Обзор практики рассмотрения Арбитражным судом Республики Коми споров, связанных с применением корпоративного законодательства

«ОДОБРЕНО»
Президиумом
Арбитражного суда
Республики Коми
(постановление от 30.10.2008 №4)

О Б З О Р
ПРАКТИКИ РАССМОТРЕНИЯ
АРБИТРАЖНЫМ СУДОМ РЕСПУБЛИКИ КОМИ,
СВЯЗАННЫХ С ПРИМЕНЕНИЕМ
КОРПОРАТИВНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
2008 год

СОДЕРЖАНИЕ

Глава 1.Подведомственность корпоративных

Глава 2.Споры об обжаловании решений общих собраний акционеров (участников), органов управления обществом

Глава 3.Споры, связанные с предоставлением обществом информации своим акционерам (участникам)

Глава 4.Споры, связанные с правами на акции и доли участия, о внесении записи (изменений) в реестр акционеров

Глава 5.Споры, связанные с выходом (исключением) участника из общества

Глава 6.Споры, связанные с признанием сделок, совершенных обществом (акционерным обществом), недействительными

Глава 7.Иные корпоративные споры

ГЛАВА 1. ПОДВЕДОМСТВЕННОСТЬ КОРПОРАТИВНЫХ СПОРОВ

1.1. Иск бывшего генерального директора открытого акционерного общества о признании недействительными торгов по продаже акций общества и заключенного по их результатам договора купли-продажи акций неподведомственен арбитражному суду, поскольку не подпадает под статью 33 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В соответствии с планом внешнего управления на базе имущественного комплекса открытого акционерного общества (ОАО-1) создано другое открытое акционерное общество (ОАО-2) с замещением в составе активов ОАО-1 этого имущества на акции вновь образованного акционерного общества с последующей их продажей.

После этого состоялись торги по продаже акций ОАО-2, составляющих 100% уставного капитала. По итогам торгов между ОАО-1 и победителем торгов заключен договор купли-продажи.

Считая, что торги были проведены с нарушением норм закона бывший генеральный директор ОАО-1 обратился в арбитражный суд с иском о признании недействительными торгов и заключенного по их результатам договора купли-продажи.

Статьей 33 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации установлен перечень дел специальной подведомственности арбитражного суда, подлежащих рассмотрению в арбитражных судах независимо от того, являются ли участники правоотношений, из которых возник спор, юридическими лицами, индивидуальными предпринимателями или гражданами.

Иск бывшего генерального директора ОАО-1 не подпадает под категории споров, которые рассматриваются арбитражным судом независимо от субъектного состава участников дела, в связи с этим производство по делу судом было прекращено по основаниям, предусмотренным подпунктом 1 пункта 1 статьи 150 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в связи с неподведомственностью спора арбитражному суду.

1.2. Подведомственность споров об оспаривании руководителями обществ решений органов управления обществ об освобождении их от занимаемых должностей определяется в зависимости от оснований исковых требований.

Физическое лицо - гражданин П., являющийся участником общества с ограниченной ответственностью с долей в размере 50% уставного капитала, обратился в арбитражный суд с иском к этому обществу о признании недействительным решения Совета директоров общества, которым истец был освобожден от должности директора общества, а на его место назначено другое лицо.

Ответчик против удовлетворения заявленных требований возражал, ссылаясь на то, что спор носит трудовой характер, поэтому арбитражному суду неподведомственен.

Оценив доводы ответчика, суд пришел к следующему выводу.

В соответствии с частью 1 статьи 27 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражному суду подведомственны дела по экономическим спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности.

В силу пункта 4 статьи 33 кодекса споры между участниками хозяйственных обществ и обществами, вытекающие из деятельности этих обществ, за исключением трудовых споров, отнесены к специальной подведомственности арбитражного суда.

В то же время в своем Постановлении «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел по трудовым спорам с участием акционерных обществ, иных хозяйственных товариществ и обществ» от 20.11.2003г. №17 Пленум Верховного Суда Российской Федерации установил, что дела об оспаривании руководителями организаций, заключившими с данными организациями трудовые договоры, решений уполномоченных органов или собственников этих организаций об освобождении их от занимаемых должностей подведомственны судам общей юрисдикции и рассматриваются ими в порядке искового производства как дела по трудовым спорам (пункт 1 постановления).

Из смысла приведенного пункта постановления Пленума следует, что такие дела подведомственны судам общей юрисдикции лишь в том случае, если спор обусловлен нарушением ответчиком норм трудового законодательства.

В рассматриваемом случае исковые требования о признании недействительным решения Совета директоров основаны на нормах Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью», вытекают из деятельности общества и связаны с осуществлением прав истца как участника общества. Требований, основанных на нормах Трудового кодекса российской Федерации истец не заявлял и о своем намерении восстановиться на работе в должности директора общества не высказывал.

С учетом этого, спор отнесен арбитражным судом к корпоративным и рассмотрен по существу.

1.3. Спор о признании права собственности на долю в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью подведомственен арбитражному суду, поскольку вопрос о принадлежности спорных долей общества тому или иному лицу напрямую связан с осуществлением прав и выполнением обязанностей участниками общества.

Физическое лицо - гражданка С., обратилась в арбитражный суд с иском к участникам общества с ограниченной ответственностью о признании права собственности на долю в уставном капитале этого общества.

Требования истицы о признании права собственности на долю в уставном капитале направлены на установление ее прав как участника общества, которые оспариваются ответчиками и третьим лицом по делу.

В соответствии с пунктом 6 Постановления Пленума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 9 декабря 2002 г. N11 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации» положения пункта 4 части 1 статьи 33 подлежат применению с учетом части 1 статьи 27 Кодекса: арбитражным судам подведомственны споры между участником хозяйственного товарищества и общества и хозяйственным товариществом и обществом, вытекающие из деятельности хозяйственных товариществ и обществ и связанные с осуществлением прав и выполнением обязанностей участниками хозяйственных товариществ и обществ.

В данном деле вопрос о принадлежности спорных долей общества тому или иному лицу напрямую связан с осуществлением прав и выполнением своих обязанностей участниками общества, в связи с чем, настоящий спор подведомственен арбитражному суду и суд рассмотрел дело по существу.

1.4. Споры между участниками хозяйственных товариществ и обществ, если хотя бы один из них является гражданином, не имеющим статуса индивидуального предпринимателя, не подлежат рассмотрению в арбитражном суде, за исключением случаев, когда указанные споры связаны с предпринимательской или иной экономической деятельностью указанных хозяйственных товариществ и обществ.

Два физических лица - граждане С. и Д. обратились в арбитражный суд с иском к другому физическому лицу - гражданину П. с требованием об обязании единственного участника (учредителя) общества с ограниченной ответственностью внести изменения в учредительные документы общества и Единый государственный реестр юридических лиц (далее - ЕГРЮЛ) о смене состава участников и изменении руководителя.

Спор рассмотрен судом по существу, в удовлетворении иска судом отказано. Возражения ответчика о неподведомственности спора арбитражному суду отклонены судом в силу следующего.

В соответствии с пунктом 4 части 1 статьи 33 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к специальной подведомственности арбитражных судов отнесены споры между акционером и акционерным обществом, участниками иных хозяйственных товариществ и обществ, вытекающим из деятельности хозяйственных товариществ и обществ, за исключением трудовых споров.

В пункте 6 Постановления Пленума ВАС РФ от 09.12.2002 г. №11 разъяснено, что положения вышеуказанного пункта статьи 33 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат применению с учетом части 1 статьи 27 Кодекса: арбитражным судам подведомственны споры между участником хозяйственного товарищества и общества и хозяйственным товариществом и обществом, вытекающие из деятельности хозяйственных товариществ и обществ и связанные с осуществлением прав и выполнением обязанностей участниками хозяйственных товариществ и обществ.

Споры между участниками хозяйственных товариществ и обществ, если хотя бы один из них является гражданином, не имеющим статуса индивидуального предпринимателя, не подлежат рассмотрению в арбитражном суде, за исключением случаев, когда указанные споры связаны с предпринимательской или иной экономической деятельностью указанных хозяйственных товариществ и обществ.

Данный спор подведомственен арбитражному суду, так как по своей сути спорные правоотношения относятся к категории корпоративных, то есть связанных с применением корпоративного законодательства, в данном случае норм ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», а разрешение спора по существу предполагает оценку осуществления прав и обязанностей бывших и действительных участниками общества.

ГЛАВА 2. СПОРЫ ОБ ОБЖАЛОВАНИИ РЕШЕНИЙ ОБЩИХ СОБРАНИЙ АКЦИОНЕРОВ (УЧАСТНИКОВ),

ОРГАНОВ УПРАВЛЕНИЯ ОБЩЕСТВОМ

2.1. Право на обжалование решения общего собрания акционеров имеет лицо, являвшееся акционером на день проведения собрания.

Физическое лицо - гражданин Я. обратился в арбитражный суд с иском к открытому акционерному обществу и налоговой инспекции о признании недействительным решения годового общего собрания об изменении места нахождения акционерного общества, о признании недействительным устава общества в новой редакции, о государственной регистрации изменений в учредительные документы акционерного общества и обязании налогового органа аннулировать соответствующую запись в ЕГРЮЛ.

При рассмотрении дела суд установил, что общее собрание акционеров, решение которого обжалуется истцом, было принято 30 июля 2007 года.

В то же время права акционера открытого акционерного общества истец приобрел 31 июля 2007 года на основании договора купли-продажи акций и передаточного распоряжения к нему от той же даты.

Таким образом, на момент принятия решений на годовом общем собрании акционеров от 30 июля 2007 года истец не являлся акционером акционерного общества.

В соответствии с пунктом 7 статьи 49 Федерального закона «Об акционерных обществах» акционер вправе обжаловать в суд решение, принятое общим собранием акционеров с нарушением требований закона, иных правовых актов Российской Федерации, устава общества, в случае, если он не принимал участия в общем собрании акционеров или голосовал против принятия такого решения и указанным решением нарушены его прав и законные интересы.

Поскольку истец не являлся акционером общества на момент принятия решения общего собрания, право на его обжалование у истца отсутствует, в связи с чем суд отказал в удовлетворении исковых требований.

2.2. Решения собрания акционеров могут быть признаны недействительными, если будет установлено, что акционер, голосование которого могло повлиять на результаты голосования, не был уведомлен о месте и времени проведения собрания акционеров и не участвовал в данном собрании.

Акционер, владеющий пакетом акций открытого акционерного общества в размере 28,21%, который не принимал участия во внеочередном собрании акционеров, обратился в суд с иском к акционерному обществу о признании недействительными решений принятых на указанном собрании.

Как видно из материалов дела, по инициативе акционера, обладающего в совокупности более чем 10 процентами голосующих акций общества - ответчика проведено внеочередное общее собрание акционеров, на котором приняты решения о внесении изменений и дополнений в устав общества и избран совет директоров.

В соответствии с пунктом 7 статьи 49 Федерального закона «Об акционерных обществах» акционер вправе обжаловать в суд решение, принятое общим собранием акционеров с нарушением требования названного Федерального закона, иных правовых актов Российской Федерации, устава общества, в случае, если он не принимал участия в общем собрании акционеров или голосовал против принятия такого решения и указанным решением нарушены его права и законные интересы.

Согласно разъяснению постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.11.2003 г. №19 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об акционерных обществах» (пункт 24) к нарушениям Закона, которые могут служить основанием для удовлетворения иска акционера о признании решения общего собрания акционеров недействительным, относится в частности, несвоевременное извещение (неизвещение) акционера о дате проведения общего собрания.

Суд установил, что истец не был извещен в установленном законом порядке о времени и месте проведения внеочередного общего собрания акционеров.

Указанное нарушение закона является существенным и правомерно положено судом в основу признания недействительными решений внеочередного общего собрания акционеров, проведенного в его отсутствие.

2.3. В силу закона суд вправе, с учетом всех обстоятельств дела, оставить в силе обжалуемое решение собрания акционеров, если голосование данного акционера не могло повлиять на результаты голосования, допущенные нарушения не являются существенными и решение не повлекло причинения убытков данному акционеру.

Физическое лицо П. - акционер закрытого акционерного общества, владеющий 24% акций закрытого акционерного общества, обратился в арбитражный суд с иском о признании недействительным решения внеочередного общего собрания акционеров от 15 февраля 2007 года.

15 февраля 2007 года закрытым акционерным обществом проведено внеочередное общее собрание акционеров с повесткой дня:

1. О досрочном прекращении полномочий Совета директоров закрытого акционерного общества;

2. О досрочном прекращении полномочий главного редактора;

3. Выборы Совета директоров;

4. Выборы главного редактора.

На собрании присутствовали акционеры с общим количеством акций, составляющим 68,6% голосов. Истец участия в собрании не принимал, с решением собрания не согласен по следующим основаниям: были нарушены сроки направления ему сообщения о дате, времени, месте, повестке дня собрания; были нарушены его права по предложению кандидатов в Совет директоров и на должность главного редактора; в повестку дня собрания были включены вопросы, не относящиеся к компетенции общего собрания акционеров.

Рассмотрев материалы дела, суд пришел к выводу, что заявленные требования удовлетворению не подлежат в силу следующего.

Оспариваемое внеочередное собрание акционеров было проведено по требованию одного из акционеров общества, владеющего 41 % акций.

В соответствии с пунктом 2 статьи 55 Федерального закона «Об акционерных обществах» внеочередное общее собрание акционеров, созываемое по требованию ревизионной комиссии (ревизора) общества, аудитора общества или акционеров (акционера), являющихся владельцами не менее чем 10 процентов голосующих акций общества, должно быть проведено в течение 40 дней с момента представления требования о проведении внеочередного общего собрания акционеров.

Если предлагаемая повестка дня внеочередного общего собрания акционеров содержит вопрос об избрании членов совета директоров (наблюдательного совета) общества, то такое общее собрание акционеров должно быть проведено в течение 70 дней с момента представления требования о проведении внеочередного общего собрания акционеров, если меньший срок не предусмотрен уставом общества.

Согласно пункту 3 указанной статьи сообщение о проведении внеочередного общего собрания акционеров в случае включения в повестку дня вопроса об избрании членов Совета директоров должно быть сделано не позднее чем за 70 дней до его проведения.

Сообщение о проведении внеочередного общего собрания акционеров было направлено истцу и получено им 15 января 2007 года, то есть с нарушением установленных законом сроков, однако в срок (за 30 дней), достаточный для внесения своих предложений по повестке дня.

Предложение по кандидатам в члены Совета директоров акционерного общества было внесено истцом только в день проведения собрания, доказательств невозможности осуществления своих прав по предложению кандидатур непосредственно после получения повестки дня истец не представил.

Но даже и при наличии обстоятельств, препятствующих истцу представить заблаговременно свои предложения, его права не были нарушены, поскольку предложенное им в качестве кандидата лицо было избрано членом Совета директоров закрытого акционерного общества.

По правилам пункта 7 статьи 49 Федерального закона «Об акционерных обществах» суд вправе, с учетом всех обстоятельств дела, оставить в силе обжалуемое решение, если голосование данного акционера не могло повлиять на результаты голосования, допущенные нарушения не являются существенными и решение не повлекло причинения убытков данному акционеру.

