Новости

18.05.2017

Уважаемые представители бизнес-сообщества Республики Коми!

Информируем вас о том, что выявлены случаи подделки документов, поданных в рамках обращения ряда организаций в арбитражные суды России с заявлениями о выдаче судебных приказов.

10.05.2017

Экскурсия в Арбитражном суде

10 мая 2017 года посетителями экскурсии в Арбитражном суде Республики Коми стали студенты 1 курса юридического факультета Коми республиканской академии государственной службы и управления.

Наши публикации

Председатель Арбитражного суда Республики Коми Сергей Войнов рассказал Taxpravo.ru о том, почему в спорных ситуациях проверяющие всегда будут доначислять налоги, насколько высок уровень правовой культуры отечественных налогоплательщиков, что произойдет в случае введения адвокатской монополии и почему все налоговые споры лучше отнести к подведомственности арбитражных судов

— Сергей Анатольевич, растет ли количество налоговых дел в вашем суде?

— Нет, количество налоговых дел за последние годы снизилось. Так, в 2008 году, налоговые споры составляли около 10 процентов от общего количества всех рассматриваемых в суде дел, в 2010 – только 5 процентов (695 дел). На мой взгляд, это связано, прежде всего, с внесением изменений в законодательство, направленных на уменьшение чрезмерной нагрузки на судей по рассмотрению этого вида споров.

Как известно, с 1 января 2006 года установлен внесудебный порядок взыскания недоимок и пеней с индивидуальных предпринимателей и внесудебный порядок взыскания незначительных штрафов. А с начала 2007 года изменениями, внесенными в Налоговый кодекс Федеральным законом от 27 июля 2006 года № 137-ФЗ, установлен внесудебный порядок взыскания налоговых санкций с индивидуальных предпринимателей и организаций на все штрафы, без ограничения суммы.

Кроме того, с 1 января 2009 года вступили в силу изменения в Налоговый кодекс (Федеральный закон от 27.07.2006 № 137-ФЗ), которые закрепляют обязанность налогоплательщика на досудебное обжалование решений налогового органа.

В результате из рассматриваемых судом дел ушли так называемые «легкие» категории споров по взысканию с предпринимателей и организаций штрафов за нарушение налогового законодательства. А вот количество дел по наиболее сложным категориям налоговых споров уменьшилось незначительно.

— Какие налоговые дела представляют наибольшую сложность?

— Это споры, предметом которых является возврат из бюджета средств, излишне взысканных налоговыми органами либо излишне уплаченных налогоплательщиками; обжалование действий или бездействия должностных лиц налоговых органов; оспаривание ненормативных актов по результатам выездных и камеральных налоговых проверок, в том числе, о возмещении налога на добавленную стоимость. Рассмотрение таких исков требует проведения оценки большого объема доказательств; дела, как правило, многотомные и многоэпизодные. В то же время по этим категориям споров взыскиваются наибольшие суммы денег.

В 2010 году налоговые споры составили почти треть от числа рассмотренных дел, возникших из административных правоотношений. Преобладали дела о взыскании с налогоплательщиков обязательных платежей и санкций (420 дел), 64 процента требований было удовлетворено, в бюджет взыскано в итоге около пять миллионов рублей. Из 14 заявлений налогоплательщиков о возврате из бюджета денежных средств, излишне взысканных налоговыми органами, удовлетворены семь заявлений на общую сумму 1,6 миллиона рублей. В пользу налогоплательщиков разрешены также два спора о возмещении налоговыми органами убытков, причиненных незаконными решениями налоговых органов или незаконными действиями или бездействием их должностных лиц, сумма возмещения по которым составила 666 тысяч рублей.

