловленное требованием о взыскании убытков и, отклонив ходатайство в связи с одновременным изменением предмета и оснований иска, отказал в изменении процессуального статуса Общества «Х».

Такое толкование действительного смысла ходатайства истца не основано на буквальном тексте ходатайства.

Таким образом, отказывая в удовлетворении ходатайства об изменении предмета иска и привлечении Общества «Х» в качестве соответчика в нарушение статей 4, 46, 49 АПК РФ, суд первой инстанции принял решение о правах и обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле, что в силу пункта 4 части 4 статьи 270 АПК РФ является основанием для отмены решения.

При данных обстоятельствах на основании части 6.1. статьи 268 АПК РФ, с учётом разъяснений пункта 29 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28.05.2009 № 36 «О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в арбитражном суде апелляционной инстанции» Второй арбитражный апелляционный суд перешёл к рассмотрению дела по правилам, установленным Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации для рассмотрения дела в арбитражном суде первой инстанции.

Постановлением арбитражного суда апелляционной инстанции от 10.04.2014 решение суда от 22.10.2013 и определение суда от 15.10.2013 отменены, в удовлетворении иска гражданину отказано.

 

При рассмотрении требования Кредитора судом дана оценка пункту трехстороннего соглашения о зачете встречных требований, как незаключенному, при этом стороны соглашения к участию в деле не привлекались (дело № А29-4265/2013 (Т-59166/2013).

В рамках дела о несостоятельности (банкротстве) Общества «В» (должник) Общество «М» (кредитор) обратилось в Арбитражный суд Республики Коми в порядке статьи 71 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» с заявлением об установлении требований и включении их в реестр требований кредиторов должника.

Требование основано на положениях Закона о банкротстве и мотивировано неисполнением должником своих обязательств по поставке запчастей и автомобиля Обществу «М» на сумму, перечисленных последним должнику в качестве предоплаты.

Определением суда от 12.12.2013 заявление Общества «М» удовле-творено. Задолженность Общества «В» включена в третью очередь реестра требований кредиторов должника.

При этом, судом дана оценка пункту трехстороннего соглашения о зачете встречных  требований, как незаключенному, в связи с чем, суд не принял представленное должником соглашение о зачете в качестве доказательства прекращения обязательств по возврату предварительной оплаты и включил требования в реестр.

Должник, а также лица, участвующие в соглашении о зачете, не согласившись с принятым по делу определением, обратились во Второй арбитражный апелляционный суд с жалобой, в которой просили определение суда первой инстанции отменить, отказать заявителю в удовлетворении требования в полном объеме, считали соглашение о зачете надлежащим доказательством прекращения обязательств по возврату денежных средств.

Суд апелляционной инстанции при рассмотрении  жалоб пришел к выводу, что судом первой инстанции не был разрешен вопрос о привлечении к участию в рассмотрении требования в качестве третьих лиц Общество «Т» и Общество «К», являющихся сторонами упомянутого соглашения.

Определением от 27.03.2014 (с учетом определения об исправлении опечатки от 26.03.2014) апелляционный суд перешел к рассмотрению дела по правилам, установленным для рассмотрения дела в арбитражном суде первой инстанции по основанию пункта 4 части 4 статьи 270 АПК РФ, пункта 2 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28.05.2009 № 36 «О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в арбитражном суде апелляционной инстанции».

Дело назначено к судебному разбирательству в судебном заседании Второго арбитражного апелляционного суда, к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены Общество «Т» и Общество «К».

Постановлением суда апелляционной инстанции от 22.04.2014. определение суда первой инстанции отменено, задолженность Общества «В» перед Обществом «М» включена в третью очередь реестра требований кредиторов должника.

 

 

2. НЕНАДЛЕЖАЩЕЕ ИЗВЕЩЕНИЕ УЧАСТВУЮЩИХ В ДЕЛЕ ЛИЦ.

 

Судебное извещение не было получено стороной по делу по не зависящим от неё причинам, следовательно, она не может считаться надлежаще извещенной (дело № А29-9804/2013).

Решением Арбитражного суда Республики Коми от 04.02.2014 иск Общества о взыскании с Предпринимателя задолженности по договору аренды нежилого здания удовлетворен в полном объеме.

Не согласившись с принятым решением, ответчик обратился во Второй арбитражный апелляционный суд с жалобой, в которой указал, в том числе на процессуальные нарушения, Предприниматель не был уведомлен о времени и месте судебного заседания.

Как следует из пояснений истца, о времени и месте судебного заседания он узнал, когда суд состоялся, и решение суда было получено по почте.