2.4. Совет директоров обязан созвать и провести собрание акционеров, инициированное акционерами, являющимися владельцами не менее 10 процентов голосующих акций общества.

Не может влиять на законность решений, принятых внеочередным общим собранием акционеров, созванным по инициативе таких лиц (лица), факт принятия решения о его созыве советом директоров, незаконность избрания которого признана в судебном порядке, а также факт наличия обеспечительных мер о запрете исполнять любые решения совета директоров данного состава, поскольку в данном случае совет директоров исполняет волю акционеров (акционера), владеющих не менее чем 10 процентов голосующих акций общества.

Из материалов дела об оспаривании решения внеочередного общего собрания акционеров открытого акционерного общества усматривалось, что спорное внеочередное общее собрание было созвано по инициативе одного из акционеров, владеющего более чем 10 % голосующих акций общества.

В соответствии с пунктом 1 статьи 55 Федерального закона «Об акционерных обществах» внеочередное общее собрание акционеров проводится по решению совета директоров на основании требования ревизионной комиссии (ревизора) общества, аудитора общества, а также акционеров (акционера), являющихся владельцами не менее чем 10 процентов голосующих акций общества на дату предъявления требования. Созыв собрания, в данном случае, осуществляется советом директоров (наблюдательным советом) общества.

Пунктом 6 названной статьи установлен исключительный перечень случаев, когда может быть отказано в созыве внеочередного общего собрания акционеров по требованию акционеров (акционера), являющихся владельцами не менее чем 10 процентов голосующих акций общества.

Пункт 7 указанной статьи устанавливает возможность обжалования в судебном порядке лишь решения совета директоров (наблюдательного совета) общества об отказе в созыве внеочередного общего собрания акционеров.

Кроме того, согласно пункту 8 вышеуказанной нормы в случае, если в течение установленного настоящим Федеральным законом срока советом директоров (наблюдательным советом) общества не принято решение о созыве внеочередного общего собрания акционеров или принято решение об отказе в его созыве, внеочередное общее собрание акционеров может быть созвано органами и лицами, требующими его созыва.

Из существа вышеобозначенных норм следует, что воля акционеров (акционера), являющихся владельцами не менее чем 10 процентов голосующих акций общества о созыве внеочередного общего собрания акционеров является обязательной для совета директоров - совет директоров обязан созвать и провести собрание. Кроме того, непринятие советом директоров решения о созыве внеочередного общего собрания акционеров не препятствует проведению собрания.

С учетом изложенного, суд пришел к выводу, что на законность решений, принятых внеочередным общим собранием акционеров, не может влиять факт принятия решения о его созыве советом директоров, незаконность избрания которого установлена в судебном порядке, а также факт наличия обеспечительных мер, принятых арбитражным судом по другому делу, о запрете исполнять любые решения совета директоров, так как совет директоров исполнял волю акционера, владеющего более 10 % голосующих акций.

Инициируя созыв оспариваемого собрания, акционер имел целью создать легитимные органы управления обществом, преодолев, тем самым сложившуюся в акционерном обществе ситуацию безвластия. Названные цели не могут входить в противоречие с существом судебных актов по другим рассмотренным арбитражным судом делам.

2.5. Созыв повторного собрания по инициативе акционера должен проводиться с соблюдением процедуры, предусмотренной пунктом 8 статьи 55 Федерального закона «Об акционерных обществах».

Физическое лицо - гражданин О., являющийся акционером открытого акционерного общества, обратился в арбитражный суд с иском к акционерному обществу и другому акционеру Д. о признании недействительным решения акционера о проведении повторного внеочередного общего собрания акционеров и признании недействительными решений, принятых на повторном внеочередном общем собрании акционеров.

В соответствии со статьей 55 Федерального закона «Об акционерных обществах» внеочередное общее собрание акционеров проводится по решению совета директоров (наблюдательного совета) общества на основании его собственной инициативы, требования ревизионной комиссии общества, аудитора общества, а также акционеров, являющихся владельцами не менее чем 10 процентами голосующих акций общества на дату предъявления требования.

Решение совета директоров общества о созыве внеочередного общего собрания акционеров или мотивированное решение об отказе в его созыве направляется лицам, требующим его созыва, не позднее трех дней с момента принятия такого решения.

В случае, если в течение установленного законом срока советом директоров общества не принято решение о созыве внеочередного общего собрания акционеров или принято решение об отказе в его созыве, внеочередное общее собрание акционеров может быть созвано органами и лицами, требующими его созыва. При этом органы и лица, созывающие внеочередное общее собрание акционеров, обладают предусмотренными законом полномочиями, необходимыми для созыва и проведения общего собрания акционеров.

Акционер Д., владеющий на момент заявления более 10 % голосующих акций акционерного общества, обратился к Совету директоров общества с требованием о проведении внеочередного общего собрания акционеров.

Совет директоров в установленный законом срок решение о созыве общего собрания не принял.

В этой связи акционер Д. самостоятельно принял решение о созыве внеочередного общего собрания акционеров, назначив его на 22 ноября 2007 года.

Однако, для участия в собрании 22 ноября 2007 года зарегистрировались акционеры общества, владеющие в совокупности 48 % голосов.

В соответствии с пунктами 1 и 3 статьи 58 Федерального закона «Об акционерных обществах» общее собрание правомочно (имеет кворум), если в нем приняли участие акционеры, владеющие в совокупности более чем половиной голосов размещенных голосующих акций общества. При отсутствии кворума для проведения внеочередного общего собрания акционеров может быть проведено повторное общее собрание акционеров с той же повесткой дня.

Поскольку внеочередное общее собрание акционеров не состоялось ввиду отсутствия кворума, акционер Д. принял решение о созыве повторного внеочередного общего собрания акционеров, назначив его на дату 20 января 2008 года.

Вместе с тем, законом не предусмотрено, что созыв повторного собрания по инициативе акционеров может проводиться без соблюдения порядка, установленного пунктом 8 статьи 55 Федерального закона «Об акционерных обществах», то есть без предварительного обращения акционеров с соответствующим требованием в совет директоров общества.

С учетом этого, решение акционера Д. о созыве повторного внеочередного общего собрания акционеров является недействительным, поскольку принято с нарушением законодательства.

Соответственно, решения, принятые на повторном внеочередном общем собрании акционеров также являются недействительными, поскольку собрание проведено на основании незаконного решения о его созыве.

При таких обстоятельствах исковые требования акционера О. удовлетворены судом полностью.

2.6. Основанием для вынесения советом директоров акционерного общества решения об отказе в созыве внеочередного общего собрания акционеров является случай, когда ни один из вопросов, предложенных лицом, имеющим право инициировать созыв такого собрания, для внесения в повестку дня, не отнесен к компетенции внеочередного общего собрания и (или) не соответствует требованиям Федерального закона «Об акционерных обществах» и иных правовых актов Российской Федерации.

Акционер К., являющийся владельцем более 10 % голосующих акций закрытого акционерного общества, обратился в Совет директоров общества с требованием о созыве внеочередного общего собрания акционеров, со следующей повесткой дня:

1. Отчет генерального директора об активах общества и доли активов в денежном выражении в аффилированных предприятиях с 1996 года или с момента создания новых предприятий с учетом нашего капитала с раскладкой по годам из деятельности с тем, чтобы оценить куда мы идем.

2. Выплата дивидендов в этих организациях с момента из создания и доля закрытого акционерного общества в денежном выражении.

3. Решение об аудиторской проверке деятельности закрытого акционерного общества и аффилированных предприятий за последние 5 лет.

4. Распределение акций выбывших акционеров внутри общества.

Совет директоров акционерного общества своим решением отказал акционеру К. в созыве внеочередного общего собрания акционеров в связи с тем, что ни один из вопросов, предложенных акционером, для внесения в повестку дня не отнесен к компетенции общего собрания акционеров и не соответствует требованиям Федерального закона «Об акционерных обществах» и иных правовых актов Российской Федерации.

В связи с указанным, К. обратился в арбитражный суд с иском к закрытому акционерному обществу о признании недействительным решения Совета директоров общества об отказе в созыве внеочередного общего собрания акционеров и обязании совета директоров созвать и провести в течении 40 дней внеочередное общее собрание акционеров с включением в повестку дня вопросов, предложенных заявителем.

Рассмотрев заявленные требования, суд в их удовлетворении отказал, исходя из следующего.

Согласно пункту 4 статьи 55 Федерального закона «Об акционерных обществах» в требовании о проведении внеочередного общего собрания акционеров должны быть сформулированы вопросы, подлежащие внесению в повестку дня собрания. Совет директоров (наблюдательный совет) общества не вправе вносить изменения в формулировки вопросов повестки дня созываемого по требованию акционеров (акционера), являющихся владельцами не менее чем 10 процентов голосующих акций общества.

Пунктом 6 названной статьи установлен исчерпывающий перечень оснований, при наличии которых совет директоров общества может принять решение об отказе в созыве внеочередного общего собрания акционеров.

Одним из таких оснований является, случай, когда ни один из вопросов, предложенных для внесения в повестку дня внеочередного общего собрания акционеров, не отнесен к его компетенции и (или) не соответствует требованиям настоящего Федерального закона и иных правовых актов Российской Федерации.

Статьей 48 Федерального закона «Об акционерных обществах» определены вопросы, относящиеся к компетенции общего собрания акционеров. Названной нормой предусмотрено, что общее собрание акционеров может принять решение и по иным вопросам, но только по прямо предусмотренным Федеральным законом «Об акционерных обществах».

Между тем, предложенный истцом в повестку дня вопрос об отчете генерального директора об активах общества и доли активов в денежном выражении в аффилированных предприятиях нельзя отнести ни к одному из вопросов, находящихся в компетенции общего собрания акционеров.

Согласно подпункту 11 пункта 1 статьи 48 Федерального закона «Об акционерных обществах» к компетенции общего собрания относится утверждение годового отчета общества.

Пунктом 4 статьи 88 названного закона установлено, что годовой отчет общества подлежит предварительному утверждению советом директоров (наблюдательным советом) общества, а в случае отсутствия в обществе совета директоров (наблюдательного совета) общества - лицом, осуществляющим функции единоличного исполнительного органа общества, не позднее чем за 30 дней до даты проведения годового общего собрания акционеров.

Из указанной нормы следует, что годовой отчет может быть утвержден только на годовом общем собрании акционеров, что исключает возможность его утверждения на внеочередном общем собрании акционеров.

Относительно второго вопроса, повестка дня внеочередного общего собрания акционеров, предложенной истцом, судом отмечено, что документы бухгалтерской отчетности, к которым имеет доступ акционер, содержат информацию о долях в иных юридических лицах и о полученных обществом дивидендах.

Анализируя содержание третьего вопроса в повестку дня внеочередного общего собрания акционеров, суд пришел к выводу, что в заявленной акционером формулировке вопрос не относится к компетенции общего собрания акционеров, в виду следующего.

Согласно пункту 4 статьи 55 Федерального закона «Об акционерных обществах» совет директоров (наблюдательный совет) общества не вправе вносить изменения в формулировки вопросов повестки дня созываемого по требованию акционеров (акционера), являющихся владельцами не менее чем 10 процентов голосующих акций общества.

Решение о проведении аудиторской проверки аффилированных предприятий может быть принято только компетентным органом данных предприятий, но не общим собранием акционеров закрытого акционерного общества.

Таким образом, с учетом содержащегося в пункте 4 статьи 55 Федерального закона «Об акционерных обществах» запрета совету директоров менять формулировку вопроса повестки дня собрания, созываемого по требованию акционеров (акционера), являющихся владельцами не менее чем 10 процентов голосующих акций общества, совет директоров был не вправе выносить на обсуждение общего собрания акционеров предложенный истцом третий вопрос.

Относительно четвертого вопроса повестки дня внеочередного общего собрания акционеров, предложенного истцом в следующей формулировке: «Распределение акций выбывших акционеров внутри общества», суд пришел к выводу о некомпетености общего собрания принимать решение по данному вопросу.

Как следует из пояснений истца, данный вопрос был предложен им для того, чтобы установить каким образом были распределены акции выбывших акционеров, не было ли злоупотреблений со стороны совета директоров и генерального директора, которые одновременно являются акционерами, при распределении акций выбывших акционеров.

В соответствии с пунктом 3 статьи 7 Федерального закона «Об акционерных обществах» акционеры закрытого общества пользуются преимущественным правом приобретения акций, продаваемых другими акционерами этого общества, по цене предложения третьему лицу пропорционально количеству акций, принадлежащих каждому из них, если уставом общества не предусмотрен иной порядок осуществления данного права (уставом ответчика иной порядок не предусмотрен). При продаже акций с нарушением преимущественного права приобретения любой акционер общества и (или) общество, если уставом общества предусмотрено преимущественное право приобретения обществом акций, вправе в течение трех месяцев с момента, когда акционер или общество узнали либо должны были узнать о таком нарушении, потребовать в судебном порядке перевода на них прав и обязанностей покупателя.

Из изложенного следует, что вопрос о распределении акций выбывших акционеров внутри общества может быть рассмотрен только с точки зрения нарушения права конкретного акционера на преимущественное приобретение акций. Данный вопрос подлежит рассмотрению в судебном порядке и не находится в компетенции общего собрания акционеров.

Согласно пункту 27 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об акционерных обществах» от 18.11.2003 г. № 19 решение совета директоров может быть оспорено в судебном порядке путем предъявления иска о признании его недействительным, если принятое решение не отвечает требованиям Закона и иных нормативных правовых актов и нарушает права и охраняемые законом интересы акционера.

Материалы дела подтверждают, что оспариваемое решение совета директоров отвечает требованиям законодательства и не нарушает права и охраняемые законом интересы истца, поскольку, ни один из вопросов, предложенных истцом для внесения в повестку дня внеочередного общего собрания акционеров, не отнесен к его компетенции и не соответствует требованиям Федерального закона «Об акционерных обществах», истец имеет возможность в ином порядке получить информацию относительно вопросов предложенных им на рассмотрение общего собрания акционеров - путем ознакомления с документами, к которым общество обязано обеспечить акционерам доступ (пункт 1 статьи 91 Федерального закона «Об акционерных обществах»).

2.7. Дела об оспаривании решений общего собрания участников общества с ограниченной ответственностью рассматриваются по правилам искового производства.

Участник общества обратился к обществу с ограниченной ответственностью с иском о признании недействительным решения собрания участников от 17 августа 2005 года и обязании общества устранить допущенные последствия принятых незаконных решений (передача имущества в другое общество), выдать исполнительный лист.

Требования об обязании устранить допущенные нарушения нормативно обоснованы истцом пунктом 3 части 5 статьи 201 главы 24 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Рассмотрев исковые требования, арбитражный суд удовлетворил требование истца о признании недействительным решений участников общества, принятых на общем собрании 17 августа 2005 года. В удовлетворении требований об обязании устранить допущенные нарушения суд отказал, указав в решении следующее.

В соответствии с нормой, на которую сослался истец, в резолютивной части решения по делу об оспаривании действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц должно содержаться указание на совершение определенных действий, направленных на устранение допущенных нарушений прав и законных интересов заявителя в установленный судом срок.