Если делать прогноз на будущее, количество налоговых споров, по перечисленным сложным категориям, в ближайшем будущем вряд ли уменьшится. Особенно если учитывать постоянные изменения налогового законодательства и политику налогового ведомства, занимающего в большинстве случаев «наступательную» позицию в отношении налогоплательщиков. В спорных ситуациях проверяющие всегда будут доначислять налоги в расчете на то, что не все налогоплательщики будут активно возражать против их действий, и часть сумм все-таки останется в бюджете.

— Как вы оцениваете работу суда?

— Коллектив суда сумел справиться с наплывом дел в период финансового кризиса в 2008–2009 годы, когда общее количество дел увеличилось в 1,3–1,6 раза. Так, если в 2007 году судом было рассмотрено в общей сложности 10,3 тысяч дел, то в 2009 году – 16 тысяч. В 2010 году число рассмотренных дел сократилось до 14 тысяч, что отражает и общероссийскую тенденцию в арбитражном судопроизводстве – число дел по сравнению с 2009 годом уменьшилось на 15,1 процента.

Следует отметить, что в последние годы увеличилась нагрузка на судей. Так, в 2008 году на одного судью у нас приходилось 50 оконченных производством дел в месяц, в 2010 году – почти 55 дел. И это притом, что рекомендуемые нормы судебной нагрузки на судью составляют не более 16 рассмотренных за месяц дел.

 Но, несмотря на такой напряженный трудовой ритм, коллектив судей Арбитражного суда Республики Коми работает на должном уровне, что подтверждается высокой стабильностью выносимых судьями судебных актов и хорошими показателями соблюдения процессуальных сроков.

В 2010 году после пересмотра дел в апелляционной инстанции были отменены судебные акты по 1,4 процента от общего количества рассмотренных дел. Притом, что в среднем по России количество отмененных (измененных) судебных актов в апелляционной инстанции составляло 2,2–3 процента.

Показатели результатов пересмотра дел в кассационной инстанции также лучше, чем в среднем по России: в 2007 году кассационной инстанцией (Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа (Нижний Новгород) были отменены или изменены только полпроцента (0,55%) от рассмотренных в суде дел, а в 2010 году этот показатель еще ниже – 0,27%. Общероссийские показатели пересмотра судебных актов арбитражными судами кассационной инстанции составляют 1,2-2,2%.

Также за последние три года значительно улучшилось соблюдение процессуальных сроков при рассмотрении арбитражных дел. Так, в 2007 году с нарушением процессуальных сроков было рассмотрено 11,3%, а в 2010 году – 1,5% дел.

Данному показателю руководство суда уделяет большое внимание, поскольку от выполнения процессуальных сроков зависит соблюдение прав участников судебных процессов, включая право на обжалование судебных актов, получение исполнения по исполнительному листу и т.п.

— Насколько, на ваш взгляд, высок уровень правовой культуры отечественных налогоплательщиков?

— Уровень правовой культуры отечественных налогоплательщиков, по моему мнению, оставляет желать лучшего. Рядовой налогоплательщик не может, да и не должен разбираться в тонкостях ведения арбитражного процесса и следить за изменениями в судебной практике, а из-за непрофессионалов, в том числе и среди адвокатов, в процессах возникает немало проблем. И здесь не решит проблему введение института адвокатской монополии на представительство в арбитражных судах, поскольку в нашем регионе, насколько мне известно, нет специализированных адвокатских образований, занимающихся представительством по налоговым и иным хозяйственным спорам. Однако, в том случае, если будет решен вопрос о введении адвокатской монополии, следует рассмотреть возможность отстаивания интересов компаний штатными юристами. Эта мера напрямую связана с повышением качества выносимых арбитражными судами решений, но только при одном условии: адвокатское сообщество в процессе должно быть представлено высококвалифицированными кадрами, и в этом случае уместно подумать над идеей аккредитации представителей при судах. В условиях специализации судопроизводства в арбитражных судах продвижение таких идей является логичным и последовательным.

— Говоря о специализации, как вы считаете, необходимо ли создание налоговых судов?