Рассмотрение дела в отсутствие кого-либо из участвующих в деле лиц, не извещенных надлежащим образом о времени и месте судебного заседания, является в силу пункта 2 части 4 статьи 270 АПК РФ безусловным основанием для отмены обжалуемого решения.

С учетом этого и на основании части 6.1 статьи 268 АПК РФ апелляционный суд перешел к судебному разбирательству по правилам первой инстанции, о чем вынес соответствующее определение от 15.04.2014.

В названном определении суд отметил, что нарушен порядок оказания услуг почтовой связи, определение суда первой инстанции от 10.01.2014, направленное в адрес ответчика заказным письмом с уведомлением о вручении, не были доставлены ответчику. Каких-либо доказательств, подтверждающих уклонение ответчика от получения судебного извещения, в деле не имеется.

При этом на возвращенном в арбитражный суд конверте и уведомлении отсутствуют отметки отделения почтовой связи о направлении ответчику вторичного извещения.

Таким образом, поскольку ответчик не получил копию судебного акта по не зависящим от него причинам, он не может считаться надлежащим образом уведомленным о начавшемся процессе.

Следовательно, суд рассмотрел дело при отсутствии доказательств надлежащего извещения ответчика.

 

 

3. НАРУШЕНИЕ ПРАВИЛ ПОДВЕДОМСТВЕННОСТИ

 

Определяющими обстоятельствами отнесения того или иного спора к подведомственности арбитражных судов являются как субъектный состав лиц, участвующих в деле, так и предмет спора, а также экономический характер заявленного требования (дело № А29-4871/2013).

Индивидуальный предприниматель К. (истец) обратился в Арбитражный суд Республики Коми к Администрации с иском о признании права собственности на гараж, расположенный в г.Сыктывкаре, в силу приобретательной давности.

Правовым основанием заявленных требований истец указал статью 234 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Суд первой инстанции прекратил производство по иску о признании права собственности, указав на отсутствие у истца статуса предпринимателя на момент приобретения спорного объекта (здания гаража) и доказательств  использования гаража в предпринимательской деятельности.

Названные обстоятельства суд апелляционной инстанции посчитал недостаточными основаниями для вывода о неподведомственности дела арбитражному суду, так как на момент предъявления иска истец являлся предпринимателем, его пояснения и сведения из ЕГРИП подтверждали использование гаража в предпринимательских целях, а отсутствие статуса предпринимателя в прошлый период не изменяет субъектный состав спора.

При таких обстоятельствах, определение суда о прекращении производства было отменено, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции (постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 20.02.2014).

 

 

4. НАРУШЕНИЕ ПРАВИЛ ПОДСУДНОСТИ

 

Место исполнения договора и место исполнения договорного обязательства не являются тождественными понятиями, и поскольку прямого указания на место исполнения договор оказания услуг по передаче электрической энергии не содержит, то условия для применения части 4 статьи 36 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации отсутствуют (дело № А29-9972/2013).

Принимая судебный акт об отказе в передаче дела по подсудности в Арбитражный суд города Москвы, суд первой инстанции исходил из требований пункта 4 статьи 36 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, то есть предъявления иска по месту исполнения договора.

Суд апелляционной инстанции с выводами суда первой инстанции не согласился и постановлением от 07.04.2014 отменил обжалуемое определение, дело направил на рассмотрение по существу в Арбитражный суд города Москвы.

В соответствии с пунктом 4 статьи 36 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации иск, вытекающий из договора, в котором указано место его исполнения, может быть предъявлен также в арбитражный суд по месту исполнения договора.

Как следует из материалов дела, между Компанией (исполнитель) и Обществом (заказчик) подписан договор оказания услуг по передаче электрической энергии (с протоколами урегулирования разногласий).

Согласно пункту 1.2 договора исполнитель (истец) принимает на себя обязательство оказывать заказчику (ответчику) услуги по передаче электрической энергии посредством осуществления комплекса организационно и технологически связанных действий, обеспечивающих передачу электрической энергии через технические устройства электрических сетей, принадлежащих исполнителю на праве собственности или ином законом основании, а заказчик обязуется оплачивать услуги исполнителя в порядке, установленном договором.

Пунктом 8.4 договора, оферта которого предполагала передачу споров на разрешение Арбитражного суда Республики Коми, сторонами в протоколах урегулирования разногласий была согласована редакция о разрешении споров в арбитражном суде субъекта РФ по подсудности в соответствии с действующим законодательством.

Приложением № 1 и 2 к договору сторонами согласован перечень точек присоединения и средств учета электрической энергии, характеристики точек присоединения, в то числе находящихся на территории Республики Коми.