В то же время обращение в арбитражный суд граждан в порядке, предусмотренном главой 24 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, связано с защитой их нарушенных прав и законных интересов в случае, когда оспариваемый ими ненормативный правовой акт создает препятствия в осуществлении предпринимательской или иной экономической деятельности.

Решение общего собрания участников общества не является тем актом, оспаривание которого осуществляется в порядке главы 24 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Как следует из указанной главы, основанием для обращения с заявлением о признании ненормативных правовых актов недействительными, решений и действий (бездействия) незаконными, является наличие публичного спора о праве, особенность которого - юридическое неравенство спорящих сторон, находящихся между собой в отношениях власти и подчинения.

В данном случае спор между участником общества и обществом носит не публичный или административный, а частный гражданско-правовой характер, и возник между равноправными субъектами. Такой спор рассматривается в порядке искового производства.

Об этом также говорится в пункте 8 Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации «О некоторых вопросах применения части 1 Гражданского кодекса Российской Федерации» от 01.07.1996 №6/8.

Требования истца об обязании общества устранить допущенные последствия принятых незаконных решений и выдать исполнительный лист невыполнимо.

Из исковых материалов не видно, каким образом, и на основании какого закона суд должен обязать общество выполнить такое требование, Непонятно также, в чем заключается устранение допущенных последствий принятого решения - самовольном изъятии (без соответствующего решения суда) имущества или в предъявлении в суд иска о возврате имущества.

Поскольку истец неправильно определил процессуальный порядок рассмотрения его требований, то он неправильно определил и круг лиц, к которым адресованы такие требования, также неправильно определен предмет спора.

2.8. Пункт 1 статьи 43 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» исключает возможность удовлетворения иска о признании недействительным решения общего собрания участников общества, заявленного участником общества, который присутствовал на собрании и голосовал за оспариваемое решение. На результат рассмотрения дела не влияет тот факт, что на собрании присутствовал и голосовал не лично сам участник общества, а его полномочный представитель.

Арбитражный суд рассмотрел заявленные участником общества Г. требования о признании недействительным решения общего собрания участников общества с ограниченной ответственностью и отказал в их удовлетворении, указав в решении следующее.

В соответствии с пунктом 1 статьи 43 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» решение общего собрания участников общества, принятое с нарушением требований данного Федерального закона, иных правовых актов Российской Федерации, устава общества и нарушающее права и законные интересы участника общества, может быть признано судом недействительным по заявлению участника общества, не принимавшего участия в голосовании или голосовавшего против оспариваемого решения.

Таким образом, поскольку полномочный представитель истца присутствовал на спорном собрании участников общества и голосовал за принятие оспариваемого решения, то основания для обжалования принятого на собрании решения у него отсутствуют.

2.9. Если на общем собрании участников общества с ограниченной ответственностью присутствуют все участники общества, то в повестку дня собрания могут быть включены и новые вопросы (ранее не сообщенные участникам).

Если на собрании участников общества с ограниченной ответственностью присутствует полномочный представитель участника общества, то отдельного уведомления участника об изменении повестки дня и испрашивания у представляемого мнения по существу выносимых на голосование вопросов не требуется.

Участник общества с ограниченной ответственностью Г. обратился с заявлением о признании недействительным решения собрания участников общества с ограниченной ответственностью.

В обоснование своих требований истец указал, что он не был извещен об изменении повестки дня собрания участников, участие его представителя на собрании не является по смыслу пункта 7 статьи 37 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» соблюдением требования о возможности изменения повестки дня при участии в собрании всех участников общества.

Рассмотрев заявленные требования и имеющиеся по делу доказательства суд установил.

Пунктом 7 статьи 37 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» предусмотрено, что общее собрание участников общества вправе принимать решения только по вопросам повестки дня, сообщенным участникам общества в соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 36 данного закона, за исключением случаев, если в данном общем собрании участвуют все участники общества.

Таким образом, если на общем собрании участников присутствуют все участники общества, то в повестку дня собрания могут быть включены и новые вопросы (ранее не сообщенные участникам).

Пунктом 1 статьи 8 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» установлено, что участники общества вправе участвовать в управлении делами общества в порядке, установленном данным законом и учредительными документами общества.

Согласно пункту 2 статьи 37 указанного закона участники общества вправе участвовать в общем собрании лично или через своих представителей.

Из материалов дела следовало, что в общем собрании участников общества принимал участие представитель истца на основании доверенности, содержащей, среди прочего, следующие полномочия: представлять интересы участника общества Г. на общих и внеочередных собраниях участников общества, голосовать и распоряжаться всей принадлежащей ему долей, принимать решения, выдвигать предложения и требования, в том числе о созыве внеочередных собраний и т.п.

Таким образом, поскольку на собрании присутствовал полномочный представитель истца, то отдельного уведомления истца об изменении повестки дня и испрашивания у истца мнения по существу выносимых на голосование вопросов не требовалось.

На оспариваемом собрании присутствовали все участники общества с ограниченной ответственностью (или их полномочные представители), поэтому дополнение повестки дня вопросом о продаже доли общества третьим лицам не нарушает требования Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью».

С учетом изложенного в иске было отказано.

2.11. Неуведомление участников общества о проведении общего собрания является существенным нарушением закона и влечет недействительность решений данного собрания.

Общее собрание участников общества, проведенное с нарушением порядка созыва признается правомочным, только если в нем участвуют все участники общества.

Физические лица Н., К. и Е. обратились в арбитражный суд с иском о признании недействительными решений общего собрания участников общества с ограниченной ответственностью в части внесения изменений в Устав общества и регистрации этих изменений.

Согласно Устава общества, его участниками являются 9 человек, в том числе и истцы, каждый из которых владеет долей в размере 11,1% уставного капитала.

В соответствии с требованиями статьи 36 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» орган или лица, созывающие общее собрание участников общества, обязаны не позднее чем за тридцать дней до его проведения уведомить об этом каждого участника общества заказным письмом по адресу, указанному в списке участников общества, или иным способом, предусмотренным уставом общества.

В уведомлении должны быть указаны время и место проведения общего собрания участников общества, а также предлагаемая повестка дня.

В случае нарушения установленного настоящей статьей порядка созыва общего собрания участников общества такое общее собрание признается правомочным, если в нем участвуют все участники общества (пункт 5 статьи 36).

Материалами дела подтверждается, что участники общества не были уведомлены о проведении собрания, в оспариваемом собрании принимали участие только шесть участников из девяти.

Таким образом, учитывая, что порядок созыва общего собрания был нарушен и в нем участвовали не все участники общества, решения данного собрания не могут быть признаны правомочными, а потому признаны судом недействительными.

ГЛАВА 3. СПОРЫ, СВЯЗАННЫЕ С ПРЕДОСТАВЛЕНИЕМ ОБЩЕСТВОМ ИНФОРМАЦИИ СВОИМ АКЦИОНЕРАМ (УЧАСТНИКАМ)

3.1.Статьей 91 Федерального закона «Об акционерных обществах» предусмотрена обязанность общества по требованию лиц, имеющих право доступа к документам, предусмотренным пунктом 1 настоящей статьи, предоставить им копии указанных документов.

Отсутствие в законе указания на место и порядок исполнения такой обязанности не освобождает акционерное общество от выполнения требований закона.

В случае если акционер пожелает, чтобы документы были высланы по почте, общество обязано выслать их по почте.

Бухгалтерский баланс с приложениями не являются документами бухгалтерского учета, а являются составляющими бухгалтерской отчетности. Потому их копии должны предоставляться по требованию акционера вне зависимости от количества акций, которыми он владеет.

Физическое лицо В., имеющий в собственности 0,0005% акций открытого акционерного общества, обратился с письмом к акционерному обществу о направлении ему по почте копии устава, бухгалтерского баланса за первое полугодие текущего года с приложениями №2 и №3 (отчет о прибылях и убытках, отчет о движении денежных средств), расходы на изготовление копий документов и их пересылку обязался возместить.

Акционерное общество ответило письменным отказом, при этом разъяснив, что направление копий документов по почте законом не предусмотрено, запрашиваемые документы могут быть предоставлены акционеру для ознакомления в помещении исполнительного органа общества.

В связи с этим, В. обратился с иском к акционерному обществу о признании незаконным отказа в предоставлении ему информации, обязании ответчика предоставить копии запрошенных документов.

В соответствии с пунктом 1 статьи 91 Федерального закона «Об акционерных обществах» общество обязано обеспечить акционерам доступ к документам, предусмотренным пунктом 1 статьи 89 закона. Данной нормой закона к таким документам отнесены и документы истребуемые истцом.

К документам бухгалтерского учета и протоколам заседаний коллегиального исполнительного органа имеют право доступа акционеры (акционер), имеющие в совокупности не менее 25 % голосующих акций общества.

Истец является владельцем менее 25 % голосующих акций. Однако интересующие его документы (бухгалтерский баланс с приложениями) не относятся к документам бухгалтерского учета и в силу статьи 13 Федерального Закона «О бухгалтерском учете».

В соответствии с пунктом 2 статьи 91 Федерального закона «Об акционерных обществах», документы, предусмотренные пунктом 1 настоящей статьи, должны быть предоставлены обществом в течение семи дней со дня предъявления соответствующего требования для ознакомления в помещении исполнительного органа общества. Общество обязано по требованию лиц, имеющих право доступа к документам, предусмотренным пунктом 1 настоящей статьи, предоставить им копии указанных документов. Плата, взимаемая обществом за предоставление данных копий, не может превышать затраты на их изготовление.

Таким образом, законом установлено право акционера на ознакомление с определенными законом документами общества и (или) получение их копий за плату. Ознакомление с документами общества возможно лишь в помещении исполнительного органа общества. Однако, место и порядок выдачи копий документов акционеру законом не определены.

Предоставление копий документов является обязанностью общества. Отсутствие в законе указания на место и порядок исполнения такой обязанности не может свидетельствовать о возможности неисполнения этой обязанности обществом в зависимости от того, каким образом акционер желает реализовать свое право на получение названных документов и не освобождает акционерное общество от выполнения требований, установленных статьями 90, 91 Федерального закона «Об акционерных обществах».

Следовательно, отказ ответчика от предоставления истцу, путем направления по почте, копий запрашиваемых документов является незаконным.

С учетом изложенных обстоятельств, арбитражный суд требования В. удовлетворил и признал отказ акционерного общества в предоставлении ему документов незаконным.

3.2. Отсутствие в акционерном обществе утвержденного порядка ознакомления акционера с документами и отсутствие утвержденной платы за предоставление акционеру копий документов, не освобождает акционерное общество от выполнения требований Федерального закона «Об акционерных обществах» о предоставлении акционеру, имеющему право доступа к документам, копий указанных документов.

Акционер К., имея в собственности 21,42% акций открытого акционерного общества, неоднократно письменно обращался к акционерному обществу с требованиями предоставить ему различные документы о деятельности общества.

Большая часть требований акционера была отклонена с указанием в качестве причины, что не обнаружено документов в архиве предприятия, в обществе не установлен порядок ознакомления с документами и не определен размер платы за изготовление копий документов для акционеров.

В связи с этим К. обратился в арбитражный суд с иском к открытому акционерному обществу о понуждении предоставить ему надлежащим образом оформленные копии следующих документов:

- устава общества с изменениями и дополнениями;

- документов, подтверждающих права общества на имущество, находящееся на его балансе, стоимостью свыше 10 000 руб.;

- внутренних документов общества;

- годовых отчетов о деятельности общества;

- документов бухгалтерской отчетности (бухгалтерских балансов);

- протоколов общих собраний акционеров (очередных и внеочередных) за период с 1998 года по настоящее время;

- протоколов заседаний Совета директоров общества за период с 1998 года по настоящее время;

- отчетов независимых оценщиков по всем проведенным оценкам за период с 1999 года по настоящее время.

Решением Арбитражного суда Республики Коми исковые требования удовлетворены.

При этом суд исходил из следующего.

В соответствии с пунктом 1 статьи 67 Гражданского кодекса Российской Федерации, участники общества вправе получать информацию о деятельности общества и знакомиться с его бухгалтерскими книгами и иной документацией в установленном учредительными документами порядке.

Общество обязано обеспечить акционерам доступ к документам, предусмотренным пунктом 1 статьи 89 Федерального закона «Об акционерных обществах», в названный перечень входят документы, предоставить которые просил истец.

Пунктом 2 статьи 91 закона установлено, что указанные документы должны быть предоставлены акционерным обществом в течение семи дней со дня предъявления соответствующего требования для ознакомления в помещении исполнительного органа общества. Общество обязано по требованию лиц, имеющих право доступа к документам, предоставить им копии указанных документов. Плата, взимаемая обществом за предоставление данных копий, не может превышать затраты на их изготовление.

Исходя из этого, следует, что отсутствие в акционерном обществе утвержденного порядка ознакомления акционера с документами и отсутствие утвержденной платы за предоставление акционеру копий документов, не освобождает акционерное общество от выполнения требований статей 89-91 Федерального закона «Об акционерных обществах».

Кроме того, не были приняты во внимание доводы ответчика о том, что истцу не предоставлено внутренних документов, регулирующих деятельность органов общества, поскольку они обществом не разработаны и не приняты, в связи со следующим.

В акционерных обществах создаются органы управления и органы контроля за финансово-хозяйственной деятельностью общества: общее собрание акционеров, совет директоров (наблюдательный совет), исполнительные органы общества (единоличный и/или коллегиальный), ревизионная комиссия (статья 103 Гражданского кодекса Российской Федерации, статья 85 Федерального закона «Об акционерных обществах»). Указанные органы осуществляют свою деятельность в порядке и согласно полномочиям, установленным законодательством и уставом общества, что должно быть отражено во внутренних документах общества, которые утверждаются общим собранием акционеров (статья 48 Федерального закона «Об акционерных обществах»). Таким образом, ответчик обязан был своевременно принять положения о деятельности всех органов управления и контроля, которые функционируют в обществе, т.е. наличие таких документов предполагается.

3.3. Затраты общества на изготовление копий документов, предоставляемых акционеру на основании его обращения, не могут быть возложены на последнего сверх стоимости изготовления таких копий.

Акционер Р. обратился с иском к открытому акционерному обществу о взыскании неосновательного обогащения, представляющего собой излишне уплаченную акционером обществу денежную сумму за предоставление документов акционерного общества.

При принятии решения об удовлетворении иска суд исходил из того, что калькуляцией ответчика предусмотрены затраты общества, которые в силу статьи 91 Федерального закона «Об акционерных обществах» не могут быть возложены на акционера, уплаченная акционером сумма сверх стоимости изготовления копий документов является неосновательным обогащением и подлежит возврату акционеру.

Согласно материалам дела Р. обратился к ответчику с просьбой предоставить копии документов, включенных в материалы собрания акционеров открытого акционерного общества. Копии истребуемых документов были предоставлены Р. за определенную обществом плату.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1102 Гражданского кодекса РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество за счет другого лица, обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество.