— Как я уже говорил, в последнее время наметились тенденции по снижению количества налоговых споров. Поэтому представляется более разумным передать все налоговые споры к подведомственности арбитражных судов, в том числе, с участием физических лиц, что, в свою очередь, и будет собой представлять специализированный суд по рассмотрению налоговых споров, но в рамках одной судебной ветви.

— В последнее время на разных уровнях обсуждаются меры по борьбе с фирмами-однодневками. Как вы считаете, какие меры необходимо предпринять?

— Как мне кажется, основным направлением в борьбе с фирмами-однодневками является комплексный подход к внесению изменений в действующее законодательство. В частности, изменение порядка регистрации юридических лиц, в том числе, и путем увеличения уставного капитала, а также тщательной проверки представленных на регистрацию документов. Считаю, что необходимо предоставить регистрирующему органу возможность проведения правовой экспертизы представляемых на государственную регистрацию документов, аналогично праву, имеющемуся у органов государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним. Кроме того, законодателю, на мой взгляд, следует предусмотреть ответственность учредителей, в том числе, уголовную, если фиктивное создание организации будет доказано в установленном законом порядке.

— Арбитражная система делает шаги к электронному правосудию. А пользуются ли новые технологии популярностью у заявителей?

— Общее мнение о том, что арбитражные суды лидируют в области информационных технологий сейчас еще больше подкреплено процессуальными возможностями подачи исков в электронной форме, возможностью сторон отслеживать ход судебного процесса и знакомиться с судебными актами по Интернету, участвовать в судебных заседаниях по видеоконференц-связи. Эти изменения закреплены Федеральным законом № 228-ФЗ «О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации», вступившим в силу 1 ноября 2010 года.

В нашем суде с самого начала запуска Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации системы «Электронный страж» в январе текущего года принимаются иски и заявления сторон в электронной форме, и на сегодня насчитывается с десяток «электронных дел», находящиеся в производстве арбитражного суда. Также достаточно активно используется право сторон участвовать в судебном процессе с помощью видеоконференц-связи. С ноября прошлого года таких заседаний из нашего суда было проведено более тридцати, и ходатайств об участии в судебных процессах по видеоконференц-связи, становится все больше. Стороны достаточно быстро поняли, насколько выгодно им не ездить на судебные заседания в другие арбитражные суды, затрачивая собственные средства на проезд, проживание, оплату командировочных расходов, а принимать участие в процессе по видеоконференц-связи.

— Нужно ли более широко применять упрощенную систему судопроизводства?

— Я полностью поддерживаю инициативы ВАС, направленные на снижение судебной нагрузки. Одним из путей достижения этого является процедура упрощенного судопроизводства, которая на сегодняшний день закреплена в Арбитражном процессуальном кодексе Российской Федерации (глава 29). Она используется в суде не так широко, как хотелось бы, поскольку пока предполагает получение согласия ответчика на рассмотрение дела в упрощенном порядке, а при его отсутствии – переход к судебному процессу в общем порядке, что часто не сокращает, а, напротив, удлиняет срок рассмотрения дела. Но в потенциале такая процедура позволяет минимизировать временные и трудовые затраты судьи по рассмотрению простых дел, опуская стадию предварительного судебного заседания и позволяя не вызывать в суд участников процесса, сразу рассматривая дело по существу по имеющимся доказательствам. Увеличение категорий споров, которые могут быть рассмотрены с применением упрощенной процедуры производства, должно помочь снизить судебную нагрузку.

— В прошлом году вступили в силу изменения в АПК, в частности, по случайной выборке кандидатур арбитражных заседателей. Как вы оцениваете такой порядок формирования состава суда?