Поскольку точки подключения (оказания услуг по передаче электрической энергии), в которых производится передача электрической энергии из сети исполнителя в сеть потребителя, расположены на территории Республики Коми, Компания обратилась в Арбитражный суд Республики Коми с исковым заявлением о взыскании задолженности по правилам альтернативной подсудности, руководствуясь при этом пунктом 4 статьи 36 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Суд первой инстанции, согласившись с доводами истца, пришел к выводу о том, что местом исполнения обязательств является Республика Коми, в связи с чем не усмотрел оснований для передачи дела по подсудности.

Вместе с тем судом апелляционной инстанции установлено, что спорный договор прямого указания на место исполнения не содержит, а понятия место исполнения договора и место исполнения договорного обязательства в рассматриваемом случае не являются тождественными.

Права и обязанности сторон определены разделом 3 договора (часть пунктов которого согласована в протоколах урегулирования разногласий), из которого следует, что стороны приняли на себя значительное количество взаимных обязательств, исполнение которых включается в понятие «исполнение договора».

Таким образом, согласования сторонами места исполнения одного из обязательств по договору (согласование точек поставки) в отсутствие соглашения о том, какое место стороны по договору в целом согласны считать местом его исполнения, не может служить доказательством согласования сторонами места исполнения всех обязательств, вытекающих из договора.

Волеизъявления сторон по определению единого места исполнения договора не имеется, поэтому в рассматриваемой ситуации условия для применения части 4 статьи 36 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации отсутствовали.

 

5. НАРУШЕНИЕ ПРАВИЛ СТАТЬИ  148 АПК РФ

 

При наличии предарбитражного напоминания и почтовой квитанции, подтверждающей его направление ответчику, и отсутствии в договоре обязательности соблюдения претензионного порядка урегулирования спора, оснований для оставления искового заявления без удовлетворения у суда первой инстанции не было (дело № А29-6331/2013).

Суд первой  инстанции, рассматривая дело в порядке упрощенного производства, оставил иск о взыскании задолженности по договору подряда и пени без рассмотрения, поскольку посчитал, что истец обратился в суд до истечения 10-дневного срока, установленного пунктом 5.2. спорного договора для ответа на претензию.

Отменяя определение суда об оставлении искового заявления без рассмотрения и направляя вопрос на новое рассмотрение в суд первой инстанции, апелляционный суд в постановлении от 16.01.2014 года указал:

1) договор не предусматривает обязательность соблюдения претензионного порядка урегулирования спора, поскольку пункт 5.2 спорного договора не уточняет, в какие сроки должен быть дан ответ на претензию: с момента получения претензии или с момента её отправки;

2) предарбитражное напоминание и доказательства его направления ответчику в материалы дела истцом представлены;

3) с момента принятия искового заявления к производству (13 сентября) и до вынесения определения об оставлении иска без рассмотрения (13 ноября) ответчик так и не представил отзыв на исковое заявление, в котором он указывал бы суду на несоблюдение в отношении него претензионного порядка урегулирования спора или выразил своё несогласие с предъявленным к нему иском.

 

Встречный иск был оставлен судом первой инстанции без рассмот-рения со ссылкой на пункт договора, который не свидетельствует о том, что предъявление претензии является обязательным условием для последующего обращения в арбитражный суд (дело № А29-9016/2011).

Решением Арбитражного суда Республики Коми от 17.12.2013 оставлены без рассмотрения исковые требования Общества «С» в части взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами. Встречный иск Общества «Е» оставлен без рассмотрения. Исковые требования Общества «С» в остальной части удовлетворены частично. Взыскано с Общества «Е» в пользу Общества «С» 2 141 686 рублей 76 копеек, в том числе: 2 046 469 рублей 20 копеек - задолженность за выполненные работы. В удовлетворении иска в остальной части отказано.

В соответствии с пунктом 19.1. заключенного между сторонами договора строительного подряда № 08-242/Е от 26.06.2008 (в связи с исполнением которого предъявлены первоначальный и встречный иски), спорные вопросы, возникающие в ходе исполнения настоящего договора, разрешаются сторонами путем переговоров. В случае не достижения согласия, к стороне, нарушившей обязательство, предъявляется претензия, срок рассмотрения которой составляет десять календарных дней с момента получения.

Ответчиком в ходе рассмотрения дела был предъявлен встречный иск о взыскании расходов, связанных с устранением силами другой организации недостатков выполненных истцом работ по устройству кровли. Данные требования судом первой инстанции оставлены без рассмотрения в связи с несоблюдением претензионного порядка, предусмотренного договором.