В силу пункта 1 статьи 91 Федерального закона «Об акционерных обществах» общество обязано обеспечить акционерам доступ к документам, предусмотренным пунктом 1 статьи 89 указанного Федерального закона. Пунктом 2 вышеуказанной нормы Федерального закона установлено, что документы должны быть предоставлены обществом в течение семи дней со дня предъявления соответствующего требования для ознакомления в помещении исполнительного органа общества. Общество обязано по требованию лиц, имеющих право доступа к документам, предусмотренным пунктом 1 данной статьи, предоставить им копии указанных документов. Плата, взимаемая обществом за предоставление данных копий, не может превышать затраты на их изготовление.

В соответствии со статьей 89 Федерального закона «Об акционерных обществах» истребуемые истцом документы должны храниться у общества. Законодатель не предусматривает исключения при ведении реестра акционеров специализированной организацией. Следовательно, плата акционера за изготовление копий документов в любом случае не может превышать стоимость изготовления данных копий.

Согласно материалам дела в стоимость изготовления копий документов обществом необоснованно включены затраты, в том числе, по вскрытию, ознакомлению и регистрации входящего документа и других затрат, связанных с исполнением обязанности общества по направлению акционеру истребуемых копий документов, что в целом превышает калькуляцию стоимости затрат, предусмотренных статьей 91 Федерального закона «Об акционерных обществах».

Доводы ответчика о том, что между ним и акционером заключен договор возмездного оказания услуг, во исполнение которого ответчик оказал истцу услуги по изготовлению копий документов по согласованной сторонами в договоре цене, суд отклонил, как противоречащие положениям Федерального закона «Об акционерных обществах», правовой природе отношений, возникающих между акционером и обществом.

3.4. Список лиц, имеющих право на участие в общем собрании акционеров, предоставляется акционерным обществом для ознакомления по требованию лиц, включенных в этот список и обладающих не менее 1 % голосов.

Акционеры закрытого акционерного общества обратились в арбитражный суд с иском к закрытому акционерному обществу об обязании ответчика предоставить возможность ознакомления с документами общества (в частности, со списком лиц, имеющих право принимать участие в общем собрании акционеров закрытого акционерного общества).

В соответствии с пунктом 4 статьи 51 Федерального закона «Об акционерных обществах» список лиц, имеющих право на участие в общем собрании акционеров, предоставляется обществом для ознакомления по требованию лиц, включенных в этот список и обладающих не менее чем 1 процентом голосов. При этом данные документов и почтовый адрес физических лиц, включенных в этот список, предоставляются только с согласия этих лиц.

Из буквального толкования приведенной нормы права следует, что положения статьи не указывают на возможность предоставления таких списков акционерам, владеющим в совокупности не менее чем 1% акций общества.

Из документов, представленных в дело, следует, что у каждого из акционеров, обратившихся с иском в суд, количество акций составляет менее одного процента от общего количества акций, составляющих уставный капитал акционерного общества, а при таких обстоятельствах суд пришел к выводу об отсутствии правовых оснований у данных акционеров на предоставление им для ознакомления списка лиц, имеющих право принимать участие в общем собрании акционеров закрытого акционерного общества и отказал в удовлетворении иска.

ГЛАВА 4. СПОРЫ, СВЯЗАННЫЕ С ПРАВАМИ НА АКЦИИ И ДОЛИ УЧАСТИЯ, О ВНЕСЕНИИ ЗАПИСИ (ИЗМЕНЕНИЙ)

В РЕЕСТР АКЦИОНЕРОВ

4.1. В удовлетворении требования о восстановлении в реестре акционеров записи о принадлежности истцу акций отказано, так как недобросовестность покупателя акций не подтверждена материалами дела, а договор о покупке акций не признан недействительным в установленном законом порядке.

Общество с ограниченной ответственностью обратилось с иском к закрытому акционерному обществу, акционеру закрытого акционерного общества В. и реестродержателю о восстановлении на лицевом счете истца в реестре акционеров закрытого акционерного общества записи о принадлежности истцу на праве собственности 500 обыкновенных именных акций закрытого акционерного общества, а в случае невозможности возврата данных акций - взыскании их действительной рыночной стоимости.

Согласно статье 235 Гражданского кодекса Российской Федерации право собственности прекращается при отчуждении собственником своего имущества, а также по иным основаниям, предусмотренным законом.

В соответствии со статьей 28 Федерального закона "О рынке ценных бумаг" права владельцев на эмиссионные ценные бумаги бездокументарной формы выпуска (именно такие акции эмитированы ответчиком) удостоверяются в системе ведения реестра записями на лицевых счетах у держателя реестра. В силу статьи 29 указанного Закона право на бездокументарные ценные бумаги переходит с момента внесения записи на лицевом счете в соответствующем реестре.

В пункте 7.3 Положения о ведении реестра владельцев именных ценных бумаг, утвержденного постановлением Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг Российской Федерации от 02.10.1997, предусмотрено, что внесение записи в реестр акционеров возможно лишь при предоставлении правомочными лицами передаточного распоряжения и/или иных документов, подтверждающих переход права собственности на акции.

В силу статьи 44 Федерального закона "Об акционерных обществах" в реестре акционеров общества указываются сведения о каждом зарегистрированном лице, количестве и категориях (типах) акций, записанных на имя каждого зарегистрированного лица, иные сведения, предусмотренные правовыми актами Российской Федерации.

Судом установлено, что ответчик В. является единоличным владельцем акций закрытого акционерного общества, что подтверждается регистрационным журналом реестродержателя, выписками по лицевым счетам истца и ответчика В. Из указанных документов следует, что приобретение В. 500 акций состоялось на основании договора купли-продажи и передаточного распоряжения. Таким образом, права В. на эмиссионные ценные бумаги бездокументарной формы выпуска удостоверены в системе ведения реестра записями на лицевых счетах у держателя реестра и перешли к нему с момента внесения записи на лицевом счете в реестре акционеров, что соответствует статьям 28 и 29 Федерального закона "О рынке ценных бумаг".

Суд указал, что недобросовестность владения В. спорными акциями не доказана истцом, поэтому в удовлетворении исковых требований обществу с ограниченной ответственностью отказал.

4.2. В случае нарушения участником общества положений устава о запрещении уступки доли (части доли) третьим лицам, такая сделка является оспоримой и может быть признана недействительной по иску лица, в интересах которого установлены ограничения.

Физическое лицо - гражданка С. обратилась в арбитражный суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью (далее - ООО «Н»), его учредителям и инспекции федеральной налоговой службы (регистрирующему органу) о признании недействительными учредительных документов и государственной регистрации общества.

В ходе рассмотрения дела арбитражный суд установил, что при создании ООО «Н» его учредители сформировали уставный капитал за счет внесения в виде вкладов принадлежащих им долей участия в другом обществе с ограниченной ответственностью (далее - ООО «М»).

В то же время, в соответствии с уставом ООО «М» продажа или уступка иным образом долей (части доли) в уставном капитале третьим лицам, не являющимся участниками ООО «М», запрещена, что соответствует положениям пункта 2 статьи 21 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью».

Совершенный ответчиками учредительный договор о создании ООО «Н» по существу является сделкой, направленной не только на создание нового юридического лица, но и предусматривающей отчуждение долей участия в ООО «М» в пользу другого лица, не являющегося участником общества.

В случае нарушения участником общества положений устава о запрещении уступки доли (части доли) третьим лицам такая сделка применительно к статье 174 Гражданского кодекса Российской Федерации является оспоримой и может быть признана недействительной по иску лица, в интересах которого установлены ограничения, если будет доказано, что другая сторона в сделке знала или должна была знать об указанных ограничениях.

В рассматриваемом случае ограничения в виде запрета уступки доли третьим лицам сделаны в интересах всех участников ООО «М», поэтому истец, который является участником ООО «М», вправе обратиться с рассматриваемыми требованиями.

Ответчикам, которые также являются участниками ООО «М», было заведомо известно об ограничениях на уступки доли в обществе третьим лицам.

При таких обстоятельствах учредительный договор ООО «Н» был признан судом недействительным, а общество - созданным с нарушением закона.

Из смысла статей 5, 9 и 23 Федерального закона «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» следует, что учредительный договор и устав, не имеющие юридической силы, не могут служить основанием для внесения записи о государственной регистрации в Единый государственный реестр юридических лиц.

С учетом этого, судом удовлетворены также требования истца о признании недействительной государственной регистрации ООО «Н».

4.3. В иске о переводе на истца прав и обязанностей покупателя по договору купли-продажи доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью, заключенного ответчиками, отказано, поскольку устав общества предусматривает продажу доли без согласия других участников общества.

Физическое лицо У. - участник общества с ограниченной ответственностью, обратился с иском к другим участникам общества - П. и А. о переводе на истца прав и обязанностей покупателя по договору купли-продажи доли в уставном капитале общества, заключенного между ответчиками. Общество было привлечено к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет спора.

Заявленное требование основано на статьях 6, 8 и 21 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" и мотивировано тем, что оспариваемая сделка совершена с нарушением преимущественного права покупки доли.

Суд, сославшись на пункт 1 статьи 21 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" и пункт 6.5 устава общества, пришел к выводу, что у истца не возникло преимущественного права покупки доли, поскольку устав общества предусматривает продажу доли без согласия других участников общества. Оценив пункты 6.6 и 6.8 устава, суд признал их несоответствующими требованиям действующего законодательства.

Согласно пункту 1 статьи 21 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" участник общества вправе продать или иным образом уступить свою долю в уставном капитале общества, либо ее часть одному или нескольким участникам данного общества. Согласие общества или других участников общества на совершение такой сделки не требуется, если иное не предусмотрено уставом общества.

Пункт 6.5 устава общества соответствует вышеуказанной норме закона и предусматривает возможность продажи или иным образом уступки доли в уставном капитале общества или ее части одному или нескольким участникам без согласия других участников общества.

В силу пункта 2 статьи 12 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" устав общества может содержать положения, не противоречащие данному закону и другим федеральным законам.

Пунктами 6.6., 6.8. устава предусмотрено право участников общества на преимущественную покупку доли (ее части) в уставном капитале общества, продаваемой или отчуждаемой иным способом другим участникам, пропорционально размеру своей доли, а также установлен порядок извещения общества и его участников о предстоящей сделке.

Поскольку статья 21 (пункт 1) Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью" не предусматривает возможность получения участником общества преимущественного права на покупку доли в случае ее отчуждения в рамках состава участников общества, а лишь указывает на возможно иное, чем в законе, решение в уставе общества вопроса о получении согласия на такую уступку, пункт 6.8. данного устава противоречит указанной норме закона.

Из содержания пункта 12 постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 09.12.1999 N 90/14 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" также следует, что преимущественное право покупки доли в уставном капитале общества возникает лишь при продаже доли одного из участников общества третьему лицу, которое не является участником общества.

Поскольку спорная сделка совершена между участниками общества, то истец не вправе требовать перевода прав и обязанностей по данной сделке на себя.

4.4. Изменение наименования истца - общества с ограниченной ответственностью, реорганизацией не является, поэтому истец остается участником общества - ответчика и имеет право на часть распределенной прибыли.

Общество с ограниченной ответственностью (ООО «Ц») обратилось в арбитражный суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью (ООО «К») о взыскании 510 000 руб. распределенной прибыли ООО «К» по итогам работы за 2005 год.

Исковые требования мотивированы тем, что истец, являющийся участником ООО «К» с долей в уставном капитале 34% не получил причитающуюся ему часть прибыли, распределенной решением общего собрания общества по итогам года.

Ответчик с исковыми требованиями согласен не был, настаивал на том, что ООО «Ц» участником общества не является, оно является вновь созданным юридическим лицом - правопреемником участника ООО «Ц», а, в силу положений устава общества доли в уставном капитале общества переходят к правопреемникам юридических лиц-участников с согласия остальных участников общества.

Рассмотрев дело, суд исковые требования удовлетворил, указав в решении следующее.

В соответствии с учредительными документами ООО «К» одним из участников общества являлось ООО «Ф» с долей участия 34%.

Согласно представленным в материалы дела учредительным документам ООО «Ф» в 2004 году состоялась его реорганизация в виде присоединения к обществу двух обществ с ограниченной ответственностью, также было изменено наименование общества на ООО «Ц».

В результате реорганизации в форме присоединения к обществу других юридических лиц свои права и обязанности общество никому не передавало, правопреемник у него отсутствует, смена наименования ООО «Ф» на ООО «Ц» не является реорганизацией общества.

С учетом этого, ООО «Ц» является участником ООО «К» и согласия других участников на переход доли в уставном капитале общества от ООО «Ф» к ООО «Ц» не требуется.

В соответствии с пунктом 1 статьи 8 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» участники общества вправе участвовать в распределении прибыли.

В соответствии со статьей 28 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» общество вправе ежеквартально, раз в полгода или раз в год принимать решение о распределении своей чистой прибыли между участниками общества. Решение об определении части прибыли общества, распределяемой между участниками общества, принимается общим собранием участников общества. Часть прибыли общества, предназначенная для распределения между его участниками, распределяется пропорционально их долям в уставном капитале общества.

При таких обстоятельствах истец, как участник общества, имеет безусловное право на получение причитающейся ему части чистой прибыли общества, распределенной решением общего собрания участников общества. Общество, которым принято решение о распределении чистой прибыли между участниками, обязано выплатить стоимость доли участникам общества.

4.5. В отсутствие доказательств соблюдения условия о приоритетной продаже доли участнику общества с ограниченной ответственностью, участник общества вправе требовать перевода на себя прав и обязанностей покупателя по договору купли-продажи доли, совершенного с третьим лицом.

Участник общества с ограниченной ответственностью П. обратился в арбитражный суд с иском к М. и Т. о переводе на него прав и обязанностей покупателя по договору купли-продажи доли в уставном капитале общества, заключенном между ответчиками.

При рассмотрении дела суд установил, что М., являющийся участником общества с ограниченной ответственностью, заключил с Т., который участником общества не являлся, договор купли-продажи доли в обществе.

В соответствии со статьей 21 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» участник общества вправе продать или иным образом уступить свою долю в уставном капитале общества либо ее часть одному или нескольким участникам данного общества. Согласие общества или других участников общества на совершение такой сделки не требуется, если иное не предусмотрено уставом общества. Продажа или уступка иным образом участником общества своей доли (части доли) третьим лицам допускается, если это не запрещено уставом общества.

В данном случае уставом общества были предусмотрены ограничения права участника на продажу своей доли третьим лицам - это допускалось при условии приоритетной продажи доли участникам общества.

По правилам пункта 4 статьи 21 закона участник общества, намеренный продать свою долю (часть доли) третьему лицу, обязан письменно известить об этом остальных участников общества и само общество с указанием цены и других условий ее продажи. Уставом общества может быть предусмотрено, что извещения участникам общества направляются через общество. В случае, если участники общества и (или) общество не воспользуются преимущественным правом покупки всей доли (всей части доли), предлагаемой для продажи, в течение месяца со дня такого извещения, если иной срок не предусмотрен уставом общества или соглашением участников общества, доля (часть доли) может быть продана третьему лицу по цене и на условиях, сообщенных обществу и его участникам.