— Разработчиком данного законопроекта был Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, и нам представляется, что при изменении статьи 19 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, он постарался учесть «наболевшие» для всех арбитражных судов проблемы рассмотрения споров с участием арбитражных заседателей. Ведь, помимо изменения порядка выбора арбитражных заседателей, изменены основания для рассмотрения дел с участием арбитражных заседателей – теперь ходатайство о рассмотрении дела с участием арбитражных заседателей должно быть мотивировано, содержать обоснование особой сложности дела или необходимости использования специальных знаний в сфере экономики, финансов, управления. То есть, сейчас судья может рассмотреть заявленное ходатайство с учетом указанных условий, и при их отсутствии отказать в удовлетворении ходатайства, чего раньше он сделать не мог.

Данная мера направлена на исключение случаев затягивания судебного процесса стороной, не заинтересованной в скорейшем рассмотрении дела.

 Помимо этого, важной новеллой, конечно, стало законодательное закрепление случайной выборки арбитражных заседателей, с учетом их специализации с использованием автоматизированной информационной системы или иным способом.

Введение такого порядка в нашем суде не вызвало никаких затруднений, поскольку уже давно в суде существует система автоматического распределения исков между судьями в соответствии с установленной специализацией.

На мой взгляд, использование автоматизированной информационной системы исключает влияние на формирование состава суда лиц, заинтересованных в исходе судебного разбирательства, и обеспечивает независимость и беспристрастность судей в судебном процессе.

Кроме того, полезным и нужным нововведением я считаю предусмотренную абзацем 3 части 4 статьи 19 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации возможность рассмотрения дело судьей единолично в случае неявки в судебное заседание одного или двух судебных заседателей, что также помогает избежать необоснованного затягивания судебного разбирательства.

— Сергей Анатольевич, а как повлияли на работу суда новые положения статьи 60 АПК РФ, в соответствие с которыми представителями в суде не могут быть не только судьи, следователи, прокуроры и работники аппарата суда, но и арбитражные заседатели?

— С введением в действие данной нормы в нашем суде остро встал вопрос о формировании состава арбитражных заседателей, поскольку подавляющее большинство заседателей являются юристами коммерческих компаний, которые представляют их интересы в суде, и все они подали заявления о сложении полномочий арбитражного заседателя во избежание конфликта интересов и нарушения статьи 60 АПК РФ. С такими ограничениями подбор арбитражных заседателей в арбитражные суды небольших регионов является трудной задачей.

— Какова в вашем суде практика по взысканию судебных издержек на оплату услуг представителя? Если бы налоговикам приходилось компенсировать оплату услуг представителя полностью, возможно, это стало бы сдерживающим фактором для заведомо необоснованных исков с их стороны?

— Я не считаю, что механизм взыскания судебных расходов с налогового органа может стать сдерживающим фактором для их обращения в суд. В Налоговом кодексе РФ закреплен ряд мер, направленных на разрешение конфликтных ситуаций между налоговыми органами и налогоплательщиками в досудебном порядке. По моему мнению, именно развитие института досудебного урегулирования налоговых споров способствует сокращению судебных разбирательств, а также обеспечивает повышение качества налогового администрирования.

Председатель Арбитражного суда Республики Коми Сергей Войнов рассказалTaxpravo.ruо том, почему в спорных ситуациях проверяющие всегда будут доначислять налоги, насколько высок уровень правовой культуры отечественных налогоплательщиков, что произойдет в случае введения адвокатской монополии и почему все налоговые споры лучше отнести к подведомственности арбитражных судов

— Сергей Анатольевич, растет ли количество налоговых дел в вашем суде?

— Нет, количество налоговых дел за последние годы снизилось. Так, в 2008 году, налоговые споры составляли около 10 процентов от общего количества всех рассматриваемых в суде дел, в 2010 – только 5 процентов (695 дел). На мой взгляд, это связано, прежде всего, с внесением изменений в законодательство, направленных на уменьшение чрезмерной нагрузки на судей по рассмотрению этого вида споров.