Постановлением суда апелляционной инстанции от 18.04.2014. решение суда первой инстанции в данной части отменено, апелляционный суд пришел к выводу о необходимости рассмотрения дела в части встречного искового заявления по существу по правилам первой инстанции.

Из постановления суда апелляционной инстанции следует, что буквальное содержание указанного пункта договора не свидетельствует о том, что предъявление претензии является обязательным условием для последующего обращения в арбитражный суд.

Кроме того, письмом от 16.08.2010 N 1744 Общество «Е» к Обществу «С» требовало устранить все имеющиеся дефекты по выполненным работам в срок до 20.08.2010, в срок до 25.08.2010 выплатить неустойку в размере 858 459,50 рублей с приложением расчета. Кроме того, указало, что в случае отказа привлечет другого подрядчика для выполнения работ.

По своей сути данное письмо является претензией, т.е. письменным обращением к другой стороне договора с предложением исполнить в добровольном порядке требования, вытекающие из договора. Возражения Общества «С» в части квалификации указанного письма в качестве претензии противоречат содержанию названного письменного доказательства.

По итогам рассмотрения дела суд апелляционной инстанции рассмотрел встречный иск по существу и удовлетворил требования, а также произвел зачет взаимных встречных обязательств.

 

6. ОТСУТСТВИЕ ОСНОВАНИЙ ДЛЯ ПРИОСТАНОВЛЕНИЯ

ПРОИЗВОДСТВА ПО ДЕЛУ

 

Основанием для приостановления производства по делу является не сам факт наличия в производстве этого же суда дела, с участием одних и тех же лиц, а наличие в этих делах  требований, связанных по основаниям их возникновения и (или) представленным доказательствам (дело № А29-4350/2013).

Общество-1 (истец, заявитель) обратилось в Арбитражный суд Республики Коми к Обществу-2 (ответчик) с иском о взыскании задолженности за поставленную тепловую энергию и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Определением Арбитражного суда Республики Коми от 12.03.2014 производство по делу № А29-4350/2013 приостановлено до вступления в законную силу судебного акта Арбитражного суда Республики Коми по делу № А29-3212/2013.

Не согласившись с принятым определением, Общество-1 обратилось во Второй арбитражный апелляционный суд с жалобой, в которой просит отменить определение Арбитражного суда Республики Коми от 12.03.2014 о приостановлении производства по делу.

В апелляционной жалобе, заявитель указал, что в производстве Арбитражного суда Республики Коми находится дело № А29-3212/2013 по иску Общества-2 к Обществу-1 об урегулировании разногласий по договору поставки тепловой энергии (мощности), одним из спорных условий которого является условие о договорных нагрузках. В рамках же дела № А29-4350/2013 рассматриваются требования о взыскании задолженности за фактически потребленные энергетические ресурсы и истцу необходимо доказать факт поставки тепловых ресурсов, объем поставленных энергетических ресурсов и обоснованность применяемых тарифов, поэтому заявитель полагает, что результаты рассмотрения дела № А29-3212/2013, в том числе в части урегулирования тепловых нагрузок, не будут иметь существенного значения для рассмотрения дела № А29-4350/2013.

Исследовав материалы дела, изучив доводы апелляционной жалобы и отзыва на неё, суд апелляционной инстанции пришёл к выводу, что предмет и основания исковых требований по спорным делам различны, в связи с чем у суда первой инстанции отсутствовали основания для приостановления производства по настоящему делу (применения пункта 1 части 1 статьи 143 АПК РФ).

При таких обстоятельствах, определение суда о приостановлении производства по делу было отменено, дело направлено на рассмотрение в суд первой инстанции.

 

7. ПРИМЕНЕНИЕ СРОКА ИСКОВОЙ ДАВНОСТИ.

 

Неправильная квалификация договорных отношений привела к отклонению заявления ответчика об истечении специального срока исковой давности (дело № А29-1282/2013).

Как следует из материалов дела, между истцом (исполнитель) и ответчиком (заказчик) заключен договор транспортной экспедиции на перевозку грузов автомобильным транспортом, по условиям которого перевозчик (исполнитель) обязуется доставить вверенный ему заказчиком груз, выдать груз грузополучателю, а заказчик обязуется уплатить за перевозку груза провозную плату, установленную договором (пункт 1.2 договора).

Признав данный договор договором возмездного оказания услуг, суд первой инстанции частично удовлетворил исковые требования, при этом заявление ответчика о пропуске исковой давности по сокращенному годичному сроку, применяемому к договорам перевозки и транспортной экспедиции, отклонил.

Второй арбитражный апелляционный суд с такой квалификацией договорных отношений не согласился, решение суда в части удовлетворения иска отменил и отказал истцу в иске в связи с истечением срока исковой давности (постановление от 13.02.2014).