Из анализа приведенной нормы и положений устава общества, ответчик М. мог заключить договор купли-продажи доли с третьим лицом только в том случае, если другие участники общества отказались от ее приобретения по цене предложения третьему лицу.

Доказательств уведомления других участников общества или общества о предстоящей продаже своей доли ответчик не представил.

При таких обстоятельствах, в соответствии с пунктом 4 статьи 21 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» другой участник общества вправе в течение трех месяцев с момента, когда он или общество узнали или должны были узнать о таком нарушении, вправе потребовать в судебном порядке перевода на него прав и обязанностей покупателя по договору.

4.6. Вступившее в законную силу судебное решение является надлежащим документом, подтверждающим права акционера на акции, на основании которого регистратор обязан внести соответствующие записи в реестр акционеров.

Физическое лицо - гражданин Р. обратился в арбитражный суд с иском к обществу-регистратору об обязании ответчика внести запись о переходе прав на акции открытого акционерного общества.

Ответчик с исковыми требованиями согласен не был, ссылался на то, что истец не представил необходимые документы для внесения записи в реестр акционеров.

Рассмотрев заявленные требования и представленные истцом документы суд установил, что право собственности истца на акции установлено решением мирового судьи.

В соответствии со статьей 28 Федерального закона «О рынке ценных бумаг» права владельцев на эмиссионные ценные бумаги бездокументарной формы удостоверяются в системе ведения реестра записями на лицевых счетах держателя реестра. В силу статьи 29 закона право на бездокументарные ценные бумаги переходит с момента внесения записи на лицевом счете в соответствующем реестре.

Согласно пункту 7.3. Положения о ведении реестра владельцев именных ценных бумаг, утвержденного постановлением федеральной комиссии по рынку ценных бумаг от 02.10.1997г. внесение записи в реестр акционеров возможно лишь при предоставлении правомочными лицами передаточного распоряжения и (или) иных документов, подтверждающих переход права собственности на акции.

В данном случае для внесения записи в реестр акционеров истец представил регистратору решение мирового судьи, вступившее в законную силу, а также определение о разъяснении решения суда, содержащее необходимую информацию для внесения записи в реестр.

Вступившее в законную силу судебное решение является надлежащим документом, подтверждающим права акционера на акции, и регистратор был обязан внести соответствующие записи в реестр акционеров в установленный законом срок.

При таких обстоятельствах арбитражный суд удовлетворил исковые требования истца-акционера об обязании общества-регистратора внести записи о переходе прав на акции к истцу.

4.7. Несоблюдение предусмотренной законом формы сделки по уступке доли (части доли) в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью влечет ее недействительность.

Физическое лицо - гражданин С. обратился в арбитражный суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью, физическим лицам М. и П. о признании недействительной сделки купли-продажи долей участия в обществе с ограниченной ответственностью, а также признании недействительным решения общих собраний участников общества о внесении в учредительные документы общества изменений в связи с изменением состава участников общества.

В соответствии с пунктами 1, 6 статьи 21 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» участник общества вправе продать или иным образом уступить свою долю в уставном капитале общества или ее часть одному или нескольким участникам данного общества. Согласие общества или других участников общества на совершение такой сделки не требуется, если иное не предусмотрено уставом общества.

Уступка доли (части доли) в уставном капитале должна быть совершена в простой письменной форме, если требование о ее совершении в нотариальной форме не предусмотрено уставом общества. Несоблюдение формы сделки по уступке доли (части доли) в уставном капитале общества влечет ее недействительность.

Согласно пункту 1 статьи 160 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка в письменной форме должна быть совершена путем составления документа, выражающего ее содержание и подписанного лицом или лицами, совершающими сделку.

В протоколе обжалуемого собрания участников общества с ограниченной ответственностью было указано, что участвовавший в собрании М. сообщил, что он продал П. свою долю в обществе.

На этом же собрании участники приняли решение включить П. в состав участников общества и внести соответствующие изменения в учредительные документы общества (изменить устав, утвердить новую редакцию учредительного договора).

В то же время договор купли-продажи доли участия в обществе между М.и П., составленный с учетом требований вышеназванных норм, отсутствует, также ответчиками не были представлены доказательства оплаты доли.

При таких обстоятельствах арбитражный суд пришел к выводу, что спорный договор был заключен в устной форме, что в соответствии с пунктом 6 статьи 21 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» влечет его недействительность.

Соответственно, недействительно и решение общего собрания участников общества с ограниченной ответственностью в части внесения изменений в учредительные документы общества в связи с изменением состава участников.

4.8. Федеральный закон «Об акционерных обществах» не содержит требований о том, что устав акционерного общества в обязательном порядке должен содержать нормы о том, что дивиденды по привилегированным акциям не могут быть меньше, чем по обыкновенным и положений о первоочередности выплат дивидендов по привилегированным акциям, а потому отсутствие в уставе акционерного общества подобных норм не является нарушением закона.

Арбитражным судом отказано в удовлетворении исковых требований, акционеру Н., владеющему обыкновенными и привилегированными акциями открытого акционерного общества и не принимавшего участия в общем годовом собрании акционеров, о признании недействительным решения собрания по вопросу утверждения устава общества в новой редакции. Исковые требования были мотивированы тем, что новая редакция устава акционерного общества не содержит положений, предусматривающих, что дивиденды по привилегированным акциям не могут быть меньше, чем по обыкновенным акциям и о первоочередности выплат дивидендов по привилегированным акциям.

Согласно пункта 8 Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 02.04.1997 г. № 4/8 суд вправе с учетом всех обстоятельств дела оставить в силе обжалуемое решение общего собрания акционеров, если голосование данного акционера не могло повлиять на результаты голосования, допущенные нарушения не являются существенными и решение не повлекло причинение убытков данному акционеру.

Голосование истца на общем годовом собрании акционеров как акционера, владеющего 12 обыкновенными и 5 привилегированными акциями общества, не могло повлиять на результаты голосования.

Истцом не представлено каких-либо доказательств причинения убытков в связи с исключением из устава общества нормы о том, что дивиденды по привилегированным акциям не могут быть меньше, чем по обыкновенным, и положения о первоочередности выплат дивидендов по привилегированным акциям.

Кроме того, Федеральный закон «Об акционерных обществах» не содержит требования о том, что Устав акционерного общества должен содержать в обязательном порядке нормы о том, что дивиденды по привилегированным акциям не могут быть меньше, чем по обыкновенным и положений о первоочередности выплат дивидендов по привилегированным акциям, поскольку ставят владельцев привилегированных акций в преимущественное положение по сравнению с владельцами обыкновенных акций, предусмотрев для первых право на фиксированный размер дивиденда и стоимости имущества, распределяемого при ликвидации общества.

4.9. Отсутствие государственной регистрации выпуска акций распределенных среди учредителей акционерного общества при его учреждении не препятствует выплате учредителям дивидендов.

Внесение учредителем акционерного общества вклада в уставный капитал является оплатой акций общества.

Акционер Ш. обратился в арбитражный суд с иском о взыскании с закрытого акционерного общества дивидендов по принадлежащим ему акциям общества.

Ответчик, возражая против иска, ссылался на отсутствие государственной регистрации выпуска акций. Кроме того, по мнению ответчика, квитанциями к приходным кассовым ордерам, представленными истцом, подтверждается оплата не акций, а учредительного взноса в уставной капитал.

Решением Арбитражного суда Республики Коми исковые требования удовлетворены.

Суд исходил из следующего.

Согласно реестра владельцев ценных бумаг и учредительного договора закрытого акционерного общества, истец является владельцем 15% акций общества.

В материалах дела имеются доказательства оплаты истцом учредительного взноса - квитанции к приходным кассовым ордерам.

Статьей 25 Федерального закона «Об акционерных обществах» определено, что уставный капитал общества составляется из номинальной стоимости акций общества, приобретенных акционерами.

Таким образом, внесение учредителем вклада в уставный капитал и является оплатой акций общества.

Согласно пункту 1 статьи 42 Федерального закона «Об акционерных обществах» общество вправе один раз в год принимать решение (объявлять) о выплате дивидендов по размещенным акциям, в связи с чем, общество обязано выплатить объявленные дивиденды.

Из материалов дела следовало, что на внеочередном общем собрании акционеров ответчика было принято решение о распределении прибыли в виде дивидендов между акционерами общества по удельному весу размещенных акций, в том числе и истцу.

В соответствии со статьей 24 Федерального закона «О рынке ценных бумаг» при отсутствии государственной регистрации выпуска ценных бумаг запрещается их размещение, но не выплата дивидендов по ним.

Согласно пункту 10.1 Стандартов эмиссии акций при учреждении акционерных обществ, дополнительных акций, облигаций и их проспектов эмиссии, утвержденных Постановлением ФКЦБ Российской Федерации от 17.09.96 г. № 19, размещение ценных бумаг (за исключением распределения акций среди учредителей акционерного общества при его учреждении) до государственной регистрации их выпуска запрещается.

Из указанной нормы следует, что распределение акций среди учредителей акционерного общества допускается при его учреждении, до государственной регистрации их выпуска.

Таким образом, отсутствие государственной регистрации выпуска акций распределенных среди учредителей акционерного общества при его учреждении не препятствует выплате учредителям дивидендов.

4.10. На правоотношения, связанные с уступкой доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью распространяются нормы об уступке прав, предусмотренные статьями 382-390 Гражданского кодекса Российской Федерации, при этом законодатель не связывает возможность отчуждения доли участника общества с наличием согласия кредиторов общества по другим гражданско-правовым обязательствам, то есть с соблюдением требований статьи 391 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Купля-продажа доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью не может расцениваться как купля-продажа предприятия (имущественного комплекса), поскольку продавцом в договоре купли-продажи предприятия в соответствии со статьей 559 Гражданского кодекса Российской Федерации может выступать только само общество, а не его участник.

Решением Арбитражного суда Республики Коми отказано в удовлетворении исковых требований общества с ограниченной ответственностью (далее - ООО-1), являющегося кредитором другого общества с ограниченной ответственностью (ООО-2) к открытому акционерному обществу и закрытому акционерному обществу о признании недействительным заключенного между ответчиками договора купли-продажи доли в ООО-2.

Как следует из материалов дела, открытое акционерное общество, являясь единственным участником ООО-2, в соответствии с договором купли-продажи продало свою долю в уставном капитале данного общества закрытому акционерному обществу.

Статьей 21 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» предусмотрено, что продажа или уступка иным образом участником общества своей доли (части доли) третьим лицам допускается, если это не запрещено уставом общества. Устав ООО-2 не содержит запрета на отчуждение доли участником общества.

Таким образом, оспариваемый договор соответствует нормам названного закона, регламентирующим порядок продажи участником общества с ограниченной ответственностью своей доли.

Из смысла норм статей 87-88 Гражданского кодекса Российской Федерации, положений Главы 1 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» следует, что доля участника в уставном капитале общества является обязательственным правом (правом требования).

Поэтому, на порядок уступки доли распространяются нормы об уступке прав, предусмотренные статьями 382-390 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В силу пункта 1 статьи 382 Гражданского кодекса Российской Федерации право (требование), принадлежащее участнику общества на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона.

Таким образом, доля участника общества может быть отчуждена им другому лицу на основании договора купли-продажи.

При этом законодатель не связывает возможность такого отчуждения доли участника общества с наличием согласия кредиторов общества по другим гражданско-правовым обязательствам, то есть с соблюдением требований статьи 391 Гражданского кодекса Российской Федерации. В связи с указанным, не был принят довод истца о необходимости получения согласия кредиторов общества с ограниченной ответственностью на совершение сделки купли-продажи доли в его уставном капитале.

Доводы истца о том, что в результате заключения спорного договора фактически произошла продажа предприятия как имущественного комплекса не были приняты, поскольку анализ условий спорного договора безусловно свидетельствует о том, что его предметом является купля-продажа доли участника ООО-2 другому лицу, а не купля-продажа имущественного комплекса предприятия, продавцом которого в силу статьи 559 Гражданского кодекса Российской Федерации может выступать только само общество, а не его участник.

4.11. Единогласное голосование участников общества с ограниченной ответственностью за продажу доли принадлежащей обществу третьим лицам должно расцениваться как отказ всех участников общества от преимущественного права приобретения доли.

Участник общества с ограниченной ответственностью Г. обратился с заявлением о признании недействительным решения собрания участников общества в части решения вопроса о продаже обществом доли третьим лицам.

В обоснование своих требований истец указал, что он не давал письменного отказа от продаваемой обществом доли.

Довод истца о нарушении преимущественного права участников общества на приобретение доли, продаваемой третьим лицам, не был принят, поскольку все участники присутствовали на собрании и имели реальную возможность выразить свою волю на приобретение доли на собрании.

Единогласное голосование участников за продажу доли общества третьим лицам должно расцениваться как отказ всех участников общества от преимущественного права приобретения доли.

Кроме того, Федеральный закон «Об обществах с ограниченной ответственностью» не содержит требований о необходимости получения согласия участника на продажу доли именно в письменной форме.

С учетом изложенного, в удовлетворении иска суд отказал и применил последствия недействительности сделки.

4.12. Установленный пунктом 4 статьи 21 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» трехмесячный срок для заявления участником общества требований о переводе на него прав и обязанностей покупателя по сделке, совершенной с нарушением преимущественного права на приобретение доли, является пресекательным и его пропуск служит самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении исковых требований.

Общество с ограниченной ответственностью обратилось с иском о переводе на него прав и обязанностей покупателя по договору купли-продажи доли в его уставном капитале, заключенному между Н. и К.

Ответчики, со своей стороны, заявили, что истцом пропущен срок исковой давности на предъявление подобных требований, установленный пунктом 4 статьи 21 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью».

Как видно из дела, в соответствии с договором купли-продажи доли участник истца Н. продал К. долю в уставном капитале истца (общества с ограниченной ответственностью).

Статьей 21 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» и уставом общества с ограниченной ответственностью предусмотрено, что участники общества и само общество пользуются преимущественным правом покупки доли (части доли) участника общества. Участник общества, намеренный продать свою долю (часть доли) третьему лицу, обязан письменно известить об этом остальных участников общества и само общество с указанием цены и других условий ее продажи. В случае, если участники общества и (или) общество не воспользуются преимущественным правом покупки всей доли (всей части доли), предлагаемой для продажи, в течение месяца со дня такого извещения, доля (часть доли) может быть продана третьему лицу по цене и на условиях, сообщенных обществу и его участникам.

Н. известил в письменном виде истца и других участников общества о намерении продать принадлежащую ему долю в уставном капитале общества.

В связи с тем, что участники общества и само общество не использовали преимущественное право на приобретение доли, Н. заключил договор купли-продажи доли в обществе с ограниченной ответственностью с К.

Через три месяца после заключения договора купли-продажи доли Н. направил в адрес общества с ограниченной ответственностью требование о созыве внеочередного общего собрания участников общества по вопросу внесения изменений в состав участников и учредительные документы общества в связи с продажей доли в уставном капитале.

Согласно пункту 4 статьи 21 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" при продаже доли (части доли) с нарушением преимущественного права покупки любой участник общества и (или) общество, если уставом общества предусмотрено преимущественное право общества на приобретение доли (части доли), вправе в течение трех месяцев с момента, когда участник общества или общество узнали либо должны были узнать о таком нарушении, потребовать в судебном порядке перевода на них прав и обязанностей покупателя.