Как известно, с 1 января 2006 года установлен внесудебный порядок взыскания недоимок и пеней с индивидуальных предпринимателей и внесудебный порядок взыскания незначительных штрафов. А с начала 2007 года изменениями, внесенными в Налоговый кодекс Федеральным законом от 27 июля 2006 года № 137-ФЗ, установлен внесудебный порядок взыскания налоговых санкций с индивидуальных предпринимателей и организаций на все штрафы, без ограничения суммы.

Кроме того, с 1 января 2009 года вступили в силу изменения в Налоговый кодекс (Федеральный закон от 27.07.2006 № 137-ФЗ), которые закрепляют обязанность налогоплательщика на досудебное обжалование решений налогового органа.

В результате из рассматриваемых судом дел ушли так называемые «легкие» категории споров по взысканию с предпринимателей и организаций штрафов за нарушение налогового законодательства. А вот количество дел по наиболее сложным категориям налоговых споров уменьшилось незначительно.

— Какие налоговые дела представляют наибольшую сложность?

— Это споры, предметом которых является возврат из бюджета средств, излишне взысканных налоговыми органами либо излишне уплаченных налогоплательщиками; обжалование действий или бездействия должностных лиц налоговых органов; оспаривание ненормативных актов по результатам выездных и камеральных налоговых проверок, в том числе, о возмещении налога на добавленную стоимость. Рассмотрение таких исков требует проведения оценки большого объема доказательств; дела, как правило, многотомные и многоэпизодные. В то же время по этим категориям споров взыскиваются наибольшие суммы денег.

В 2010 году налоговые споры составили почти треть от числа рассмотренных дел, возникших из административных правоотношений. Преобладали дела о взыскании с налогоплательщиков обязательных платежей и санкций (420 дел), 64 процента требований было удовлетворено, в бюджет взыскано в итоге около пять миллионов рублей. Из 14 заявлений налогоплательщиков о возврате из бюджета денежных средств, излишне взысканных налоговыми органами, удовлетворены семь заявлений на общую сумму 1,6 миллиона рублей. В пользу налогоплательщиков разрешены также два спора о возмещении налоговыми органами убытков, причиненных незаконными решениями налоговых органов или незаконными действиями или бездействием их должностных лиц, сумма возмещения по которым составила 666 тысяч рублей.

Если делать прогноз на будущее, количество налоговых споров, по перечисленным сложным категориям, в ближайшем будущем вряд ли уменьшится. Особенно если учитывать постоянные изменения налогового законодательства и политику налогового ведомства, занимающего в большинстве случаев «наступательную» позицию в отношении налогоплательщиков. В спорных ситуациях проверяющие всегда будут доначислять налоги в расчете на то, что не все налогоплательщики будут активно возражать против их действий, и часть сумм все-таки останется в бюджете.

— Как вы оцениваете работу суда?

— Коллектив суда сумел справиться с наплывом дел в период финансового кризиса в 2008–2009 годы, когда общее количество дел увеличилось в 1,3–1,6 раза. Так, если в 2007 году судом было рассмотрено в общей сложности 10,3 тысяч дел, то в 2009 году – 16 тысяч. В 2010 году число рассмотренных дел сократилось до 14 тысяч, что отражает и общероссийскую тенденцию в арбитражном судопроизводстве – число дел по сравнению с 2009 годом уменьшилось на 15,1 процента.

Следует отметить, что в последние годы увеличилась нагрузка на судей. Так, в 2008 году на одного судью у нас приходилось 50 оконченных производством дел в месяц, в 2010 году – почти 55 дел. И это притом, что рекомендуемые нормы судебной нагрузки на судью составляют не более 16 рассмотренных за месяц дел.

Но, несмотря на такой напряженный трудовой ритм, коллектив судей Арбитражного суда Республики Коми работает на должном уровне, что подтверждается высокой стабильностью выносимых судьями судебных актов и хорошими показателями соблюдения процессуальных сроков.