Согласно части 1 статьи 431 Гражданского кодекса Российской Федерации при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом.

Как следует из текста спорного договора транспортной экспедиции на перевозку грузов автомобильным транспортом, стороны, именовавшие себя заказчиком и исполнителем (перевозчиком), договорились об осуществлении последним по заявке истца перевозки грузов по территории Российской Федерации и в международном сообщении автомобильным транспортом перевозчика.

По факту осуществления перевозки стороны согласовали оформление определенного перечня документов, в том числе и акта об оказанных услугах.

В качестве обоснования заявленных требований истец представил акт, подписанный сторонами и скрепленный печатями, который иных услуг, кроме как по перевозке груза, не содержит, и сторонами не оспаривается.

Кроме того, из материалов дела следует, что ранее ответчик уже перечислял истцу денежные средства по договору транспортной экспедиции на перевозку грузов, и в содержании частичной оплаты указывал транспортные услуги. 

Таким образом, проведя анализ акта оказанных услуг и перечислений денежных средств ответчиком истцу, апелляционный суд сделал вывод, что правоотношения сторон вытекают из договора перевозки груза, поэтому применил специальный срок исковой давности − один год.

Суд кассационной инстанции с выводами суда апелляционной инстанции согласился и оставил кассационную жалобу истца без удовлетворения (постановление от 26.06.2014).

 

 

8. НЕПОЛНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ОБСТОЯЕЛЬСТВ ДЕЛА.

 

Со ссылкой на неполное исследование судами обстоятельств дела, суд кассационной инстанции отменил решение суда первой инстанции и постановление апелляционного суда, и направил дело на новое рассмотрение (дело № А29-184/2013).

Общество-1 (Перевозчик) обратилось в Арбитражный суд Республики Коми с иском  к Обществу-2 (Владелец пути) о взыскании платы за время нахождения вагонов на железнодорожных путях общего пользования.

Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции исходил из того, что акты общей формы являются ненадлежащим доказательством, поскольку не содержат указания на причину задержки вагонов; Перевозчик не представил доказательств уведомления ответчика о подаче вагонов; расписание не позволяет определить момент наступления просрочки со стороны Владельца пути.

Второй арбитражный апелляционный суд согласился с выводами суда первой инстанции и оставил решение без изменения.

Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа, руководствуясь пунктом 3 части 1 статьи 287 АПК РФ, отменил решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции, поскольку признал, что выводы, содержащиеся в обжалуемых решении и постановлении, не соответствуют установленным по делу фактическим обстоятельствам и противоречат имеющимся в деле доказательствам. Дело направил на новое рассмотрение.

В частности, со ссылкой на номер тома и листы дела суд кассационной инстанции указал, что Перевозчик предлагал согласовать порядок сдачи вагонов на выставочных путях посредством уведомления Владельца пути не менее, чем за два часа до предстоящей сдачи.

Вместе с тем стороны по инициативе ответчика, исходя специфики его грузооборота, согласовали сдачу вагонов по расписанию, составляемому начальником станции Воркута и Владельцем пути.

Представленные в дело расписания определяют, что сдача нагонов на путь Владельца пути осуществляется с четных выставочных путей «маневровых передач» (2 - 12), возврат обратно с нечетных (1 - 11). При этом данное расписание содержит указание на время, к которому Владелец пути применительно к каждой «маневровой передачи» должен забрать, либо возвратить вагон.

Таким образом, вывод о том, что расписание не позволяет определить момент времени, к которому ответчик должен забрать либо возвратить вагоны, противоречит доказательствам по делу.

Кроме того, ссылку судов первой и апелляционной инстанций на неуказание в актах общей формы на задержку подачи вагонов по причинам, зависящим от грузополучателя,  признал несостоятельной, поскольку данное обстоятельство не имеет правового значения к рассматриваемому спору. Взыскание платы за задержку уборки вагонов локомотивом Владельца пути с выставочных путей, находящихся на путях общего пользования станции Воркута, связано с обстоятельством наличия вины лишь Владельца пути (нарушения нитки расписания).

При новом рассмотрении судам, в частности, предложено установить время нахождения вагонов на путях общего пользования, сопоставить его с согласованным сторонами временем сдачи и возврата вагонов с железнодорожного пути необщего пользования и решить вопрос о наличии или отсутствии оснований для взыскания платы за сверхнормативное время нахождения вагонов на железнодорожных путях общего пользования.

 

 

Отдел анализа и обобщения судебной

практики, законодательства и статистики

Сервис временно не доступен