Аналогичное правило содержится и в пункте 3 статьи 250 Гражданского кодекса Российской Федерации, предусматривающем, что при продаже доли с нарушением преимущественного права покупки любой другой участник долевой собственности имеет право в течение трех месяцев требовать в судебном порядке перевода на него прав и обязанностей покупателя.

Как разъяснено в пункте 20 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25.02.1998 N 8 "О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" иск о переводе на истца прав и обязанностей покупателя должен быть заявлен не позднее чем в течение трех месяцев после продажи доли третьему лицу. Данный срок является пресекательным, поэтому исковые требования, заявленные с пропуском указанного срока, подлежат отклонению.

Поскольку на день предъявления истцом заявленных требований в арбитражный суд истцом пропущен установленный законом трехмесячный срок исковой давности, и о пропуске срока заявлено ответчиком, суд в удовлетворении иска отказал.

4.13. Сделка, совершенная органом акционерного общества по вопросу, входящему в компетенцию другого органа общества, является недействительной.

Решением арбитражного суда удовлетворены исковые требования закрытого акционерного общества (далее - ЗАО-1) о признании недействительной сделки по передаче 125 обыкновенных акций, заключенной истцом с другим закрытым акционерным обществом (далее - ЗАО-2), применены последствия недействительности сделки в виде восстановления в реестре акционеров ЗАО-1 записи о принадлежности ему 125 обыкновенных акций.

При этом суд исходил из следующего.

Как видно из дела, между несколькими обществами, и среди них с участием истца, заключен договор о создании ЗАО-2.

Согласно названному договору, ЗАО-1 обязалось передать в качестве вклада в уставный капитал ЗАО-2 125 штук обыкновенных именных акций общества. Истец исполнил свое обязательство, что подтверждается выпиской из реестра владельцев именных ценных бумаг ЗАО-1.

В соответствии со статьей 65 Федерального закона «Об акционерных обществах» принятие решений об участии и о прекращении участия общества в других организациях относится к компетенции совета директоров акционерного общества, если уставом общества это не отнесено к компетенции исполнительных органов общества (пункт 16).

Как видно из дела, такое решение советом директоров ЗАО-1 не принималось, устав общества не содержит положений о том, что принятие решений об участии в других организациях относится к компетенции исполнительного органа, тем не менее, со стороны истца договор был подписан его единоличным исполнительным органом - директором ЗАО-1.

Поскольку учредительный договор в части передачи 125 обыкновенных акций в качестве вклада в уставной капитал ЗАО-2 заключен директором истца с превышением полномочий, ограниченных законом, суд в силу статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации признал его ничтожным.

4.14. Исковые требования о признании недействительным договора дарения доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью, заявленные другим участником общества, могут быть удовлетворены, если истец докажет, что приобретатель доли должен был заведомо знать об ограничениях, предусмотренных уставом общества.

Участник общества с ограниченной ответственностью У. обратился в арбитражный суд с иском о признании недействительной сделки дарения доли в обществе, совершенной между К. (участником общества - дарителем) и Н. (одаряемым).

Согласно статье 21 Федерального закона «Об обществах в ограниченной ответственностью» продажа или уступка иным образом своей доли (части доли) в уставном капитале общества третьим лицам допускается, если это не запрещено уставом общества.

Факт владения дарителя долей в обществе с ограниченной ответственностью подтверждается только уставом такого общества, действующим на дату совершения сделки.

С учетом этого, одаряемый, принимая дар в виде доли, должен убедиться, что дарителю принадлежит определенная доля в уставном капитале общества, а осуществлять данное действие он может, только ознакомившись с уставом общества.

При ознакомлении с уставом одаряемый, соответственно, должен был узнать и о наличии запрета на отчуждение долей участников третьим лицам.

Таким образом, ответчик по настоящему спору, являющийся приобретателем доли по договору дарения, заведомо должен был знать о том, что она не подлежит отчуждению третьим лицам.

Предположение обратного ставит под сомнение возможность применения положений пункта 2 статьи 21 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» в целом, что не отвечает сущности закона.

На основании изложенного, суд признал недействительной (ничтожной) сделку дарения доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью, заключенную между К. и Н.

ГЛАВА 5. СПОРЫ, СВЯЗАННЫЕ С ВЫХОДОМ (ИСКЛЮЧЕНИЕМ) УЧАСТНИКА ИЗ

ОБЩЕСТВА С ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ

5.1. Право требовать в судебном порядке исключения участника из общества с ограниченной ответственностью, который грубо нарушает свои обязанности либо своими действиями (бездействием) делает невозможной деятельность общества или существенно ее затрудняет предоставлено только участнику общества либо участникам, доля которого либо доли которых в совокупности составляют не менее чем десять процентов уставного капитала общества. Само общество не вправе требовать исключения участника общества.

Между двумя участниками - Э. и К. был заключен учредительный договор о создании общества с ограниченной ответственностью. Доля К. в обществе составила 40 %, доля Э. - 60 %.

Общество с ограниченной ответственностью обралось в арбитражный суд с иском к К. об исключении последнего из состава участников общества в связи с невнесением вклада в уставный капитал.

При рассмотрении дела суд установил следующее.

Согласно статье 11 Гражданского кодекса Российской Федерации и статье 4 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации право на обращение в суд за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов принадлежит заинтересованному лицу.

Статьей 10 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» право требовать в судебном порядке исключения из общества участника, который грубо нарушает свои обязанности либо своими действиями (бездействием) делает невозможной деятельность общества или существенно ее затрудняет предоставлено только участнику общества либо участникам, доли которых в совокупности составляют не менее чем десять процентов уставного капитала общества. Самому обществу такое право не предоставлено.

Таким образом, с иском об исключении К. из состава участников общества с ограниченной ответственностью вправе был обратиться только другой участник общества - Э.

В случае невнесения участником общества вклада в уставный капитал следовало действовать в порядке, установленном статьей 23 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью».

При таких обстоятельствах основания для удовлетворения иска отсутствовали.

5.2. При рассмотрении дела об исключении из общества с ограниченной ответственностью его участника в порядке статьи 10 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» вопрос о наличии грубого нарушения участником общества своих обязанностей должен разрешаться в каждом конкретном случае с учетом обстоятельств дела, в частности, необходимо принимать во внимание степень вины участника, наступление и возможность наступления негативных для общества последствий.

Участники коммерческого банка, являющегося по своей организационно-правовой форме обществом с ограниченной ответственностью, обладающие в совокупности долей в размере более 10 % уставного капитала общества обратились в арбитражный суд с иском об исключении двух участников общества - Д. и К. из состава участников вследствие совершения ответчиками действий, существенно затрудняющих деятельность общества.

Согласно пункта 3. 11 Положения о методике расчета собственных средств (капитала) кредитных организаций № 31-П от 01.06.1998 года, утвержденного Центральным Банком Российской Федерации, с 1 января 2002 года расчет собственного капитала банков, созданных в форме общества с ограниченной ответственностью, должен производиться с учетом того, что уставный фонд учитывается в составе совокупной величины дополнительного капитала. Такой расчет приведет к уменьшению размера собственного капитала.

В суде истцами был представлен расчет, согласно которому банк, оставаясь в форме общества с ограниченной ответственностью, с 01 января 2002 года перестанет соответствовать утвержденным нормативам собственного капитала в связи с принятием Центральным банком Российской Федерации новой

Нарушение нормативов собственного капитала предоставляет право Банку России налагать штрафы на кредитные учреждения, а также отозвать лицензию, что означает прекращение банковской деятельности.

Совет директоров банка, принимая требования Банка России, учитывая интересы и возможности участников банка, располагая необходимыми расчетами о возможности наращивания собственного капитала при преобразовании банка в акционерное общество, вынес данный вопрос на рассмотрение общего собрания участников общества с ограниченной ответственностью

Протокол собрания участников общества свидетельствует о том, что из 40 участников общества только ответчики проголосовали против преобразования банка в закрытое акционерное общество без объяснения своих мотивов.

В соответствии с пунктом 17 совместного Постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 90/14 от 9 декабря 1999 года «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» при применении статьи 10 закона вопрос о наличии грубого нарушения участником общества своих обязанностей должен разрешаться в каждом конкретном случае с учетом обстоятельств дела, в частности, необходимо принимать во внимание степень вины участника, наступление и возможность наступления негативных для общества последствий.

Согласно части второй пункта 2 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации гражданские права могут быть ограничены на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

В рассматриваемом споре истцы требуют ограничить гражданские права ответчиков, защищая права и законные интересы других лиц. Действия участников общества с ограниченной ответственностью, проголосовавших за преобразование общества с ограниченной ответственностью в акционерное общество направлены на увеличение собственного капитала банка, финансового оздоровления и избежания банкротства, в связи с чем в силу пункта 3 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации являются разумными и добросовестными.

Материалы дела свидетельствуют о возможном наступлении таких негативных последствий как отзыв лицензии и прекращение банковской деятельности, что повлечет за собой безусловную ликвидацию общества.

В связи с этим, суд оценил действия ответчиков как злоупотребление правом участника общества и удовлетворил исковые требования об исключении недобросовестных участников из общества.

Участник общества З. обратился в суд с иском об исключении другого участника В. из числа участников общества с ограниченной ответственностью.

В соответствии со статьей 10 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» участники общества, доли которых в совокупности составляют не менее чем десять процентов уставного капитала общества, вправе требовать в судебном порядке исключения из общества участника, который грубо нарушает свои обязанности либо своими действиями (бездействием) делает невозможной деятельность общества или существенно ее затрудняет.

Истец в обоснование заявленных требований ссылается на то, что ответчиком на собрании участников общества был представлен «фальсифицированный список» участников общества, неправильно отражающий размер их долей в уставном капитале. Истец указал, что данные действия ответчика привели к незаконному переизбранию директора общества, повлекшему в последующем негативные последствия для общества.

Согласно положениями пункта 17 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 9 декабря 1999 года N 90/14 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" суду при рассмотрении заявления участников общества об исключении из общества участника, который грубо нарушает свои обязанности либо своими действиями (бездействием) делает невозможной деятельность общества или существенно ее затрудняет, необходимо оценивать действия ответчика с учетом степени его вины и наступления неблагоприятных последствий для общества, имея в виду, что под действиями (бездействием) участника, которые делают невозможной деятельность общества либо существенно ее затрудняют, следует, в частности, понимать систематическое уклонение без уважительных причин от участия в общем собрании участников общества, лишающее общество возможности принимать решения по вопросам, требующим единогласия всех его участников.

Из содержания протокола собрания участников общества видно, что присутствующие на собрании участники общества З. К. и Р. указали на незаконность представленного ответчиком списка. В частности, З., согласно данному списку, имеет не 29,62 доли в уставном капитале общества, а 5,9 долей. Не смотря на это, остальные участники признали правильным содержание данного списка и проголосовали по всем поставленным на собрании вопросам, руководствуясь при подсчете голосов указанным списком.

Суд пришел к выводу, что истец не доказал наличие причинно-следственной связи между действиями ответчика и наступлением неблагоприятных последствий для общества.

Решения в обществе с ограниченной ответственностью принимаются коллегиально, путем голосования всех присутствующих на собрании участников общества. Поскольку вопрос о незаконности спорного списка был поставлен на собрании и обсужден участниками общества, а по результатам такого обсуждения указанный список был ими принят, ответчик, независимо от правомерности содержания представленного им списка, не несет персональной ответственности за решения, принятые участниками общества коллегиально.

5.3. Исключение участника общества с ограниченной ответственностью из состава общества возможно только за его действия (бездействие) как участника общества, а не как единоличного исполнительного органа.

Участники общества с ограниченной ответственностью - физические лица С., В. и А. обратились в арбитражный суд с иском к К. об исключении ответчика из числа участников общества с ограниченной ответственностью на основании статьи 10 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» в связи с нарушением ответчиком своих обязанностей, что влечет существенное затруднение деятельности общества.

В соответствии с указанной статьей участники общества, доли которых в совокупности составляют не менее чем 10 процентов уставного капитала общества, вправе требовать в судебном порядке исключения из общества участника, который грубо нарушает свои обязанности либо своими действиями (бездействием) делает невозможной деятельность общества или существенно ее затрудняет.

Доводы истцов сводились к тому, что ответчик, будучи директором общества, не обеспечивал на протяжении ряда лет проведение общих собраний участников общества, заключил ряд сделок с нарушением требований закона к порядку совершения крупных сделок и сделок с заинтересованностью, не заключил необходимые для деятельности общества договоры, сложил с себя полномочия директора.

В то же время, пунктом 17 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» от 09.12.1999г. №90/14 разъяснено, что под действиями (бездействием) участника, которые делают невозможной деятельность общества или существенно ее затрудняют, следует, в частности, понимать систематическое уклонение без уважительных причин от участия в общем собрании участников общества, лишающее общество возможности принимать решения по вопросам, требующим единогласия всех его участников; при решении вопроса о том, является ли нарушение грубым, необходимо, в частности, принимать во внимание степень его вины, наступление (возможность наступления) негативных для общества последствий.

Обязанности участников общества с ограниченной ответственностью определены статьей 9 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью», в соответствии с пунктами 1 и 2 которой участники общества обязаны: вносить вклады в порядке, в размерах, в составе и в сроки, которые предусмотрены законом им учредительными документами общества; не разглашать конфиденциальную информацию о деятельности общества, другие обязанности, предусмотренные законом и уставом общества.

Уставом общества предусмотрено, что участники должны исполнять взятые на себя добровольно по единогласному решению участников общества другие обязанности, однако таких решений в материалах дела не имелось.

Выполнение функций единоличного исполнительного органа не может быть отнесено к числу обязанностей участников общества.

Участник общества не может быть исключен из общества за неисполнение обязанностей участника общества, которые не отнесены к таковым законом, уставом общества или решением общего собрания участников общества.

Таким образом, доводы истцов о совершении ответчиком действий (бездействия) с нарушением требований закона, причинивших обществу ущерб, основаны на оценке деятельности ответчика в качестве единоличного исполнительного органа, а не как участника общества, поэтому не могут являться основанием для исключения ответчика из числа участников общества с ограниченной ответственностью.

Основываясь на изложенных выводах, суд в удовлетворении исковых требований отказал.

5.4. Внесение вклада в уставный капитал с нарушением установленного срока не влечёт автоматического исключения участника из общества.

Участники общества - физические лица В., Д., К. и С. обратились в арбитражный суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью о признании недействительным решения собрания участников, на которым единственным участником Б. был решен вопрос о перераспределении долей истцов, не оплаченных в установленный уставом общества шестимесячный срок, в его пользу.

В соответствии с пунктом 1 статьи 9 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» участники общества с ограниченной ответственностью обязаны вносить вклады в уставный капитал общества в порядке, в размерах, в составе и в сроки, которые предусмотрены Законом и учредительными документами общества.

Статья 16 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" устанавливает, что каждый учредитель общества должен полностью внести свой вклад в уставный капитал общества в течение срока, который определен учредительным договором и который не может превышать одного года с момента государственной регистрации общества.