В 2010 году после пересмотра дел в апелляционной инстанции были отменены судебные акты по 1,4 процента от общего количества рассмотренных дел. Притом, что в среднем по России количество отмененных (измененных) судебных актов в апелляционной инстанции составляло 2,2–3 процента.

Показатели результатов пересмотра дел в кассационной инстанции также лучше, чем в среднем по России: в 2007 году кассационной инстанцией (Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа (Нижний Новгород) были отменены или изменены только полпроцента (0,55%) от рассмотренных в суде дел, а в 2010 году этот показатель еще ниже – 0,27%. Общероссийские показатели пересмотра судебных актов арбитражными судами кассационной инстанции составляют 1,2-2,2%.

Также за последние три года значительно улучшилось соблюдение процессуальных сроков при рассмотрении арбитражных дел. Так, в 2007 году с нарушением процессуальных сроков было рассмотрено 11,3%, а в 2010 году – 1,5% дел.

Данному показателю руководство суда уделяет большое внимание, поскольку от выполнения процессуальных сроков зависит соблюдение прав участников судебных процессов, включая право на обжалование судебных актов, получение исполнения по исполнительному листу и т.п.

— Насколько, на ваш взгляд, высок уровень правовой культуры отечественных налогоплательщиков?

— Уровень правовой культуры отечественных налогоплательщиков, по моему мнению, оставляет желать лучшего. Рядовой налогоплательщик не может, да и не должен разбираться в тонкостях ведения арбитражного процесса и следить за изменениями в судебной практике, а из-за непрофессионалов, в том числе и среди адвокатов, в процессах возникает немало проблем. И здесь не решит проблему введение института адвокатской монополии на представительство в арбитражных судах, поскольку в нашем регионе, насколько мне известно, нет специализированных адвокатских образований, занимающихся представительством по налоговым и иным хозяйственным спорам. Однако, в том случае, если будет решен вопрос о введении адвокатской монополии, следует рассмотреть возможность отстаивания интересов компаний штатными юристами. Эта мера напрямую связана с повышением качества выносимых арбитражными судами решений, но только при одном условии: адвокатское сообщество в процессе должно быть представлено высококвалифицированными кадрами, и в этом случае уместно подумать над идеей аккредитации представителей при судах. В условиях специализации судопроизводства в арбитражных судах продвижение таких идей является логичным и последовательным.

— Говоря о специализации, как вы считаете, необходимо ли создание налоговых судов?

— Как я уже говорил, в последнее время наметились тенденции по снижению количества налоговых споров. Поэтому представляется более разумным передать все налоговые споры к подведомственности арбитражных судов, в том числе, с участием физических лиц, что, в свою очередь, и будет собой представлять специализированный суд по рассмотрению налоговых споров, но в рамках одной судебной ветви.

— В последнее время на разных уровнях обсуждаются меры по борьбе с фирмами-однодневками. Как вы считаете, какие меры необходимо предпринять?

— Как мне кажется, основным направлением в борьбе с фирмами-однодневками является комплексный подход к внесению изменений в действующее законодательство. В частности, изменение порядка регистрации юридических лиц, в том числе, и путем увеличения уставного капитала, а также тщательной проверки представленных на регистрацию документов. Считаю, что необходимо предоставить регистрирующему органу возможность проведения правовой экспертизы представляемых на государственную регистрацию документов, аналогично праву, имеющемуся у органов государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним. Кроме того, законодателю, на мой взгляд, следует предусмотреть ответственность учредителей, в том числе, уголовную, если фиктивное создание организации будет доказано в установленном законом порядке.

— Арбитражная система делает шаги к электронному правосудию. А пользуются ли новые технологии популярностью у заявителей?

— Общее мнение о том, что арбитражные суды лидируют в области информационных технологий сейчас еще больше подкреплено процессуальными возможностями подачи исков в электронной форме, возможностью сторон отслеживать ход судебного процесса и знакомиться с судебными актами по Интернету, участвовать в судебных заседаниях по видеоконференц-связи. Эти изменения закреплены Федеральным законом № 228-ФЗ «О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации», вступившим в силу 1 ноября 2010 года.

В нашем суде с самого начала запуска Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации системы «Электронный страж» в январе текущего года принимаются иски и заявления сторон в электронной форме, и на сегодня насчитывается с десяток «электронных дел», находящиеся в производстве арбитражного суда. Также достаточно активно используется право сторон участвовать в судебном процессе с помощью видеоконференц-связи. С ноября прошлого года таких заседаний из нашего суда было проведено более тридцати, и ходатайств об участии в судебных процессах по видеоконференц-связи, становится все больше. Стороны достаточно быстро поняли, насколько выгодно им не ездить на судебные заседания в другие арбитражные суды, затрачивая собственные средства на проезд, проживание, оплату командировочных расходов, а принимать участие в процессе по видеоконференц-связи.

— Нужно ли более широко применять упрощенную систему судопроизводства?

— Я полностью поддерживаю инициативы ВАС, направленные на снижение судебной нагрузки. Одним из путей достижения этого является процедура упрощенного судопроизводства, которая на сегодняшний день закреплена в Арбитражном процессуальном кодексе Российской Федерации (глава 29). Она используется в суде не так широко, как хотелось бы, поскольку пока предполагает получение согласия ответчика на рассмотрение дела в упрощенном порядке, а при его отсутствии – переход к судебному процессу в общем порядке, что часто не сокращает, а, напротив, удлиняет срок рассмотрения дела. Но в потенциале такая процедура позволяет минимизировать временные и трудовые затраты судьи по рассмотрению простых дел, опуская стадию предварительного судебного заседания и позволяя не вызывать в суд участников процесса, сразу рассматривая дело по существу по имеющимся доказательствам. Увеличение категорий споров, которые могут быть рассмотрены с применением упрощенной процедуры производства, должно помочь снизить судебную нагрузку.

— В прошлом году вступили в силу изменения в АПК, в частности, по случайной выборке кандидатур арбитражных заседателей. Как вы оцениваете такой порядок формирования состава суда?

— Разработчиком данного законопроекта был Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, и нам представляется, что при изменении статьи 19 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, он постарался учесть «наболевшие» для всех арбитражных судов проблемы рассмотрения споров с участием арбитражных заседателей. Ведь, помимо изменения порядка выбора арбитражных заседателей, изменены основания для рассмотрения дел с участием арбитражных заседателей – теперь ходатайство о рассмотрении дела с участием арбитражных заседателей должно быть мотивировано, содержать обоснование особой сложности дела или необходимости использования специальных знаний в сфере экономики, финансов, управления. То есть, сейчас судья может рассмотреть заявленное ходатайство с учетом указанных условий, и при их отсутствии отказать в удовлетворении ходатайства, чего раньше он сделать не мог.

Данная мера направлена на исключение случаев затягивания судебного процесса стороной, не заинтересованной в скорейшем рассмотрении дела.

Помимо этого, важной новеллой, конечно, стало законодательное закрепление случайной выборки арбитражных заседателей, с учетом их специализации с использованием автоматизированной информационной системы или иным способом.

Введение такого порядка в нашем суде не вызвало никаких затруднений, поскольку уже давно в суде существует система автоматического распределения исков между судьями в соответствии с установленной специализацией.

На мой взгляд, использование автоматизированной информационной системы исключает влияние на формирование состава суда лиц, заинтересованных в исходе судебного разбирательства, и обеспечивает независимость и беспристрастность судей в судебном процессе.

Кроме того, полезным и нужным нововведением я считаю предусмотренную абзацем 3 части 4 статьи 19 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации возможность рассмотрения дело судьей единолично в случае неявки в судебное заседание одного или двух судебных заседателей, что также помогает избежать необоснованного затягивания судебного разбирательства.