Нарушение обязанности по внесению вкладов при учреждении общества с ограниченной ответственностью влечет за собой наступление для участника последствий, которые предусмотрены пунктом 3 статьи 23 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью». Так, доля участника общества, который не внес в срок свой вклад в уставный капитал общества в полном размере, переходит к обществу с момента истечения срока внесения вклада.

В ходе рассмотрения дела установлено, что все участники общества внесли вторую половину своего вклада в уставный капитал общества, однако сделали это не в установленный уставом шестимесячный срок со дня регистрации общества, а по истечении года.

Вместе с тем, вопрос о выплате участникам действительной стоимости долей в связи с их переходом к обществу, как это предусмотрено пунктом 8 статьи 23 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью», а также перераспределении или реализации этих долей в установленный законом срок решен не был.

При таких обстоятельствах, истцы не утратили статус участников общества и должны были быть уведомлены о проведении общего собрания в порядке, установленном статьей 36 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью».

Доказательств уведомления всех участников общества о проведении внеочередного общего собрания общество не представило, равно как и доказательств их участия в собрании (за исключением одного участника).

На основании этого решение общего собрания участников общества признано недействительным, как принятое с нарушением требований законодательства и нарушающее права и законные интересы участников общества (пункт 3 статьи 43 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью».

5.5. Участник общества с ограниченной ответственностью утрачивает свой статус участника с момента подачи заявления о выходе из общества.

Физическое лицо - гражданин А. обратился в арбитражный суд с иском о признании недействительным решения внеочередного собрания участников общества с ограниченной ответственностью по вопросам рассмотрения заявления истца о его выходе из состава участников общества, а также внесении в связи с этим изменений в учредительные документы общества.

Исковые требования мотивированы тем, что истец не был уведомлен о проведении собрания, чем нарушены пункты 1, 2 и 3 статьи 36 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью».

Общество, в свою очередь, полагало, что на момент проведения собрания истец уже не являлся участником общества, поскольку уведомил общество о своем выходе из состава участников путем направления телеграммы, полученной директором общества 06 января 2005 года.

Оценив доводы сторон и представленные доказательства, суд пришел к выводу, что исковые требования заявлены ненадлежащим истцом, поскольку А. на момент проведения обжалуемого собрания утратил статус участника общества с ограниченной ответственностью.

В соответствии с пунктами 1, 2 статьи 26 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» участник общества вправе в любое время выйти из общества независимо от согласия других его участников или общества. В случае выхода участника из общества его доля переходит к обществу с момента подачи заявления о выходе из общества.

Соответственно, в силу закона А. утратил статус участника общества с момента получения обществом уведомления о выходе из общества.

Доводы истца о том, что он отзывал свое заявление о выходе из общества судом отклонены, поскольку проведение собрания с решением вопроса о выходе участника А. из общества явно свидетельствует о том, что общество отказалось удовлетворить его просьбу об отзыве заявления о выходе.

Как указано в пункте 16 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» от 09.12.1999г. №90/14 подача заявления о выходе из общества участником общества порождает правовые последствия, предусмотренные пунктом 2 статьи 26 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью», которые не могут быть изменены в одностороннем порядке. Вместе с тем это обстоятельство не лишает участника права в случае отказа общества удовлетворить его просьбу об отзыве заявления о выходе из общества оспорить такое заявление в судебном порядке применительно к правилам о недействительности сделок, предусмотренным Гражданским кодексом Российской Федерации.

Доказательств оспаривания заявления в судебном порядке истец не представил.

В соответствии со статьей 43 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» решение общего собрания участников общества может быть признано недействительным, если оно нарушает права и законные интересы участника общества. Между тем, истец не представил суду доказательств, подтверждающих, что решение собрания затрагивает его права и законные интересы, поскольку участником общества на момент проведения собрания он уже не являлся.

5.6. Временем подачи участником общества заявления о выходе из общества является день передачи заявления совету директоров, исполнительному органу или иному уполномоченному лицу общества.

Физическое лицо - гражданин А. обратился в арбитражный суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью о выплате действительной стоимости его доли в данном обществе.

В ходе рассмотрения дела были установлены следующие обстоятельства.

А. являлся участником общества с ограниченной ответственностью.

30 декабря 2004 года телеграммой, адресованной директору общества, он сообщил о своем выходе из общества. 31 декабря 2004 года телеграмма была вручена вахтеру здания, в котором размещалось общество.

В соответствии со статьей 26 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» общество обязано выплатить участнику общества, подавшему заявление о выходе из общества, действительную стоимость его доли в течение шести месяцев с момента окончания финансового года, в течение которого подано заявление о выходе из общества, если меньший срок не предусмотрен уставом общества.

Согласно пункту 16 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» от 09.12.1999г. №90/14 временем подачи заявления участника общества о его выходе из общества следует рассматривать день передачи его участником как совету директоров (наблюдательному совету) либо исполнительному органу общества, так и работнику общества, в обязанности которого входит передача заявления надлежащему лицу, а в случае направления по почте - день поступления его в экспедицию либо к работнику общества, выполняющему эти функции.

Вахтер не является лицом, уполномоченным обществом на принятие таких заявлений.

В связи с этим суд признал надлежащим уведомлением общества о выходе истца получение телеграммы лично директором общества 06 января 2005 года.

При таких обстоятельствах, срок выплаты истцу действительной стоимости его доли в обществе наступал по окончании первого полугодия 2006 года, и на момент предъявления иска право требования выплаты доли у истца еще не возникло, поэтому в удовлетворении иска было отказано.

5.7. При определении действительной стоимости доли участия в обществе с ограниченной ответственностью допускается применение по аналогии Порядка оценки стоимости чистых активов акционерных обществ, утвержденный Приказом Министерства финансов Российской Федерации №10н и Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг №03-6/пз от 29.01.2003г.

На сумму невыплаченной действительной стоимости доли участия в обществе в денежном выражении, подлежат начислению проценты за пользование чужими денежными средствами.

Физическое лицо - гражданин А. обратился в арбитражный суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью о выплате действительной стоимости его доли в данном обществе.

Исковые требования основаны на статье 26 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» и мотивированы тем, что истец вышел из состава участников общества, однако, в установленный законом срок общество не выплатило ему действительную стоимость его доли в полном объеме (выплачено 800 000 руб.), задолженность составляет 6 377 810 руб.

Рассмотрев дело, арбитражный суд удовлетворил исковые требования частично на основании следующего.

Истец являлся участником общества с ограниченной ответственностью и имел 264 доли в уставном капитале общества, что соответствует 14,27% от общего количества долей.

06 января 2005 года он уведомил общество о своем выходе из состава участников общества.

В соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 26 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» участник общества вправе в любое время выйти из общества независимо от согласия других его участников или общества. В случае выхода участника общества из общества его доля переходит к обществу. При этом общество обязано выплатить бывшему участнику действительную стоимость его доли, определяемую на основании данных бухгалтерской отчетности общества за год, в течение которого было подано заявление о выходе из общества, либо, с согласия участника общества, выдать ему в натуре имущество той же стоимости.

Факт выхода истца из состава участников общества был установлен другим арбитражным делом, сторонами оспаривался размер действительной стоимости доли истца в обществе.

Согласно пункту 2 статьи 14 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» действительная стоимость доли участников общества соответствует части стоимости чистых активов общества, пропорциональной размеру его доли.

В силу пункта 3 статьи 26 указанного закона общество обязано выплатить выбывшему участнику общества действительную стоимость его доли или выдать ему в натуре имущество такой же стоимости в течение шести месяцев с момента окончания финансового года, в течение которого подано заявление о выходе из общества.

При определении стоимости чистых активов по данным бухгалтерского учета общества суд по аналогии применил Порядок оценки стоимости чистых активов акционерных обществ, утвержденный Приказом Министерства финансов Российской Федерации №10н и Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг №03-6/пз от 29.01.2003г.

Также были использованы результаты экспертизы оценки действительной (рыночной стоимости) принадлежащего обществу недвижимого имущества, что соответствует разъяснениям, данным в пункте 16 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» от 09.12.1999г. №90/14 руководствуясь аналогией.

С учетом данных бухгалтерского баланса и экспертной оценки действительная рыночная стоимость всего имущества общества составила 52 802 тыс. руб., сумма обязательств общества - 3 876 тыс. руб.

Таким образом, размер чистых активов, соответствующий действительной (рыночной) стоимости всех долей общества, составил 48 926 тыс. руб. (52 802 тыс. руб. - 3 876 тыс. руб.), а стоимость доли истца составила 6 981 740 руб. (48 926 тыс. руб. х 14,27%).

Поскольку ранее истцу общество выплатило 800 000 руб., дополнительной уплате подлежит 6 181 740 руб. действительной стоимости доли истца в обществе.

Помимо этого, учитывая просрочку в оплате, истцом заявлены требования о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами на невыплаченную сумму действительной стоимости доли.

В отношении данных требований суд установил, что ответчиком нарушен срок оплаты действительной стоимости доли, который, согласно приведенной выше статье 26 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» наступил 30 июня 2006 года (уведомление о выходе участника из общества получено последним 06 января 2005 года).

Требования о взыскании действительной стоимости доли в обществе носят денежный характер и на них в полной мере распространяется статья 395 Гражданского кодекса Российской Федерации, в соответствии с которой за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств.

На основании изложенного, суд удовлетворил требования о взыскании процентов на невыплаченную сумму действительной стоимости доли истца в обществе.

5.8. При выходе из общества участник выплачивается действительная стоимость его доли участия в обществе, однако он не вправе требовать возврата того имущества, которое было внесено им в качестве вклада в уставный капитал.

Закрытое акционерное общество обратилось в арбитражный суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью об изъятии у ответчика недвижимого имущества - здания, внесенного в качестве вклада в уставный капитал общества.

Ответчик иск не признал, указав, что при выходе акционерного общества из состава участников общества с ограниченной ответственностью ему выплачена действительная стоимость доли, оснований для возврата недвижимого имущества, внесенного в качестве вклада в уставный капитал, не имеется.

Рассмотрев дело, арбитражный суд в удовлетворении иска отказал на основании следующего.

В соответствии с пунктами 1, 2 и 3 статьи 26 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» участник общества вправе в любое время выйти из общества независимо от согласия других его участников или общества. В случае выхода участника из общества его доля переходит к обществу с момента подачи заявления о выходе из общества. При этом общество обязано выплатить бывшему участнику общества действительную стоимость доли, определяемую на основании данных бухгалтерской отчетности за год, в течение которого было подано заявление о выходе из общества, либо, с согласия участника, выдать ему в натуре имущество такой же стоимости в течение шести месяцев с момента окончания финансового о года, в течение которого подано заявление о выходе из общества.

Следует учитывать, что в случае оплаты участником своего вклада в уставный капитал имуществом, при выходе из общества он не вправе требовать возврата именно этого имущества.

5.9. В случае если стоимость чистых активов общества с ограниченной ответственностью составляет отрицательную величину и невозможно уменьшение уставного капитала общества настолько, чтобы образовался источник для выплаты доли выбывающему участнику, то не имеется оснований для удовлетворения исковых требований участника о взыскании его доли в связи с выходом из общества.

Физическое лицо - гражданин К. обратился в арбитражный суд с иском о выплате ему действительной стоимости доли в связи с выходом из общества с ограниченной ответственностью.

Рассмотрев заявленные требования, суд в их удовлетворении отказал по следующим основаниям.

31 мая 2002 года истец заявил о выходе из состава участников общества с ограниченной ответственностью.

В силу пункта 2 статьи 26 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» в случае выхода участника общества из общества его доля переходит к обществу с момента подачи заявления о выходе из общества. При этом общество обязано выплатить участнику общества, подавшему заявление о выходе из общества, действительную стоимость его доли, определяемую на основании данных бухгалтерской отчетности общества за год, в течение которого было подано заявление о выходе из общества, либо с согласия участника общества выдать ему в натуре имущество такой же стоимости, а в случае неполной оплаты его вклада в уставный капитал общества действительную стоимость части его доли, пропорциональной оплаченной части вклада.

Согласно пункта 3 статьи 26 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» действительная стоимость доли участника общества выплачивается за счет разницы между стоимостью чистых активов общества и размером уставного капитала общества.

Как следует из баланса общества с ограниченной ответственностью по состоянию на 01 января 2003 года стоимость чистых активов общества составляла отрицательную величину: - 714 021 руб.

При определении стоимости чистых активов, ответчик руководствовался Порядком оценки стоимости чистых активов акционерных обществ утвержденным Приказом Министерства финансов Российской Федерации от 05.08.1996 г. № 71 и Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг № 149 «О порядке оценки стоимости чистых активов акционерных обществ».

Довод истца о том, что указанный порядок не применяется при расчете стоимости чистых активов обществ с ограниченной ответственностью судом не был принят, поскольку согласно пункта 4.10 приказа Министерства финансов Российской Федерации от 12.11.96 г № 97 «О годовой бухгалтерской отчетности организаций» все организации за исключением бюджетных учреждений, банков и страховых организаций при определении показателя чистых активов руководствуются порядком, изложенным в приказе от 05.08.1996г. №71/149.

В соответствии с учредительным договором общества с ограниченной ответственностью, его уставный капитал составляет 41 786 руб.

Таким образом, разница между стоимостью чистых активов и размером уставного капитала общества имеет отрицательную величину (-714 021 руб. - 41 786 руб.).

Пунктом 3 статьи 26 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» предусмотрено, что в случае, если разницы между стоимостью чистых активов общества и размером уставного капитала общества недостаточно для выплаты участнику общества, подавшему заявление о выходе из общества, действительной стоимости его доли, общество обязано уменьшить свой уставный капитал на недостающую сумму.

Однако, в силу пункта 1 статьи 20 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» общество не вправе уменьшать свой уставный капитал, если в результате такого уменьшения его размер станет меньше минимального размера уставного капитала, определенного в соответствии с настоящим Федеральным законом.

В соответствии с пунктом 1 статьи 14 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» размер уставного капитала общества должен быть не менее стократной величины минимального размера оплаты труда, установленного федеральным законом на дату представления документов для государственной регистрации общества.

В данном случае при имеющейся большой отрицательной величине разницы между стоимостью чистых активов общества и размером уставного капитала, уменьшение уставного капитала общества настолько, чтобы образовался источник для выплаты доли выбывающему участнику, не представляется возможным.

Учитывая, что согласно пункта 2 статьи 14 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» действительная стоимость доли участника общества соответствует части стоимости чистых активов общества, пропорциональной размеру его доли, доля истца не имеет стоимости.

Изложенное свидетельствует об отсутствии оснований для удовлетворения исковых требований о взыскании стоимости доли истца в связи с выходом из общества.

ГЛАВА 6. СПОРЫ, СВЯЗАННЫЕ С ПРИЗНАНИЕМ СДЕЛОК, СОВЕРШЕННЫХ ОБЩЕСТВОМ С ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ (АКЦИОНЕРНЫМ ОБЩЕСТВОМ) НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫМИ

6.1. При решении вопроса о том, является ли для акционерного общества совершаемая сделка крупной, стоимость отчуждаемого (приобретаемого) имущества определяется по данным бухгалтерского учета, а не по рыночной цене.