— Сергей Анатольевич, а как повлияли на работу суда новые положения статьи 60 АПК РФ, в соответствие с которыми представителями в суде не могут быть не только судьи, следователи, прокуроры и работники аппарата суда, но и арбитражные заседатели?

— С введением в действие данной нормы в нашем суде остро встал вопрос о формировании состава арбитражных заседателей, поскольку подавляющее большинство заседателей являются юристами коммерческих компаний, которые представляют их интересы в суде, и все они подали заявления о сложении полномочий арбитражного заседателя во избежание конфликта интересов и нарушения статьи 60 АПК РФ. С такими ограничениями подбор арбитражных заседателей в арбитражные суды небольших регионов является трудной задачей.

— Какова в вашем суде практика по взысканию судебных издержек на оплату услуг представителя? Если бы налоговикам приходилось компенсировать оплату услуг представителя полностью, возможно, это стало бы сдерживающим фактором для заведомо необоснованных исков с их стороны?

— Я не считаю, что механизм взыскания судебных расходов с налогового органа может стать сдерживающим фактором для их обращения в суд. В Налоговом кодексе РФ закреплен ряд мер, направленных на разрешение конфликтных ситуаций между налоговыми органами и налогоплательщиками в досудебном порядке. По моему мнению, именно развитие института досудебного урегулирования налоговых споров способствует сокращению судебных разбирательств, а также обеспечивает повышение качества налогового администрирования.

В Арбитражном суде Республики Коми в 2010 году было рассмотрено около десяти заявлений о взыскании с налогового органа судебных издержек в рамках налоговых споров, все эти заявления налогоплательщиков были удовлетворены полностью либо частично, при этом налогоплательщики заявляли судебные расходы в размере от 5 тысяч до 2 миллионов рублей. Как известно, в таких случаях суд принимает решение, исходя из разумности предъявленных налоговому органу судебных расходов.

В то же время, налоговые органы стали активнее пользоваться своим правом на взыскание судебных издержек с проигравших налогоплательщиков, поскольку в суде налоговый орган — равноправный участник судебного разбирательства, наделенный процессуальными правами и обязанностями в соответствии с законодательством.

— Давайте затронем тему правомерности проведения повторных выездных проверок при наличии решения суда, признавшего недействительным постановление инспекции по «первичной» проверке. Почему это решение КС было воспринято арбитражными судьями неоднозначно?

— В постановлении Конституционного суда № 5-П от 2009 года говорится о том, что вышестоящий налоговый орган не вправе по результатам повторной проверки выносить решение, изменяющее права и обязанности налогоплательщика, если они до этого были определены в судебном акте. То есть, налоговый орган имеет право проводить повторные выездные проверки. Но Конституционный суд своим постановлением ограничивает возможность переоценки налоговиками тех обстоятельств, которые ранее уже получили оценку в суде. Поскольку судебный акт не может быть отвергнут никаким налоговым органом, в том числе вышестоящим.

Неоднозначность восприятия арбитражными судьями данного постановления заключается в следующем. Допустим, вышестоящий налоговый орган назначил выездную налоговую проверку по тем же налогам за тот же период тому же налогоплательщику. Такое в принципе возможно, поскольку Налоговый кодекс содержит закрытый перечень случаев, когда налоговые службы вправе провести повторную выездную проверку. Оспаривать решение о проведении повторной выездной проверки, не зная ее результатов, некоторые арбитражные судьи считают преждевременным, поскольку на данном этапе налогоплательщику неизвестно, направлено ли решение налогового органа на преодоление судебного акта, вынесенного ранее по тем же обстоятельствам. Возможно, что для единообразного применения правовой нормы, регламентирующей порядок проведения повторных выездных проверок, потребуется определение судебной практики Высшего Арбитражного суда Российской Федерации, возможно, путем пересмотра конкретного дела в порядке надзора.

Сервис временно не доступен