Физическое лицо С. - акционер открытого акционерного общества, обратился к акционерному обществу с иском о признании недействительной совершенной обществом сделки купли-продажи недвижимого имущества (здания) и применении последствий недействительности сделки.

При этом истец полагал, что совершенная сделка является крупной, однако не была одобрена ни Советом директоров, ни общим собранием общества. Также не была определена рыночная стоимость отчужденного имущества.

В соответствии со статьей 78 Федерального закона «Об акционерных обществах» крупной сделкой считается сделка (в том числе заем, кредит, поручительство) или несколько взаимосвязанных сделок, сделок, связанных с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения обществом прямо либо косвенно имущества, стоимость которого составляет 25 и более процентов балансовой стоимости активов общества, определенной по данным его бухгалтерской отчетности на последнюю отчетную дату, за исключением сделок, совершаемых в процессе обычной хозяйственной деятельности общества.

В случае отчуждения или возникновения возможности отчуждения имущества с балансовой стоимостью активов общества сопоставляется стоимость такого имущества, определенная по данным бухгалтерского учета, а в случае приобретения имущества - цена его приобретения.

Из бухгалтерского баланса акционерного общества на последнюю отчетную дату видно, что балансовая стоимость здания (стоимость отчуждаемого имущества) составила 10 процентов от балансовой стоимости активов предприятия.

Таким образом, оспоренный истцом договор купли-продажи здания не является крупной сделкой.

Доводы истца о необходимости определения рыночной стоимости объекта отчуждения отклонены, как не основанные на законе.

По результатам рассмотрения дела арбитражный суд в удовлетворении иска о признании сделки недействительной отказал.

6.2. Сделка, совершаемая в процессе обычной хозяйственной деятельности акционерного общества, крупной не является.

Физическое лицо И. - акционер закрытого акционерного общества, обратился в арбитражный суд с иском к закрытому акционерному обществу и обществу с ограниченной ответственностью о признании сделки между ними недействительной, как совершенной с нарушением требований законодательства к крупным сделкам.

Оценив материалы дела, суд пришел к выводу о том, что заключенный сторонами договор не является крупной сделкой в силу следующего.

В соответствии со статьей 78 Федерального закона «Об акционерных обществах» крупной сделкой считается сделка (в том числе заем, кредит, поручительство) или несколько взаимосвязанных сделок, сделок, связанных с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения обществом прямо либо косвенно имущества, стоимость которого составляет 25 и более процентов балансовой стоимости активов общества, определенной по данным его бухгалтерской отчетности на последнюю отчетную дату, за исключением сделок, совершаемых в процессе обычной хозяйственной деятельности общества.

Согласно разъяснению, содержащемуся в абзаце 5 пункта 30 Постановления Пленума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об акционерных обществах» к сделкам, совершаемым в процессе обычной хозяйственной деятельности, могут относиться, в частности, сделки по приобретению обществом сырья и материалов, необходимых для осуществления производственно-хозяйственной деятельности, реализации готовой продукции, получению кредитов для оплаты текущих операций. Для отнесения сделки к категории совершаемой в процессе обычной хозяйственной деятельности необходимо учитывать цели и виды деятельности общества, закрепленные в его уставе.

Оспариваемая сделка представляет собой договор на проведение переработки и интерпретации сейсмических материалов по геологическому участку. Стоимость работ по договору составляет 5 150 тыс. руб., тогда как стоимость балансовых активов закрытого акционерного общества на последнюю отчетную дату составляла 5 891 тыс. руб., соответственно цена сделки превысила 87 процентов балансовой стоимости активов общества.

В то же время уставом закрытого акционерного общества в качестве основных видов деятельности, среди прочего, определены разведка и разработка нефтяных и газовых месторождений. Проведение переработки и интерпретации сейсмических материалов является необходимым этапом, предшествующим разработке нефтяных и газовых месторождений.

Заключенный ответчиками договор непосредственным образом связан с основной уставной деятельностью закрытого акционерного общества, в связи с чем суд признал его заключенным в процессе обычных хозяйственных операций общества и в удовлетворении требований о признании сделки недействительной отказал.

6.3. Срок исковой давности для признания недействительной оспоримой сделки начинает течь с момента, когда истец узнал, или должен был узнать об обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

Ф., являющееся участником общества с ограниченной ответственностью, обратилось с иском о признании недействительным договора купли-продажи недвижимого имущества, заключенного между обществом с ограниченной ответственностью (продавцом по сделке) и другим обществом (покупателем по сделке) и применении последствий недействительности сделки, как совершенной с нарушением требований об одобрении крупной сделки.

Решением суда в удовлетворении заявленных требований отказано в связи с применением норм о пропуске срока исковой давности.

В силу пункта 5 статьи 46 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» крупная сделка, совершенная с нарушением требований, предусмотренных данной статьей, является оспоримой сделкой.

В соответствии с пунктом 2 статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации, иск о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности может быть предъявлен в течение одного года со дня, когда истец узнал или должен был узнать об обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

Конструкция статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации предполагает, что срок исковой давности начинает течь для истца не только с момента, когда он фактически узнал о совершенной сделке и обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной, но и с момента, когда он должен был узнать об этих обстоятельствах.

Согласно пункту 1 статьи 8 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» истец вправе участвовать в управлении делами общества в порядке, установленном настоящим Законом и учредительными документами общества, получать информацию о деятельности общества и знакомиться с его бухгалтерскими книгами и иной документацией в установленном его учредительными документами порядке.

Статьей 34 названного Закона предусмотрено, что общее собрание участников общества проводится в сроки, определенные уставом общества, но не реже чем один раз в год.

Согласно подпункта 6 пункта 2 статьи 33 названного закона на рассмотрение ежегодного собрания обязательно должны быть представлены для утверждения годовые отчеты и годовые бухгалтерские балансы.

Суд оценил требования статей 33 и 34 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» как возможность и обязанность участника общества в получении информации о совершенных обществом сделках в течение отчетного периода.

Из материалов дела следовало, что по итогам года, в котором в котором обществом была совершена спорная сделка, проводилось общее собрание участников общества, на котором присутствовал и истец, были утверждены годовой отчет о деятельности общества и годовой бухгалтерский баланс.

Таким образом, с момента проведения годового общего собрания участников общества истец мог и должен был знать об обстоятельствах, положенных им в основу исковых требований по делу.

На момент предъявления им иска о признании оспоримой сделки недействительной годичный срок исковой давности, установленный пунктом 2 статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации истек и, поскольку о пропуске срока исковой давности заявлено ответчиком, суд в удовлетворении иска было отказал.

6.5. Когда в заключении договора поручительства имеется заинтересованность между поручителем и должником в основном обязательстве, то подлежит применению процедура заключения сделок с заинтересованностью.

Открытое акционерное общество, являющееся участником общества с ограниченной ответственностью (далее - ООО-1) обратилось с иском о признании недействительным договора поручительства, заключенного между ООО-1 и Сбербанком РФ.

Решением арбитражного суда исковые требования были удовлетворены, при этом суд исходил из следующего.

Из материалов следовало, что между Сбербанком РФ и обществом с ограниченной ответственностью (далее - ООО-2) был заключен кредитный договор. В обеспечение исполнения обязательств по нему между Сбербанком РФ и ООО-1 заключен договор поручительства.

Договор поручительства со стороны поручителя был подписан генеральным директором ООО-1, который на момент заключения сделки являлся членом Совета директоров ООО-2.

В соответствии со статьей 45 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» сделки, в совершении которых имеется заинтересованность, не могут совершаться обществом без согласия общего собрания участников общества.

Так, в частности член Совета директоров (наблюдательного совета) общества, лицо, осуществляющее функции единоличного исполнительного органа общества, член коллегиального исполнительного органа общества признаются заинтересованными в совершении обществом сделки в случае, если они занимают должности в органах управления юридического лица, являющегося стороной сделки.

В силу изложенного, для действительности спорной сделки необходимо было получить одобрение общего собрания участников ООО-1 на ее совершение.

Доказательств такого одобрения суду не было представлено.

В связи с этим суд правомерно расценил договор поручительства как сделку, совершенную с заинтересованностью, и признал его недействительным ввиду заключения с нарушением требований статьи 45 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью».

ГЛАВА 7. ИНЫЕ КОРПОРАТИВНЫЕ СПОРЫ

7.1. Общество с ограниченной ответственностью не может оспаривать в судебном порядке учредительный договор о создании общества, а также решения, принятые общим собранием участников общества.

Общество с ограниченной ответственностью обратилось в арбитражный суд с иском к учредителям общества о признании учредительного договора недействительным в части его заключения тремя учредителями, в связи с подписанием учредительного договора от имени этих лиц неуполномоченными лицами, а также признания недействительными двух протоколов общего собрания учредителей.

Арбитражный суд в удовлетворении исковых требований отказал, сославшись на то, что истец не является участником учредительного договора и не может быть признан заинтересованным лицом, обращающимся в суд за защитой своих нарушенных прав и интересов.

Гражданский кодекс Российской Федерации не предоставляет обществу прав на предъявление исковых требований по данному основанию.

Согласно статье 4 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации заинтересованное лицо вправе обратиться в арбитражный суд за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов в порядке, установленном кодексом.

По искам об обжаловании решений общего собрания участников общества надлежащим и единственным ответчиком является само общество. Одно и то же лицо не может выступать одновременно и истцом и ответчиком по делу.

7.2. Принятие решения о внесении изменений в учредительные документы общества с ограниченной ответственностью относится к исключительной компетенции общего собрания участников общества и исключает возможность принятия такого решения судом.

Физическое лицо - гражданин Ц., являющийся участником общества с ограниченной ответственностью, обратился с иском к другому его участнику, - Комитету по управлению муниципальным имуществом, об обязании внести изменения в учредительный договор и устав общества, в связи с заключением между истцом и третьим лицом договора об уступке доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью.

Немотивированный, по мнению истца, отказ Комитета проголосовать за внесение изменений в учредительные документы стал причиной обращения Ц. в арбитражный суд с указанным иском.

Решением суда в иске отказано.

В соответствии со статьей 8 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» участники общества вправе участвовать в управлении делами общества в порядке, установленном настоящим Федеральным законом и учредительными документами общества. Данное право реализуется участниками общества путем участия в общем собрании участников общества (статья 32 указанного Закона).

В силу пункта 4 статьи 12, пункта 2 статьи 33 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» и положений устава общества вопросы внесения изменений в учредительные документы общества относятся к исключительной компетенции общего собрания его участников. Решения по вопросам о внесении изменений в учредительные документы принимаются всеми участниками общества единогласно (пункт 8 статьи 37 указанного Закона).

Исходя из общего принципа свободы воли участников гражданских правоотношений (ст. 1 Гражданского кодекса Российской Федерации) и положений Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» участник общества наделен правом свободного голосования по всем вопросам, отнесенным к компетенции собрания его участников. Решение вопросов, связанных с изменением учредительных документов общества с ограниченной ответственностью, является прерогативой общего собрания участников, выразивших свое волеизъявление.

Порядок созыва и проведения общих собраний участников общества предусмотрен статьями 35, 36, 37 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью». Таким образом, названным Законом регламентирована процедура внесения изменений в учредительные документы общества с ограниченной ответственностью и определен орган, уполномоченный рассматривать вопросы о внесении изменений в учредительные документы.

Отнесение Федеральным законом «Об обществах с ограниченной ответственностью» решения названных вопросов к исключительной компетенции общего собрания участников общества исключает возможность принятия судом решения, которое может быть принято только общим собранием участников общества в порядке, определенном Законом.

Понуждая участников общества проголосовать определенным образом, суд, тем самым, заранее предрешает исход возможного голосования, что сводит на нет право участников общества на реализацию их свободной воли. Возможность рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с обязанием общества с ограниченной ответственностью внести изменения в учредительные документы федеральными законами, в том числе и Федеральном законом «Об обществах с ограниченной ответственностью», не предусмотрена.

Кроме того, к обязательным документам, представляемым для государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы юридического лица, относится решение о внесении изменений в учредительные документы юридического лица (подпункт "б" пункта 1 статьи 17 Федерального закона от 08.08.2002 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей").

В соответствии с пунктом 1 статьи 21 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» участник общества вправе продать или иным образом уступить свою долю в уставном капитале общества без согласия на то общества или других участников общества, если иное не предусмотрено уставом общества.

Данные об участниках общества с ограниченной ответственностью, в том числе ставших таковыми в результате перехода доли, подлежат отражению в учредительных документах общества с ограниченной ответственностью.

Вместе с тем правовой статус участника общества с ограниченной ответственностью лицо приобретает с момента уведомления общества о состоявшейся уступке и, в силу прямого указания Закона, наличие у приобретателя прав и обязанностей участника общества считается установленным не только в правоотношениях, возникающих внутри общества, но и с третьими лицами, вне зависимости от того, внесены ли в учредительный договор соответствующие изменения и были ли такие изменения зарегистрированы. Таким образом, невнесение изменений в учредительный договор не нарушает законных прав соответствующего участника, что является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении требования о внесении изменений в учредительный договор.

7.3. Реализация участником своего права требовать проведения аудиторской проверки деятельности общества возможна лишь в соответствии с процедурой, установленной пунктом 2 статьи 33, статьей 48 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» которая предусматривает лишь право участника предлагать общему собранию участников общества выбранную им кандидатуру аудитора для проведения соответствующей проверки, тогда как окончательное решение названного вопроса относится к исключительной компетенции общего собрания.

Участник С. обратился в арбитражный суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью об обязании исполнительного органа общества предоставить документацию о деятельности общества за последние три года для проведения аудиторской проверки указанной истцом аудиторской фирме и заключить с данной фирмой договор, предусмотрев оплату аудиторских услуг за счет средств ответчика.

По результатам рассмотрения заявленных требований в арбитражном суде, в удовлетворении иска суд отказал по следующим основаниям.

Системное толкование абзаца второго статьи 48 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» позволяет прийти к заключению о том, что законом установлено лишь право участника предложить общему собранию участников общества выбранную им кандидатуру аудитора для проведения соответствующей проверки, тогда как решение о назначении аудиторской проверки, утверждении аудитора и определение размера оплаты его услуг находится в исключительной компетенции общего собрания (подпункт 10 пункта 2 статьи 33 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»).

Реализация участником своего права требовать проведения аудиторской проверки деятельности общества возможна лишь в соответствии с установленной названным Федеральным законом процедурой.

Правовые последствия оставления требования участника о проведении внеочередного общего собрания участников без рассмотрения либо отказа в его удовлетворении определены в пункте 4 статьи 35 названного Закона.

И.о. председателя судебной коллегии
по рассмотрению споров,
возникающих
из гражданско-правовых отношений Л.Ю. Юркина

Председатель второго
судебного состава С.В. Тугарев

Судья Д.А. Кирьянов

Помощник судьи Н.В. Ремпель

Начальник отдела анализа,
обобщения судебной практики
и информатизации О.П. Юдина

Сервис временно не доступен